Бизнес на костях: как Крым грабят чёрные археологи

Бизнес на костях: как Крым грабят чёрные археологи

Истории 06 апреля Оксана Порицкая

Курганы, древние городища, расстрельные рвы, старинные кладбища – чёрные копатели Крыма перерывают и грабят всё. В погоне за дорогостоящими раритетами их не останавливают ни реальные уголовные сроки, ни конфискация имущества.

Бизнес на чёрной археологии в Крыму никак нельзя назвать копеечным. Из Крыма в 2012 году была вывезена и продана за 3,8 млн долларов на американском аукционе Baldwin’s редчайшая золотая монета IV века города Пантикапея. На ebay.com по запросам scythian и bosporus можно обнаружить множество ценных артефактов, найденных в Северном Причерноморье и на Керченском полуострове, цена которых стартует от нескольких тысяч долларов.

Каждый второй пацан в Крыму мечтает найти клад

Командир группы поискового отряда в Севастополе «Подвиг» Лев Зыкун ищет останки советских солдат для их перезахоронения. В своё время он начинал как кладоискатель. После появления в свободной продаже доступных по цене металлоискателей поиском кладов в Крыму увлеклись многие молодые люди.

«По полям ходишь с металлоискателем, ищешь монеты и украшения. Поиск клада законодательно не запрещён, так что всё законно. Конечно, рядом с объектами культурного наследия лучше не ходить – за это статья. А так, каждый второй пацан в Крыму мечтает найти какой-то клад, древнюю монету вроде золотого грифона Пантикапея», – рассказывает Лев.

Колонны храма в древнем городе ПантикапейКолонны храма в древнем городе ПантикапейФото: Владимир Арсентьев/ Фотобанк Лори

Археолог Сергей Мульд говорит, что повальный бум на поиски кладов с металлоискателями в Крыму начался в конце нулевых. Некоторые искатели стали сознательно грабить старинные поселения, поскольку именно там часто можно найти металлические предметы.

«Массово в поисках монеток по полям бегали люди, которые ничего не понимали ни в истории, ни в археологии. Верхние слои практически всех памятников в Крыму сейчас перелопачены такими искателями монеток. В некоторых поселениях – я сам видел – если идёт много интересных предметов, после металлоискателя начинают работать тракторами – снимают верхний слой. Надо понимать, что Крым – это наиболее концентрированная территория в плане нахождения памятников любой эпохи. Нет ни одного километра, где бы что-нибудь не нашли», – рассказывает археолог.

Мародёры с корочками поисковиков

От вольных кладоискателей отличаются «трофейщики», раскапывающие места боёв и массовых захоронений в годы Великой Отечественной войны. Лев Зыкун утверждает, что следы деятельности таких групп находит постоянно. Мародёры стараются забрать из разрытых могил всё, что представляет хоть какую-то ценность на аукционе.

©octagon.media, 2020

«Чёрные копатели забирают награды, жетоны и оружие погибших бойцов, а кости разбрасывают в стороны. Нередко уносят подписанные личные вещи и смертные медальоны, из-за чего погибших практически невозможно идентифицировать. Мы часто приезжаем на территории для раскопок и видим, что всё уже разграблено», – сетует командир группы поискового отряда «Подвиг».

Продают раритеты из могил через интернет или на стихийных рынках. В Крыму до марта 2014 года стабильно работало несколько десятков таких точек. Одни из самых крупных были в Севастополе – на Радиогорке и возле памятника Ленину на Советской улице. По словам Льва Зыкуна, на таких рынках можно было продать и купить практически любые ценные предметы времён войны: немецкие каски, штык-ножи, боевые награды. Но потом в Крым пришла Россия, и ФСБ объявила «трофейщикам», что теперь их деятельность может стать законной, но для того чтобы оформиться в качестве поисковиков, надо всем собраться в одном месте и принести с собой все трофеи.

«Они и собрались все в одной точке вместе с наградами, оружием, жетонами. Все трофеи у них конфисковали, а их самих взяли на карандаш. С тех пор чёрный рынок ушёл в интернет, а в городах на улицах больше никто не торгует – слишком опасно», – рассказывает Зыкун.

«Теперь кого ни спросишь – поисковики. Есть действительно честные люди, которые делают большое дело по поиску и перезахоронению воинских останков, я знаю таких. Но в их массе отлично теряются мародёры, которые грабят могилы». 

Сергей Мульд | археолог Сергей Мульд
археолог

По словам Сергея Мульда, многие мародёры, которые копают в местах боёв и массовых захоронений в годы войны, теперь сделали себе корочки патриотических поисковых групп, из-за чего бороться с ними стало ещё сложнее.

Один из поисковиков на условиях анонимности уточнил, «за сколько можно попасть в отряд». По его словам, в среднем нужно заплатить две тысячи рублей, и то принимают не всякого, только «по рекомендации». Существует и негласное правило: всё, что позволяет идентифицировать воинов, нужно отдать ФСБ, с этим строго, а вот награды можно и прикарманить, если по-тихому.

«Орден Красного Знамени, например, – редкая и ценная вещь, он стоит в районе ста тысяч рублей, есть экземпляры и дороже – до четырёх тысяч долларов. Повезёт, если найдёшь наградной офицерский пистолет ТТ – он тоже примерно сто тысяч рублей стоит. Но с начальником отряда лучше поделиться, иначе будут проблемы», – рассказывает аноним.

