Чернобыльские пожары пустили на самотёк

Чернобыльские пожары пустили на самотёк

Истории 30 апреля Сергей Загатин

Чернобыльская трагедия стала чем-то большим, чем просто техногенная авария. Она перешла в социальное, экономическое и даже художественное измерение. А ещё она стала многолетним проклятием из-за суммы своих последствий, которые теперь пожинает Украина, на территории которой после 1991 года осталась ЧАЭС. Чернобыль никак не хочет уходить в прошлое, он упрямо напоминает о себе всё новыми и новыми бедствиями.

В 2020 году территории вокруг и внутри зоны отчуждения выжег чудовищный, беспрецедентный пожар – огонь прошёл по 20 тысячам гектаров, что стало самым крупным пожаром за все 34 года. Крупным, но далеко не единственным.

Рыжий лес

Чем опасен пожар в зоне радиоактивного заражения? Ответ очевиден: созданием потоков восходящего горячего воздуха, которые поднимают высоко в атмосферу частицы радиоактивного пепла, разносят их с попутным ветром и выступают, по сути, аналогом пресловутого ядерного гриба – пусть и не такого высокого и концентрированного, но зато растянутого во времени на целые дни, а то и недели. Именно там, где бушевало пламя, находится один из самых заражённых участков зоны – Рыжий лес.

Он получил своё название из-за резкого изменения цвета хвои после выброса радиации. Тысячи сосен «схватили» свою дозу радиации, специалисты Советского Союза понимали опасность этого «аккумулятора» вредных веществ: ведь сосна, в отличие от лиственных пород, реже обновляет свою крону, а её кора прекрасно улавливает радиоактивную пыль.

15 квадратных километров леса превратились в один из самых грязных участков в Припяти.

С Рыжим лесом нужно было что-то срочно делать, и наиболее заражённую часть деревьев просто уничтожили бульдозерами и захоронили стволы тут же, в выкопанных траншеях.

Пункт временной локализации радиоактивных отходов «Рыжий лес» и локацию, обозначенную как «Место захоронения деревьев», можно увидеть на «Викимапии» в непосредственной близости от атомной станции. В конце 80-х никто не предполагал, что над неглубоким «могильником» впоследствии будет бушевать многодневное пламя.

3 апреля 2020 года началось возгорание леса у посёлка Народичи, что на западном краю чернобыльского радиоактивного следа, уже за пределами 30-километровой зоны. Возгорание – дело рук человека, а точнее пагубной для стран бывшего СССР привычки устраивать пал сухой травы.

К 9 апреля площадь пожаров достигла 3500 гектаров. Украинские СМИ транслировали официальную точку зрения: пожар охватил территорию «более ста гектаров». Насколько «более» – узнали позже, из апокалиптических видео, на которых стена огня и дыма шла по всей ширине горизонта.

13 апреля огонь достиг Припяти и пошёл по Рыжему лесу, приближаясь к пункту захоронения радиоактивных отходов «Подлесный», чья общая радиоактивность оценивается в 7 миллионов кюри. Интернет был потрясён видеороликами, на которых густой дым стелется непосредственно над строениями ЧАЭС – так, словно вернулся трагический 1986 год.

Ценой огромных усилий пожарных и привлечённых к тушению бойцов Национальной гвардии пожары – а очагов было много – удалось обуздать и ликвидировать. 14 апреля пожар вокруг непосредственно ЧАЭС был ликвидирован, но огонь на других участках леса до сих пор полностью не потушен. Стало очевидно, что для тушения всего и сразу не хватает сил и техники. Пожарные валились с ног от усталости и спали на земле возле своих машин.

Пепел над Киевом

Последствия пожара после их оценки оказались ошеломляющими: сгорело около трети всех туристических объектов (не секрет, что зона – популярный объект для паломничества), 12 отселённых деревень (тоже представлявших определённый исторический и этнографический интерес), кладбище, а также сильно пострадали и города – Чернобыль и Припять. Ущерб биологическому разнообразию заповедника, в котором давно уже стали привольно себя чувствовать редкие виды животных типа лошадей Пржевальского, также оказался очень велик.

