Россия проверит штатную работу Китая

Россия проверит штатную работу Китая

Мир 15 марта Павел Сибирцев

После, пожалуй, самых драматичных выборов власть в Соединённых Штатах оказалась в руках Джозефа Байдена и стоящей за его спиной администрации Камалы Харрис, и мир теперь думает, как взаимодействовать с новыми хозяевами Белого дома. Выстраивают диалог и назначенные главными противниками Вашингтона Москва и Пекин – с оглядкой друг на друга, пока не соревнуясь, но уже сравнивая. Ситуация будто откатилась на 70 лет назад, к началу корейской войны. Но теперь, с одной стороны, работает ядерное сдерживание, с другой – отличается мотивация России и Китая.

Если сталинский СССР и маоистский Китай строили социализм и тем самым объективно противостояли капиталистическом Западу, то теперь интересы российских элит тесно связаны с Евросоюзом, а для Китая США являются важнейшим экономическим партнёром. Российские и китайские лидеры дружат между собой, но экономические связи пробуксовывают, а их усиление тут же вызывает призрак «китайской угрозы». Но и американское давление не ослабевает и продолжает толкать Россию и Китай навстречу друг другу.

Судя по маршрутам поездок российских и китайских дипломатов, процесс выстраивания межстрановых отношений вошёл в активную фазу.

Китай и Россия ведут счёт

18–19 марта в город Анкоридж (Аляска) по приглашению Соединённых Штатов прибудут министр иностранных дел КНР Ван И и член политбюро ЦК КПК Ян Цзечи. Последний ранее возглавлял МИД КНР и работал послом Китая в США. Ян – один из наиболее опытных переговорщиков на американском направлении, в частности он работал над разрешением ситуации после столкновения китайского истребителя с американским самолётом-разведчиком в 2001 году. Американскую сторону на переговорах представят госсекретарь Энтони Блинкен и советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан.

Вместе с тем, как стало известно «Октагону», готовится визит в Китай министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Поездка может состояться после китайско-американской встречи, 22–23 марта. Главе МИД РФ предстоит не только провести переговоры с китайскими коллегами, но и прозондировать состояние китайско-американских отношений.

Источники издания уверяют: в Кремле озабочены тем, что между администрацией Байдена и властями КНР на разных площадках происходит взаимодействие, направленное на достижение политических и экономических договорённостей. Притом что официально США и Китай сохраняют вооружённый нейтралитет, в кулуарах говорят о подготовке встречи Байдена и Си Цзиньпина. На этом фоне в российско-американских отношениях позитивных сигналов куда меньше.

Джо Байден провёл телефонный разговор с председателем КНР в ночь на четверг, 11 февраля.Джо Байден провёл телефонный разговор с председателем КНР в ночь на четверг, 11 февраля.Фото: Damian Dovarganes/AP/TASS (архив)

Кремлю удалось достичь с Белым домом весьма важного соглашения о продлении срока действия договора СНВ-3 без изменений или дополнений ещё на пять лет – до 2026 года. Решение гарантирует необходимый уровень предсказуемости и транспарентности в сфере наступательных вооружений между двумя крупнейшими ядерными державами. Большой успех заключается уже в том, что не повторилась ситуация 2019 года, когда США в одностороннем порядке вышли из договора о ликвидации ракет меньшей и средней дальности. Однако после подписания договора со стороны Байдена нет сигналов о дальнейших контактах с Москвой.

С председателем КНР Си Цзиньпином Джо Байден провёл переговоры перед китайским Новым годом. То есть, в отличие от Дональда Трампа, не заставил себя долго ждать. Согласно открытой информации, Си Цзиньпин упомянул о том, что потепление в китайско-американских отношениях стало важным событием за последние полвека. По его мнению, дальнейшее сотрудничество пойдёт на пользу всем, а конфронтация станет губительной. Китай и Соединённые Штаты должны восстановить различные механизмы диалога, чтобы точно понимать политические намерения друг друга и избегать недоразумений и ошибочных суждений. Экономические, финансовые, правоохранительные, военные и другие ведомства двух стран также могут иметь больше контактов.

