Сибирь горит. Убийца смотрит

Сибирь горит. Убийца смотрит

Истории 02 мая Эмиль Фукс

Пока у существенной части граждан России подгорает от карантинных мер, в Сибири натурально горит. В этом году сезон пожаров в медиа начался с Чернобыля. История изрядно всех напугала, поскольку угрожала реальной экологической катастрофой. Когда же снова загорелась Сибирь, места в новостях этим событиям уже не хватило. Всё занял коронавирус. Между тем в Забайкальском крае огонь подходит к домам.

«Октагону» удалось связаться с жителями села Тасей. По их словам, населённый пункт уже задыхается от дыма.

– Долго к нам пожар шёл со стороны Бурятии. Мы вчера сделали встречный пал, а теперь в дыму всю ночь. Сейчас вся деревня во мраке: вообще не видим, ушёл он от нас или нет, никого нет. Все воробьи подохли, всё в кумаре было. Местное население их кошкам отдаёт теперь. С марта месяца мы здесь горим, – рассказывает «Октагону» житель села Игорь.

Местные жители несколько дней не выгружали свои вещи из машин в ожидании эвакуации. Все помнят прошлые пожары, когда сгорали целые деревни. От огня страдает также станция Лесная. Неподалёку от неё, на станции Кука, сгорели шесть дач.

– У нас очень сильно горело. Пришёл пожар со станции Кука. Речь шла об эвакуации жителей, прямо уже объявляли. Стояли автобусы наготове в посёлке, все были предупреждены. Слава богу, до эвакуации дело не дошло. В этом году сильно горит, но когда начинается маленькое возгорание, то пожарных нет. Когда разрастается огромный пожар, то сразу же, – рассказала «Октагону» местная жительница Ирина.

Как рассказали жители соседней станции, для некоторых из них сгоревшие дачи были домами. Кто-то жил там постоянно.

©octagon.media, 2020

– Многие здесь и зимой, и летом живут. У меня там было имущества тысяч на 300: культиватор, две пилы, мотоцикл. Но мне никто не возместит, ведь я же дачник. Я вот сейчас теплицу построил новую – не дай бог она сгорит. Без картошки будет тяжело, – рассказал «Октагону» Владимир.

Больше месяца назад в Сибири начались первые природные пожары. За несколько недель площадь горения превысила 12 тысяч гектаров. Власти советуют отдельным регионам вводить режим ЧС, ситуация уже начинает выходить из-под контроля. Всё это время жителей регионов беспокоит один вопрос: почему нельзя предотвратить катастрофу, которая повторяется из года в год по одному и тому же сценарию? А главное – что делать людям, которые постоянно живут в ожидании, когда от их дома останется только пепел?

Максимальная угроза

1 мая в России одновременно действовало 56 крупных лесных пожаров. Как сообщил Рослесхоз, горело 62,4 тысячи гектаров леса. По данным ФБУ «Авиалесоохрана» Федерального агентства лесного хозяйства, с января огонь по всей России прошёл 4,1 миллиона гектаров, при этом 3,6 из них приходятся на Сибирь и Дальний Восток. Как рассказала «Октагону» участница Общества добровольных лесных пожарных Greenpeace Екатерина Грудинина, пожары в восточной части России начались в этом году раньше, чем обычно.

– Горим. В этом сезоне всё началось раньше, и площади довольно большие. Конечно, тут и погода способствует, потому что весна ранняя и уже довольно тепло. Но и в целом площади какие-то совсем огромные для этого времени, – говорит волонтёр.

Согласно сводке «Авиалесоохраны», на первом месте по распространению пожара сегодня Забайкальский край, где огонь с начала года затронул 727 тысяч гектаров.

Больше половины горящих площадей в Забайкальском крае – лес. Сильные пожары площадью 711 тысяч гектаров в этом году начались в Новосибирской области. Обостряется ситуация в Омской области и Бурятии – 333 тысячи и 395 тысяч гектаров соответственно. По словам Екатерины Грудининой, ситуация уже похожа на прошлогоднюю, когда в Сибири были крупнейшие за 20 лет пожары.

– Мы примерно приближаемся к пику горения весной, который был год назад. Насколько я понимаю, пока он ещё не пройден, – объяснила она.

Режим ЧС из-за лесных пожаров ввели в Забайкалье. Губернатор Александр Осипов запретил жителям посещать леса, так как значительная часть возгораний происходит по их вине, а краевые власти уже готовятся к худшему.

Как тушат леса

На прошлой неделе зампред забайкальского правительства Андрей Гурулёв предупредил районы о штормовом ветре с порывами до 32 метров в секунду с 30 апреля. Ветер может разжечь с новой силой уже ликвидированные и тлеющие пожары, считает он.

О стандартной работе по предупреждению крупных лесных пожаров, рассказал «Октагону» член президиума Всероссийского общества охраны природы Михаил Степанов.