При Украине их крышевала СБУ

Чёрные копатели, которые ориентированы на древние эпохи, прицельно ищут исторические артефакты на археологических объектах. Как правило, они смотрят археологические карты, где отмечены античные усадьбы, городища, которые ещё не раскопаны, – всё это есть в открытом доступе. Особенно шокирующий масштаб проблема приобрела в 1990–2000-х годах.

Подземное городище БаклаПодземное городище БаклаФото: Юлия Машкова/Фотобанк Лори

«При Украине разграбили очень много памятников – проще перечислить те, которые уцелели. Особенно сильно пострадали городище Бакла в Бахчисарайском районе, Караимское кладбище в Феодосии, все памятники вокруг Керчи и Севастополя – предметы оттуда массово вывозились за рубеж и продавались на аукционах, оседали в частных коллекциях украинских олигархов. Все главные наши археологические достопримечательности подверглись массированному разграблению», – рассказывает директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин.

До 2014 года был очень развит рынок по продаже ценностей, а коллекционеры делали чёрным копателям заказы на конкретные предметы и эпохи.

Например, очень любил коллекционировать предметы старины бывший президент Украины Виктор Ющенко. Работали даже семейные кланы таких копателей, особой активностью отличались севастопольская и керченская группы. При этом, как отмечает Мальгин, очень редко кого-то из копателей задерживали, несмотря на масштабы проблемы.

«Крышевала их СБУ и, конечно, полиция. Как-то мы работали в составе экспедиции на могильнике недалеко от Мазанки в Симферопольском районе. Утром приходим – у нас ограбленные склепы стоят. Вечером грабители вернулись, начали стрелять в нас из ружей и кричать, что это их территория. Они нас приняли за конкурирующую банду. Это были ребята с местного хутора, который за несколько лет до этого выкупили представители правоохранительных органов. Тогда был большой скандал, приехал ОМОН, а закончилось всё тем, что обвинили какого-то деревенского мужика, который якобы ночью приехал проверить ружьё», – вспоминает Сергей Мульд.

Новая волна

Директор Феодосийского музея древностей Александр Родионов говорит, что сейчас ситуация стала иной не только из-за ужесточённого законодательства и более качественной работы правоохранительных органов, но и из-за того, что сознание граждан изменилось. Теперь крымчане часто сообщают в полицию о каких-то подозрительных раскопках вблизи их места жительства, чего практически никогда не было при Украине – все молчали.

Тем не менее, громкие случаи разграбления происходили и в последнее время. Например, в конце января этого года на территории расстрельного рва под Симферополем задержали 70-летнего мародёра. Это уже третья попытка пожилого копателя разграбить захоронение, где в годы войны фашистами было убито более 15 тысяч человек. В феврале ФСБ изъяла у севастопольских чёрных копателей с украинским гражданством около 400 артефактов, которые они обнаружили в пещерном городе Бакла. По заключению экспертов, эти предметы VI–XI веков представляют особую культурную ценность.

Фотогалерея
0

В декабре 2018 года было возбуждено уголовное дело в отношении двух жителей Севастополя, которые нашли и присвоили себе ценный древнегреческий кувшин для вина – ойнохою краснолаковую возрастом 1800–1900 лет и ещё около 80 предметов, которые планировали продать на чёрном рынке. Артефакты сотрудники ФСБ передали в музей-заповедник «Херсонес Таврический».

Развалины древнего Херсонеса
Развалины древнего Херсонеса Фото: Николай Винокуров/Фотобанк Лори

.

Вид с высоты птичьего полёта на собор Святого Владимира и территорию историко-археологического заповедника «Херсонес Таврический»

«В декабре 2018 года ФСБ передала нам коллекцию уникальных вещей, которые контрабандой пытались переправить в страны Ближнего Востока. Предметы – украшения, посуда, стекло – стоят баснословных денег и исключительно ценны с точки зрения науки. Их возраст – от IV тысячелетия до нашей эры до поздней античности. Мы коллекцию не оценивали, но на чёрном рынке за неё бы очень много отдали», – говорит Андрей Мальгин.

На древних курганах в черте города копают и прямо во время археологических работ. В прошлом году копатели были задержаны за попытку разграбления кургана IV века до нашей эры на территории Феодосии, ранее взяли их «коллег», которые раскапывали курганы в соседнем селе Красноармейском. Во время работы археологической экспедиции Эрмитажа в Феодосии летом 2019 года на раскопках также побывали грабители.

«После того как археологи закончили работу, ночью кто-то прошёл с металлодетектором и нашёл очень редкий и ценный для науки экспонат – кусок античной амфоры, клёпанный свинцовой скобой. Но экспонат не интересен для чёрных копателей, потому что его не продать. Поэтому они его нашли, выкопали и просто выкинули здесь же. Сейчас он поступил в наш музей», – рассказывает Родионов.

Если посмотреть на карту Google, то можно увидеть множество следов раскопок на севере Крыма, где находились оборонительные сооружения и велись масштабные бои в древности, а также во время Гражданской и Великой Отечественной войны. Археологи считают, что сегодня, несмотря на ужесточение законов, Крым переживает новую волну разграбления памятников культуры.

Крым