А поговорить есть о чём: Белый дом всё активнее поддерживает Тайвань, а происходящее в Синьцзяне называет «геноцидом уйгуров», а это уже открытое вмешательство в вопросы территорий, которые КНР считает своими. В случае с Крымом США ещё могут делать вид, что не согласны с итогами или процедурой референдума 2014 года, но Синьцзян в Вашингтоне официально считают территорией Китая, соглашения по статусу Тайваня удалось добиться уже в конце 70-х годов. То есть в Белом доме не отрицают легитимность присоединения новой территории, а в одностороннем порядке пересматривают давно сложившийся консенсус.

Выбор между партнёрством и конкуренцией

Востоковед, доктор исторических наук Алексей Маслов считает, что действия США могут стать ещё жёстче.

– Если всё-таки трамповская критика содержала очень большой пиар-элемент, то администрация Байдена продолжит давление на Китай по экономическим и, самое главное, высокотехнологическим направлениям – не будет пускать китайские технологии в мир. Кроме того, она всячески будет вбивать клин между Россией и Китаем, чтобы не состоялось никакого взаимодействия на почве стратегического партнёрства, например, в военной области. И чтобы не было договорённостей, например, по коллективной безопасности в Азии. Также США сейчас будут взаимодействовать с некоторыми странами – с Индией, с государствами Юго-Восточной Азии – для того, чтобы создать контур отторжения от Китая и от России, – говорит Маслов.

Он предполагает, что будет продолжаться давление как на систему юаня, так и на систему рубля.

Минобороны КНР заявило, что не будет заключать военный союз ни с одной из стран, включая Россию.Минобороны КНР заявило, что не будет заключать военный союз ни с одной из стран, включая Россию.Фото: Andy Wong/AP/TASS

На этом фоне неожиданным ньюсмейкером стало минобороны КНР. Там высказались о сотрудничестве с США – в том же ключе, что и Си Цзиньпин. России было уделено гораздо больше внимания: китайские военные заявили о готовности осуществлять консенсус, достигнутый лидерами двух стран, а также углублять контакты на высоком уровне, стратегическое сотрудничество в сфере совместных военных учений и в военно-технической области. Однако КНР не будет заключать военный союз ни с одной из стран, включая Россию.

С одной стороны, без формального союза даже удобнее – не нужно определять, кто в нём старший, а кто младший партнёр. С другой – кроме «китайской угрозы» или опасения стать «младшим братом Пекина», в Москве явно не сбрасывают со счетов возможность создания «Большой двойки» – союза Китая и Соединённых Штатов. Впрочем, сенатор Алексей Пушков назвал этот формат неосуществимым. По его мнению, идея, которую в плане чисто теоретическом время от времени обсуждали несколько лет назад, сейчас сошла на нет и всплывает разве что в некоторых телеграм-каналах.

Но смог же в самый разгар «культурной революции» состояться визит Генри Киссинджера в Китай, с которого и началось постепенное сближение двух стран. В июле грядёт полувековой юбилей этого события, и, возможно, дипломаты КНР и США смогут в какой-то степени повторить успех прошлых лет.

7 марта, отвечая на вопросы иностранных журналистов, несколько важных заявлений сделал министр иностранных дел КНР Ван И. В отношении России звучали обнадёживающие, но стандартные фразы о создании модели стратегического взаимного доверия и взаимовыгодного сотрудничества. А применительно к США Ван И провозгласил принцип «прощаемся со старым, приветствуем новое» – Китай готов к конкуренции с Соединёнными Штатами, но эта конкуренция должна быть справедливой. Таким образом, в Пекине, очевидно, услышали заявления американских политиков, считающих Китай «врагом номер один», и сменили риторику. Теперь КНР больше не партнёр, а конкурент США. Но и к окончательному разладу там пока не готовы.

Алексей Маслов отмечает, что Китай ведёт довольно гибкую политику и ему на самом деле очень не хочется ругаться с США. Причина в важности американского рынка – товарного и финансового. Китай живёт длинными циклами, потому считает: сегодня – Байден, завтра – кто-то другой, но ворота для переговоров всегда должны оставаться открытыми.

