Белорусский вопрос толкает Путина к переменам

Белорусский вопрос толкает Путина к переменам

Политика 21 мая Сергей Аксёнов

Центризбирком Белоруссии зарегистрировал инициативную группу по выдвижению Александра Лукашенко кандидатом в президенты на выборах 9 августа. Также зарегистрированы инициативные группы его будущих соперников с малоговорящими россиянам фамилиями. Сторонникам самого известного прозападного оппозиционера Николая Статкевича избирком отказал. Если Лукашенко победит, он будет править Белоруссией шестой срок подряд.

– Это будут самые скучные выборы за все годы, – сказал «Октагону» политолог Дмитрий Болкунец. – Они не будут отражать реальный выбор белорусского народа. Тот факт, что избирательная кампания пройдёт в условиях пандемии, отразится на тех, кто будет собирать подписи. В итоге всех, кого надо, вычеркнут. Останется Лукашенко и три-четыре кандидата, которые помогут ему получить нужный процент. Президенту «нарисуют» процентов 80. Хотя реальный его рейтинг не более 12–15 процентов.

На шестом сроке президентства это нормально, продолжил эксперт: выборов в Белоруссии нет с момента изменения конституции в 1996 году, когда был нарушен баланс ветвей власти.

«10 августа, победив, Лукашенко станет триумфатором и единственным в мире политиком, который в состоянии публично унижать Кремль, что он и делает в последние месяцы и годы, получая взамен признание и финансирование. Российская власть сможет сохранить лицо, только не признав белорусские выборы».

Дмитрий Болкунец | политолог Дмитрий Болкунец
политолог

– Лукашенко тут всех достал, – рассказал «Октагону» постоянно живущий в Минске IT-специалист из России Сергей. – Кажется, его не любит уже никто. Разве что в колхозах, где его считают «своим», и то не факт. Молодёжь считает, что он засиделся, последний диктатор Европы и тому подобное. Но, думаю, Лукашенко всё равно переизберётся.

Погружённая в политику молодёжь делает ставку на главу МИД Белоруссии, автора многовекторного курса и диалога с ЕС и США Владимира Макея. Он на выборы не идёт. Так что почти наверняка России и Владимиру Путину лично и впредь придётся иметь дело с действующим главой Белоруссии.

Великая нефтегазовая война

Споры между РФ и РБ фактически велись вокруг цены, которую готова платить Москва за стратегический нейтралитет Минска. Уникальное географическое положение страны дало Лукашенко громадные козыри. НАТО под Смоленском – слишком большая угроза, чтобы с этим шутить, рассуждали в Москве и предпочитали платить отступные в виде скидок на нефть. Она затем превращалась на белорусских НПЗ в бензин и экспортировалась в Европу, давая до половины валютных доходов бюджета. Союзное государство служило этой схеме декорацией.

Последний раунд этой борьбы Россией, увы, проигран. Если зимой жёсткий отказ дотировать Белоруссию без подписания ею дорожных карт интеграции выглядел как победа, то уже к апрелю Минску сделали гигантскую скидку, да ещё и компенсировали убытки. Лукашенко помогла конъюнктура – обвальное падение цен на нефть. В результате Белоруссия «согласилась» покупать российскую нефть по цене 4 доллара за баррель. Звучит унизительно, но что поделать.

В нефтегазовых вопросах Лукашенко ведёт себя как политик, а не торговец, не брезгуя никакими методами, если они ведут прямо к цели.

При этом в Минске сделали выводы на будущее, решив впредь не менее 60 процентов поставок получать не из России, отмечает Stratfor. И стали искать альтернативные пути поставок углеводородов. Среди найденных – Норвегия, Азербайджан и Саудовская Аравия. К ним пообещали присоединиться ещё и США, о чём торжественно объявил Майкл Помпео. Однако в США кризис «сланца», и ждать американскую нефть придётся долго.

Одолев Россию в нефтяном противостоянии, Лукашенко явно вдохновился и принялся за газ. На днях он возмутился, что Германия в год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне платит за российский газ меньше Белоруссии. «Германии продают природный газ до 70 долларов, как у меня информация (там по-разному было), но никак не 127 долларов, как для Беларуси», – заявил Лукашенко на встрече со своим премьером Сергеем Румасом. Сможет ли белорусская сторона «прогнуть» Россию и в этом вопросе? Ответ: скорее всего, да.

