Подвиг вопреки приказу

Подвиг вопреки приказу

Истории 23 августа Елена Прудникова

Судьба российского моряка, которому наш флот обязан единственной крупной победой во время Русско-японской войны, остаётся неизвестной до сих пор.

С первых дней Русско-японской войны нашу Тихоокеанскую эскадру преследовали неудачи. Атаковав её в ночь с 26 на 27 января 1904 года на рейде Порт-Артура, японские миноносцы повредили два сильнейших броненосца – «Ретвизан» и «Цесаревич». На следующий день после боя у корейского порта Чемульпо был затоплен крейсер «Варяг», 29 января затонул, подорвавшись на собственных минах, минный заградитель «Енисей», после от них же погиб крейсер «Боярин». Наконец 31 марта уже японские мины отправили на дно броненосец «Петропавловск» вместе с командующим эскадрой адмиралом Степаном Макаровым и гостившим у него художником-баталистом Василием Верещагиным.

Новым командующим стал начальник штаба главнокомандующего флотом контр-адмирал Вильгельм Витгефт. Это было самое ошибочное назначение из всех возможных. Именно по вине Витгефта, упорно игнорировавшего все сообщения о готовящейся войне, не были своевременно предупреждены и отозваны из Кореи и Шанхая наши боевые корабли «Варяг», «Кореец» и «Манджур», которые в итоге были там заблокированы японцами и погибли. В Порт-Артуре Витгефт начал с предложения разоружить собственные корабли, передав часть артиллерии для обороны крепости с суши (моряки прозвали этот приказ «Великой хартией отречения от флота»). Продолжил тем, что отказался атаковать транспорты, высаживавшие направленную для осады Порт-Артура армию генерала Ноги Марэсукэ, потому что «даже при удаче потопления 1–2 крейсеров и нескольких транспортов мы лишились бы многих миноносцев».

Назначение новым командующим Тихоокеанской эскадрой Вильгельма Витгефта было без преувеличения роковой ошибкой.Назначение новым командующим Тихоокеанской эскадрой Вильгельма Витгефта было без преувеличения роковой ошибкой.

Убедившись в пассивности Тихоокеанской эскадры, японские корабли почти каждый день маневрировали на расстоянии 10 миль от берега, за предельной дальностью русских береговых батарей. Артиллеристы часами простаивали возле орудий, ожидая ошибки противника, но тщетно: курс был выверен с точностью до кабельтова.

Командир минного заградителя «Амур» капитан 2-го ранга Фёдор Иванов (по флотским правилам его называли Иванов-шестой – по счёту служивших на русском флоте Ивановых) предложил выставить по пути их следования минное заграждение. Витгефт сперва согласился, но потом передумал. И не просто запретил, но приказал поставить мины на расстоянии 5–6 миль от берега. Почему? По одним данным, боялся потерять «Амур», который должен был сбрасывать мины под носом у японцев, по другим – не хотел нарушать международное морское право, но в любом случае этот приказ лишил постановку всякого смысла. Что толку от минного поля там, где никаких японцев сроду не бывало?

«Амур» был потоплен в декабре 1904 года. На фото слева – командир легендарного минного заградителя Фёдор Иванов.«Амур» был потоплен в декабре 1904 года. На фото слева – командир легендарного минного заградителя Фёдор Иванов.

Иванов-шестой бессмысленный приказ не выполнил и самовольно отправился ставить мины там, где предлагал изначально. Рисковал он изрядно. Работавший на маяке Ляотешань офицер броненосца «Пересвет» Василий Черкасов наблюдал на рассвете 1 мая потрясающую картину.

Тихоходный, не имеющий брони и вооружённый лишь несколькими малокалиберными пушками «Амур» ставил мины под носом у японской эскадры, которую отделяла от заградителя лишь полоса тумана.

Подуй не вовремя ветер – и конец! Однако нашим повезло: «Амур» успел закончить работу до того, как рассеялся туман.

Разъярённый Витгефт устроил Иванову жесточайшую выволочку, пригрозив отрешить от командования, но через несколько часов вопрос решился сам собой... Утром на Золотой горе, откуда открывался самый лучший вид на место маневрирования японцев, собралась толпа зрителей. Военные секреты в крепости распространялись мгновенно, и все уже знали: «Амур» ходил ставить мины, ходил куда-то не туда, и капитану досталось от начальства.

Около 10 часов утра показались три японских броненосца, кильватерной колонной благополучно проследовавшие по обычному маршруту за мыс Ляотешань. Зрители уже переживали неудачу, но тут броненосцы появились снова и начали перестраиваться аккурат там, где было установлено заграждение. Взрыва не было слышно, но броненосец «Ясима» вдруг начал медленно крениться на левый борт. С прочих японских кораблей к нему устремились шлюпки, и тут другой броненосец, «Хацусэ», скрылся в громадном облаке дыма и почти сразу же затонул. Радости зрителей не было конца: люди обнимались, кричали «Ура!», бросали вверх фуражки. К общему торжеству присоединились даже иностранные морские агенты-наблюдатели.

Гибель «Ясимы» и «Хацусэ».Гибель «Ясимы» и «Хацусэ».

Растерявшиеся японцы начали беспорядочно стрелять по воде, подозревая присутствие русской подводной лодки. Третий японский броненосец «Сикисима» взял «Ясиму» на буксир и медленно потащил его прочь. Атакуй наши сейчас главными силами – могли бы потопить обоих, но эскадра оказалась к выходу не готова. Даже после подрыва броненосцев Витгефт колебался. Первый взрыв прозвучал в 9.55, несколько русских миноносцев смогли выйти на рейд лишь в 13.00, а крейсера и броненосцы даже не разводили паров. В результате от миноносцев японцы отбились, отделавшись гибелью затонувшего при буксировке «Ясимы».

Как развернулись бы дальнейшие события Русско-японской войны, окажись на месте Витгефта боевой и решительный флотоводец? Уничтожив «Сикисиму», наши корабли лишили бы вражеский флот половины самых мощных судов. Это изменяло соотношение сил, позволяло нанести удар по месту высадки японской осадной армии, а уж как бы вырос боевой дух моряков! Однако Витгефт не сделал ничего. Результат известен: крепость пала, и столь тщательно сберегаемый флот погиб почти полностью.

Большая часть потерь японцев за всю войну – заслуга «Амура». По тоннажу уничтоженных боевых кораблей экипаж Иванова обошёл всю Тихоокеанскую эскадру, разгромленные при Цусиме главные силы Балтийского флота и любой русский корабль за всю военно-морскую историю.

Кроме «Ясимы» водоизмещением 12 649 тонн и «Хацусэ» в 15 525 тонн, на его счету посыльное судно «Мияко», миноносец «Акацуки» и малый миноносец № 48 – всего 30 485 тонн! (Притом что водоизмещение самого заградителя – 2498 тонн.)

Наказывать Иванова после такого успеха было бы неприлично, поэтому историю с невыполненным приказом тихо замяли. Капитан получил орден Святого Георгия IV степени. Главным же героем дня в глазах командования стал Витгефт, сделавший всё, чтобы операция сорвалась.

Впоследствии Фёдор Иванов командовал отрядом минных заградителей Балтийского моря. Русские минёры, уничтожившие и повредившие во время Первой мировой войны десятки кораблей германского флота, – его ученики и подчинённые. Сам он в 1915 году ушёл со службы по болезни в чине вице-адмирала и оказался незаслуженно забыт. Его судьба после отставки и место захоронения неизвестны до сих пор.