Технология ЭКМО спасает тех, у кого раньше не было шансов

Технология ЭКМО спасает тех, у кого раньше не было шансов

Истории 07 апреля Михаил Белый

Эпидемия коронавируса, накрывшая мир, опасна прежде всего тяжёлыми осложнениями. В отдельных случаях (особенно это касается пожилых людей) развивается дыхательная недостаточность. Это чревато полным отказом лёгочной системы. Китайским медикам удалось значительно снизить смертность от коронавируса благодаря использованию аппаратов экстракорпоральной оксигенации (ЭКМО). Этими аппаратами завалили Ухань, но в России технология – скорее редкость. Аппараты ЭКМО в стране можно пересчитать по пальцам, как и медиков, способных их применять. 

Аппараты ЭКМО наряду с ИВЛ закупают российские регионы, правда, в куда более скромных масштабах. Есть такие и в клинике в Коммунарке. По данным опросов клиник Европы, которые приводит Российское общество специалистов ЭКМО, на 3 апреля 362 больных коронавирусом подключали к аппаратам экстракорпоральной мембранной оксигенации. В России на ту же дату ЭКМО использовались дважды.

Есть ли у россиян шанс на спасение в условиях стремительно развивающейся пандемии и почему чиновники не спешат развивать перспективную отрасль – об этом «Октагон» беседует с главным анестезиологом-реаниматологом МЧС России, кандидатом медицинских наук Даниилом Шелухиным.

 Достаточно ли в России аппаратов ЭКМО для такой кризисной ситуации, как эпидемия коронавируса?

– Дефицита аппаратов экстракорпоральной оксигенации в стране нет. Насколько я знаю, 130–150 аппаратов в России есть. Я бы определил потребность: один аппарат на 200 тысяч человек. То есть на территорию с населением в 1,5 миллиона человек их нужно порядка четырёх-пяти, ведь массово транспортировать больных на большие расстояния, конечно, не получится.

Монитор с кардиограммой для баллонной контрпульсации и ЭКМОМонитор с кардиограммой для баллонной контрпульсации и ЭКМОФото: Beerkoff/Фотобанк Лори

ЭКМО – лишь одна из технологий, применяющихся для лечения тяжелобольных. Не факт, что именно она потребуется заразившимся коронавирусом. Многое зависит от тяжести состояния. Аппараты распределены по учреждениям разной специализации – изначально технология пришла из кардиохирургии. И именно там, а не в инфекционных больницах, куда поступают больные с коронавирусом, этих аппаратов наибольшее количество.

Следует понимать, что ЭКМО – это серьёзная инвазивная технология. Но она очень эффективная, потому как способна полностью заместить газообменную функцию лёгких. Когда уже искусственная вентиляция бессильна, подключается аппарат ЭКМО. Но если говорить о потенциальном количестве тяжёлых пациентов, которым реально нужна эта технология, я думаю, это порядка пяти-семи процентов от общего числа госпитализированных. Остальные пациенты должны поправляться и без технологии ЭКМО – например, за счёт аппаратной респираторной поддержки.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

Достаточно ли у российских врачей опыта для работы с аппаратами ЭКМО?

– Заинтересованность в технологии ЭКМО возрастает в пиковые моменты, например, при эпидемии того же гриппа, в случае осложнения которого наступает пневмония. Хотя подчёркиваю, что проблемы с лёгкими – далеко не единственное показание для применения ЭКМО.

В России есть врачи, умеющие применять эту технологию, но опыта порой недостаточно. Если бы человеку раз в год давали управлять машиной, то как скоро он бы стал хорошим водителем? Скорее всего, никогда! Одной закупкой техники обойтись нельзя.

Чтобы сработала эта непростая, требующая ежеминутного врачебного участия технология, нужна команда специалистов. Помимо реаниматологов и инфекционистов, возможно, потребуются кардио-, сосудистые, торакальные хирурги. К тому же, в больнице должно быть мощное отделение переливания крови и достаточное количество расходников. Иначе аппарат рискует просто стоять и покрываться пылью.

ЭКМО начали широко применять в 2010–2012 годах, когда в мире прошла эпидемия свиного гриппа. В России отточить навыки использования ЭКМО удалось во время вирусной эпидемии гриппа в 2016 году. При правильном применении технологии выживаемость тех, у кого ранее вообще не было шансов, достигает 60 процентов и более.

 В какую сумму обходится государству применение этой непростой технологии?

– Аппараты ЭКМО дорогие, самые бюджетные обойдутся в 6–7 млн рублей, а некоторые и в 12–13 млн рублей. Серьёзные средства идут на расходные материалы, в том числе лабораторные анализы, компоненты крови, специальный мониторинг пациента в режиме реального времени. Себестоимость лечения одного заболевшего с применением технологии может достигать в среднем 1,5 млн рублей. Вопрос в том, готово ли здравоохранение нашей страны тратить такие деньги на одного пациента. ЭКМО – одна из самых дорогостоящих технологий, если не брать такие направления, как, например, трансплантация костного мозга, печени и тому подобное. На эти деньги можно прооперировать несколько людей с инфарктами или инсультами, сделать немало операций по удалению аппендикса…

 Получается, что врачам приходится выбирать, кого подключать к аппарату ЭКМО?

– Увы, больницам выделяют деньги планово на весь год, что вынуждает серьёзно думать о том, кому давать шанс. То есть если мы успешно спасли за год 10 человек благодаря ЭКМО, какое-то количество людей с другим профилем и тяжестью заболевания не получило необходимой помощи. И хотя сейчас на здравоохранение выделяются деньги, их, поверьте, очень не хватает на обеспечение современных стандартов медицины и её новых возможностей.

Из-за нехватки аппаратов ЭКМО врачам приходится принимать сложное решение о том, кого подключать, а у кого шанса не будетИз-за нехватки аппаратов ЭКМО врачам приходится принимать сложное решение о том, кого подключать, а у кого шанса не будетФото: Павел Львов/РИА Новости

Не всегда на постоянной основе закупаются те же расходные материалы, что делает оказание услуги невозможным в принципе. Так что должной поддержки новой высокой технологии – я про ЭКМО – в масштабах страны нет.

По клиническим критериям возрастной порог применения ЭКМО – 75 лет. То есть 76-летнему пациенту вправе на законных основаниях отказать в такой помощи. Хотя бывает, что у 40-летних здоровье на порядок хуже и шансов на выживание может быть даже меньше, чем у пожилого человека.

На совещании, организованном ОНФ, где собирались представители медучреждений из разных городов России, Минздрав заявил, что пока не видит оснований для расширения поддержки технологии. Правда, тогда об эпидемии речи не было, возможно, сегодняшний ажиотаж заставит вернуться к теме.