Белоруссию мир теперь знает как страну-COVID-диссидента. 9 Мая в Минске состоялся и парад, и концерт, и салют в честь Дня Победы. Даже Москва не позволила себе такой смелый шаг.Белоруссию мир теперь знает как страну-COVID-диссидента. 9 Мая в Минске состоялся и парад, и концерт, и салют в честь Дня Победы. Даже Москва не позволила себе такой смелый шаг.Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Апелляция к юбилею Победы с его стороны – сильный ход. После того как в Минске 9 мая, несмотря ни на что, прошёл военный парад (отменённый в Москве из-за эпидемии), Белоруссия стала на некоторое время «правопреемницей» Победы, отобрав этот неформальный титул у России. Многие люди за это аплодируют Батьке.

Сами с усами

Локальные политические победы придают уверенность Лукашенко, и он не стесняется кое-где вести себя экстравагантно, на грани. Как, например, в вопросе выбора тактики борьбы с коронавирусом, заполонившим мировую новостную повестку. Белоруссию, как и Швецию, теперь знают в мире как страну-COVID-диссидента. И чем дольше в остальных странах длится карантин, тем меньше желающих её осуждать. Местные называют избранную в РБ тактику борьбы с заразой полушведской моделью.

Отдельного внимания заслуживает позиция РБ по конфликту на Украине. Белорусы в целом считают, что украинцы неправы и зря затеяли всё в Донбассе. Но и Россия зря туда влезла. Ранее Путин призывал не ставить Лукашенко в неловкое положение в связи с его позицией по Крыму, так как Белоруссия – независимое государство. Минску такое положение, конечно, выгодно. Но каково это терпеть Москве? Союзник называется.

Политическое доминирование Лукашенко проявилось в истории с российскими послами в Минске. Нынешний посол Дмитрий Мезенцев в истории с выдворенными журналистами Первого канала занял пробелорусскую позицию, утверждая, что пресса-де обязана работать на сближение народов, а не разжигать. Если нет сил защитить соотечественников, можно было и промолчать. До него похожим поведением отличался посол Александр Суриков.

Мезенцев в истории с журналистами Первого канала занял пробелорусскую позицию: по его мнению, задача прессы − сближать народы, а не разжигать конфликт.Мезенцев в истории с журналистами Первого канала занял пробелорусскую позицию: по его мнению, задача прессы − сближать народы, а не разжигать конфликт.Фото: Наталия Федосенко/ТАСС

Единственным полноценным дипломатическим представителем России, жёстко отстаивающим наши интересы, короткое время был Михаил Бабич. Он провёл полную ревизию эффективности контактов и контрактов и, кажется, вывел из себя этой своей активностью Лукашенко. Тот, как сообщал обычно информированный в белорусских делах телеграм-канал «Бульба престолов», настоял на отзыве Бабича под обещание всё-таки подписать дорожные карты интеграции. Путин поверил, и Бабича отозвали.

У России, к сожалению, не хватает ресурсов, чтобы переломить, наконец, ситуацию с интеграцией Белоруссии. Двадцать лет – достаточный срок, чтобы в этом убедиться.

После украинского кризиса в стране проводится «ползучая белорусизация», заключающаяся в первую очередь в замене русского языка местной мовой.

На Западе заметили новый тренд. Призывы помочь Белоруссии отстоять свой суверенитет от России раздаются в Германии. Первый шаг уже сделан. Берлин и Минск договорились о деятельности стратегической консультационной группы, задача которой заключается в разработке целей для отношений обеих стран. Всё развивается по той же схеме, что и на Украине. Уже и безвизом поманили. В день выдвижения кандидатуры Лукашенко Европарламент одобрил соглашение об упрощении визового режима между ЕС и Белоруссией. Пока незначительное, но сигнал подан.

Визит канцлера Австрии Себастьяна Курца в Белоруссию.Визит канцлера Австрии Себастьяна Курца в Белоруссию.Фото: TATYANA ZENKOVICH/EPA/TASS

Кажется, единственный способ преодолеть скепсис белорусов – в изменении нашей собственной страны. В том, чтобы преодолеть неблаговидную репутацию в глазах белорусов, которой мы обязаны вороватости и бездушности некоторых чиновников, жадности бизнеса. Не для них изменить – для себя. И уже тогда с новым реноме возобновить разговор о сближении с соседями. Тем более что коренное изменение подходов к распределению общественного богатства как никогда востребовано российским обществом. Вопрос «где деньги?» становится ключевым вопросом наступившего десятилетия. Это очень наглядно показала пандемия.

Кажется, это единственный бесспорный политический ресурс Владимира Путина. Именно новой социальной политики ждут от него россияне. Если получится, будет и поддержка народа на выборах, и уважение народов-соседей, и новое качество интеграции с ними. В том числе и с Белоруссией.