Но больше всего пострадала столица Украины. Дым от чернобыльских пожаров закрыл небо над Киевом, и он стремительно взлетел на первую строчку грустного рейтинга городов с самым грязным воздухом, оставив позади и Дели, и Катманду, и китайские города, где из смога делают кирпичи. Жителям рекомендовали не выходить на улицу и закрывать окна влажными тряпками. Был ли дым радиоактивным и какой общий ущерб он нанёс здоровью киевлян, сказать сложно. Власти, до этого рапортовавшие о площади пожара в «более чем сто гектаров», на этот раз бодро отчитались, что радиационный фон не превышает нормы. Верить этому или нет – трудный выбор.

Дым от чернобыльских пожаров закрыл небо над Киевом.Дым от чернобыльских пожаров закрыл небо над Киевом.Фото: Стрингер/РИА Новости

После того как прошёл первый выплеск эмоций из-за едва не загоревшейся вновь Чернобыльской АЭС, встал вопрос «кто виноват?» Виноватыми министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, недолго думая, назначил внешних диверсантов, против которых и развернул масштабную полицейскую операцию с привлечением кинологов и беспилотников. Правда, никого не поймал, хотя его бойцы были настроены ну очень решительно и обещали ловить поджигателей, а также «злоумышленников», таких как сталкеры и диггеры. Предъявить общественности никого, помимо несознательных селян, сжигающих мусор за околицей, не получилось. Но удобная «отмазка» в лице внешних зловредных сил в очередной раз сняла с повестки дня более масштабный вопрос «что делать?»

Что делать?

Этот вопрос преследовал украинские власти все годы независимости, когда обнаружилось, что советская система борьбы с лесными пожарами стремительно уходит в прошлое и сменяется безденежьем и некомпетентностью. До поры до времени, несмотря на почти ежегодные пожары вокруг Киева разной степени серьёзности, от него удавалось отмахиваться с той беспечностью, которая отличает украинское отношение к стратегическим проблемам.

Самый простой и вместе с тем самый затратный путь принципиального изменения пожарной ситуации в лучшую сторону – замена хвойных лесов вокруг Припяти и Чернобыля лиственными.

Предприятие вполне посильное размаху советской эпохи, но совершенно неподъёмное для современной Украины: высадка сотни квадратных километров молодых саженцев здесь всё равно что строительство космодрома или новой Днепрогэс.

Самый простой способ принципиально изменить пожарную ситуацию в лучшую сторону – замена хвойных лесов лиственными. Но это неподъёмное мероприятие для современной Украины.Самый простой способ принципиально изменить пожарную ситуацию в лучшую сторону – замена хвойных лесов лиственными. Но это неподъёмное мероприятие для современной Украины.Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

Ещё один вариант, более грубый, но также действенный, – вырубка леса, вплотную прилегающего к наиболее заражённым участкам. Это палка о двух концах, так как, с одной стороны, создаётся противопожарная полоса безопасности, а с другой – верхний слой почвы лишается связующей «сетки» древесных корней, и дёрн перестаёт прочно удерживать ушедшие в глубь земли частицы радиоактивной пыли, которые рискуют выйти на поверхность и быть унесёнными ветром во время очередной пылевой бури. Но и с этой задачей украинские власти не справились, что обнаружилось во время паники с приближением пожара к ПЗРО «Подлесный»: хранилище отходов было построено на безлесной местности.

Сегодня любой желающий может посмотреть на спутниковые снимки Припяти и увидеть, что лес подобрался к могильнику практически вплотную и только невысокий забор отделяет бетонные бункеры с отходами от потенциальной стены огня.

Наконец традиционные методы, уже не превентивные, а реактивные: постоянный мониторинг с воздуха участков возможного возгорания, эффективная служба лесников, а самое главное – адекватное финансирование пожарной службы, закреплённой за зоной отчуждения.

Всё это на Украине находится в таком состоянии, что главным инструментом пожаротушения, на который возлагаются основные надежды, стали атмосферные осадки, которые, если откровенно, и потушили чернобыльский пожар в самый критический момент.