Несмотря на дружелюбную риторику Пекина, там к заокеанскому партнёру всё же относятся с большой настороженностью. Издание Global Times напоминает, что политика санкций никуда не делась. Кроме того, стало известно о планах Соединённых Штатов по модернизации совместной с Канадой сети обороны в Арктике. Вдобавок уже при Байдене, 9 февраля, Америка впервые перебросила бомбардировщики B-1 в Норвегию. «США хотят оставаться доминирующей военной державой и не пожалеют усилий, чтобы помешать другим странам бросить вызов их руководству. Ожидается, что администрация Байдена активизирует попытки сохранить свои позиции, включая увеличение военного присутствия, проведение дополнительных военных учений и развёртывание новых атомных подводных лодок в регионе» – считает военный аналитик Чжан Цзюньшэ.

«Нет возможности вмешаться»

Важно, что и в самих США, похоже, не знают, что и почему следует делать на российском и китайском направлениях. По мнению научного сотрудника Института исследований войны и мира Арнольда А. Зальцмана при Колумбийском университете Ричарда Ханании, реальная угроза, которую Китай представляет для Соединённых Штатов, не военная или геополитическая, а идеологическая. Успехи КНР оказывают влияние на рациональность американского политического истеблишмента и существование американской национальной мощи.

За последние 30 лет темпы экономического роста Поднебесной никогда не были беспрецедентными в современной истории для других стран мира. С 1990 по 2019 год ВВП Китая на душу населения увеличился в 32 раза. Для сравнения: в 1980 году ВВП Советского Союза составлял всего 40 процентов от ВВП Соединённых Штатов, и при этом кривая тенденции роста двух стран всё время двигалась в направлении, выгодном для Запада.

Торговля с КНР позволяет США поддерживать низкие цены.Торговля с КНР позволяет США поддерживать низкие цены.Фото: Etienne Laurent/EPA/TASS

Более того, экономический рост Китая был напрямую выгоден американским потребителям. Торговля с КНР, бесспорно, позволяет поддерживать низкие цены в США.

Между двумя государствами нет территориальных споров – их разделяет Тихий океан. Однако при разногласиях между Пекином и его соседями Штаты всё ещё надеются сохранить «территориальную целостность» союзников и партнёров. Байден, вероятно, примет политику охраны островов Японии в отношении островов Сенкаку (или, по-китайски, Дяоюйдао) – архипелага, состоящего из нескольких необитаемых островов и рифов. КНР считает их своими, а Соединённые Штаты признают принадлежность архипелага Японии, но готовы ли они ради этого ввязаться в ядерную войну?

Хотя территориальные претензии Китая вызвали определённые споры в международном сообществе, по сравнению с другими крупными державами (особенно с США) его действия по-прежнему очень сдержанны. Сами Штаты в начале своей истории объявили всё Западное полушарие закрытым для стран Европы. С тех пор под руководством Соединённых Штатов низложены правительства многих государств, казнены их лидеры, на многие страны наложены экономические санкции. Китай с 1979 года ни разу не вёл войн на чужой территории, а США – почти каждый год.

«Американским лидерам больше не следует беспокоиться о том, станет ли Китай сильнее. Это обязательно произойдёт. Американские лидеры больше не должны беспокоиться о процессе демократизации Китая и о том, какую систему принимают китайцы. У Соединённых Штатов нет возможности вмешиваться, и этот вопрос не имеет ничего общего с собственной национальной безопасностью США».

Ричард Ханания | научный сотрудник Института исследований войны и мира Арнольда А. Зальцмана Ричард Ханания
научный сотрудник Института исследований войны и мира Арнольда А. Зальцмана

Что касается России, по крайней мере нам удалось достичь баланса интересов с Китаем. Другое дело, что находиться под зонтиком США или под зонтиком Китая для РФ одинаково неприемлемо, поскольку есть собственные национально-экономические и политические интересы. Поэтому весьма актуальной становится выработка собственного глобального видения.

– Мы знаем глобальную политику США, Китай сейчас своё глобальное видение формулирует. А вот российское глобальное видение отсутствует. Мы знаем, есть региональное видение – например, в области Евразии или тем более в области внутренней политики. А вот глобального видения, какой мир строит Россия и какие меры предлагает к его реконструкции, мы пока не имеем, – подчеркнул Алексей Маслов.