– Грубо говоря, лесные пожары не тушат. Если горит лес, то его бесполезно тушить. Надо сделать минерализованную полосу, чтобы огонь не перекинулся на другой участок леса. Есть традиционные способы ликвидации лесных пожаров, отработанные десятилетиями. Во-вторых, есть инновационные технологии, которые, безусловно, необходимо внедрять. В-третьих, это профилактика. Есть специалисты, которые всю жизнь этим занимаются, – это лесники», – объяснил Степанов.

Среди других способов сдерживания угрозы – прокладка лесных дорог, противопожарных разрывов и проездов к источникам воды для тушения. По словам Степанова, суть спасения леса от пожара в профилактике.

Рослесхоз опубликовал подробный план действий, по которому ведутся работы, чтобы сберечь лес от огня. По данным профильного ведомства, это авиационное патрулирование, непосредственно тушение лесных пожаров и доставка пожарной техники к местам происшествия.

Кодекс, который изменил всё

Этой работой занимаются работники лесного хозяйства. Как объяснил Михаил Степанов, это узкие специалисты, которых с каждым годом становится всё меньше.

Новый лесной кодекс сделал работу лесников, которые могут предотвратить пожары, бесполезной.Новый лесной кодекс сделал работу лесников, которые могут предотвратить пожары, бесполезной.Фото: Виталий Аньков/РИА Новости

– Скорее всего, одна из основных причин лесных пожаров – принятый в 2000-х годах новый Лесной кодекс, который кардинально в худшую сторону изменил и уничтожил многовековую советскую систему, серьёзнейшим образом сократив количество работников лесного хозяйства. Вот это как раз и привело к снижению профилактики и ухода за лесом, помимо пала травы и других проявлений человеческого фактора. Это фундаментальный момент, – поясняет Степанов.

Об этом говорит не только Степанов. О разрушительных последствиях Лесного кодекса 2006 года «Октагону» рассказал вице-президент Всеобщей конфедерации профсоюзов Виктор Карнюшин. По его словам, новый кодекс сделал работу лесников бесполезной.

– Я знаю, что причина пожаров не только в поджогах. Причина в том, что из Лесного кодекса убрали слово «обход», и, таким образом, 70 тысяч лесников, которые им занимались, просто остались без работы. Кроме того, убрали пункт про лесоустройство и перестали финансировать строительство просек, по которым можно попасть в любую точку леса. Именно поэтому отдалённые территории, например, Красноярского края оказались недоступны. Когда леса горят, к ним просто проехать невозможно, – говорит Карнюшин.

Как утверждает эксперт, по этой причине в 2017 году ГУ МЧС России ввело новый термин – «пожары-отказники». Это те возгорания, которые не появляются в сводках лесоохраны. Они остаются гореть «естественным» путём, пока сама природа их не потушит, говорит Карнюшин.

«Каждый год горит не меньше 3 миллионов гектаров, которые списываются как пожары, недоступные для тушения. Это огромные затраты. Например, если взять 250–300 кубометров леса на один гектар и умножить на площадь, то получаются миллионы кубометров леса, а это миллиарды рублей. Этого бы как раз хватило на ту охрану, которая была уволена».

Виктор Карнюшин | вице-президент Всеобщей конфедерации профсоюзов Виктор Карнюшин
вице-президент Всеобщей конфедерации профсоюзов

По его словам, на сегодняшний день не хватает лесников, чтобы тщательно проверять леса. Если до сокращения штата на каждого работника приходилось 4 тысячи гектаров леса, то сейчас лесник в среднем обходит от 10 до 100 тысяч гектаров, утверждает Карнюшин.

– Надо серьёзно возрождать патрулирование. Население тоже себя безобразно ведёт с поджогами. Но кто виноват: контролируемый поджог тоже не остановить, когда идёт большой вал пожара. Раньше жёстко наказывали за пал травы и сельское население, и всех остальных, – говорит он.

Последний лесник

Впрочем, у лесников проблемы не только с объёмом работ. Как рассказал «Октагону» председатель Профсоюза работников лесных отраслей РФ Денис Журавлёв, штат работников лесного хозяйства ежегодно сокращается из-за условий труда.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

– Вот что происходит на практике: никто, за исключением немногих субъектов, не выполняет поручения таким образом, чтобы создать рабочие места, набрать в штат новых инспекторов, обеспечить им зарплату и условия труда. Ключевой момент в том, чтобы площадь патрулирования на одного инспектора была адекватная. Например, в прошлом году в Республике Коми мы зафиксировали площадь в 100 тысяч гектаров на одного инспектора. Это фантастические цифры, – возмущается Журавлёв.

В регионах, где не хватает лесников, на их место берут работников из других областей, продолжает председатель профсоюза. Из-за этого качество работы заметно страдает.

– Во многих субъектах обязанности инспектора вменяют мастеру леса, помощнику лесничего, инженерам лесного хозяйства. Эти люди уже загружены своей работой, и они заведомо не появятся в лесу с контрольными полномочиями. Но это позволит нарисовать красивый отчёт о том, что якобы увеличили численность штата, – объясняет Журавлёв.

«Ни один субъект России не скажет, что финансирования, которое он получает, ему достаточно на полное выполнение всех работ. Изначально финансирование предусмотрено по остаточному принципу. Что мы увидели в этом году по сравнению с прошлым годом? Небольшой плюс к бюджету с поправкой на инфляцию. Абсолютно ничего не изменилось, а регионы вынуждены что-то выкраивать за счёт субъекта».

Денис Журавлёв | председатель Профсоюза работников лесных отраслей РФ Денис Журавлёв
председатель Профсоюза работников лесных отраслей РФ

Согласно отчёту Федерального агентства лесного хозяйства, на начало 2019 года расходы на защиту, охрану и воспроизведение леса в СФО и ДФО – около 14,7 миллиарда рублей. Статьи расходов в документе не указаны, однако профсоюз утверждает, что на главных защитников леса денег не остаётся.

– Если пожарный МЧС отработал смену, через полчаса он вернулся домой к семье и отдыхает, а на тушение лесных пожаров работников забрасывают в самую глушь на несколько суток. Они живут в лесу без какой-либо связи с цивилизацией. Отмечу особо такой факт: государство не может за счёт федерального бюджета обеспечить питание тем людям, которые тушат лесные пожары, и пытается спихнуть всё на регионы. С учётом того, что никаких изменений не произошло, в этом году следует ожидать лесопожарной катастрофы, – говорит Денис Журавлёв.

Человеческий фактор

Пока горят леса, а эксперты спорят о том, кто и как должен их тушить, реальные люди теряют свои дома. Череда крупных пожаров произошла в Кемеровской области. Огонь настиг три кузбасских села и уничтожил почти 30 жилых домов. Более 40 человек, среди которых как минимум 12 детей, вынуждены пользоваться временным жильём.

Пока эксперты спорят о том, кто и как должен тушить пожары, простые люди теряют дома.Пока эксперты спорят о том, кто и как должен тушить пожары, простые люди теряют дома.

Локальная катастрофа приняла федеральный масштаб. 27 апреля президент РФ Владимир Путин провёл совещание по ситуации с пожарами и паводками. На нём он поручил ведомствам не затягивать с расселением пострадавших и признал, что ситуация в Сибири и на Дальнем Востоке уже достаточно сложная.

Как рассказала «Октагону» представитель Greenpeace в России и член Общества добровольных лесных пожарных Наталья Максимова, одна из основных причин возгораний – поджоги.

– Если смотреть на ситуацию глобально с точки зрения пожаров в России в целом в весенний период, то возникают они в первую очередь из-за людей. Это происходит от действий большого количества граждан, которые весной поджигают траву, – говорит Наталья.

Общество добровольных лесных пожарных не только занимается тушением горящего леса, но и ведёт активную информационную кампанию. По словам Максимовой, таким путём получается сдерживать катастрофы, которые происходят по вине людей.

– Тут вклад добровольцев очень значительный, потому что с их постоянным участием уже третий год идёт кампания «Останови огонь». Каждый сезон она набирает обороты. Кампания рассчитана на тех людей, которые и поджигают траву, чтобы они меняли своё поведение. Мы видим снижение количества таких пожаров по данным космического мониторинга. Минимум на 30–40 процентов за время работы этой информационной кампании их число уменьшилось, – объясняет она.

Человеческий фактор иногда оборачивается чем-то большим, чем сгоревшие дачные участки. Трава, загоревшаяся в марте этого года в районе Чернобыльской АЭС, чуть не привела к масштабной экологической катастрофе.

По версии следствия, причиной стал умышленный поджог. Огонь перешёл 30-километровую зону отчуждения и добрался до заброшенной Припяти. Виктор Карнюшин, который также был ликвидатором последствий аварии на АЭС в 1986 году, рассказал «Октагону», что риск выброса радиации всё ещё есть.

«Мы ездили вырубать Рыжий лес в самой Припяти и вокруг неё, который взял на себя радиацию. Надо было определить зону поражения леса. Сейчас там полыхнуло по всему лесу, и это представляет опасность для окружающей среды. Лес, который сейчас горел, загрязнён больше, чем в период Чернобыля. За 30 лет корневая система вытягивала из земли радионуклиды, которые опустились на 60–70 метров. Каждый год листва сбрасывалась и насыщалась ещё больше, хвоя впитывала, потому что сами стволы деревьев уже имеют очень сильное заражение. Поэтому пожар, конечно, дал большие выбросы в атмосферу», – объяснил ликвидатор.

Одни из крупнейших за 20 лет лесных пожаров в Сибири произошли в прошлом году – тогда с января по август огонь прошёл больше 15 миллионов гектаров. Когда в сентябре Сибирь потухла, Россельхоз оценил ущерб в 7 миллиардов рублей, хотя за месяц до этого Счётная палата прогнозировала потери в 2,4 миллиарда.

Новосибирск