Два брата, два капитана

Два брата, два капитана

Истории 30 июня Кирилл Назаренко

Выражение «брат против брата» применительно к Гражданской войне обычно является метафорой, но в случае с русскими морскими офицерами Евгением и Михаилом Беренсами это – чистая правда. В Гражданской войне 1918–1922 годов родные братья оказались по разные стороны фронта.

На флот братья Беренсы пошли под влиянием деда. Адмирал Евгений Беренс совершил два кругосветных плавания, в Крымскую войну участвовал в обороне Кронштадта, а затем командовал эскадрой линейных кораблей. Флотская служба стала семейной традицией. После шести лет учёбы в Морском корпусе его старший внук, тоже Евгений, получил первый офицерский чин мичмана в 1895 году. Младший, Михаил, – в 1898-м.

Евгения заинтересовала гидрография, и до 1900 года он занимался исследованиями Белого моря. Тогда как младший служил на боевых кораблях и в том же году отличился во время похода в Китай. Оба брата участвовали в Русско-японской войне. Евгению выпало оказаться на должности старшего штурмана легендарного крейсера «Варяг» во время его боя с японской эскадрой. Вместе со всеми офицерами корабля его наградили орденом Святого Георгия 4-й степени. Михаил оказался в Порт-Артуре, откуда незадолго до падения крепости он смог прорваться на своём миноносце «Бойкий» в море, избежав пленения. Боевые заслуги командира «Бойкого» отмечены тремя боевыми орденами и золотой саблей с надписью: «За храбрость».

Евгений Андреевич Беренс (на фото слева). Михаил Андреевич Беренс (на фото справа, под номером 2).Евгений Андреевич Беренс (на фото слева). Михаил Андреевич Беренс (на фото справа, под номером 2).

После возвращения команды «Варяга» в Россию Евгений Беренс продолжил службу на кораблях. В 1908 году, будучи старшим офицером броненосца «Цесаревич», проявил исключительную самоотверженность, помогая жителям итальянской Мессины, пострадавшим от землетрясения. Но всё больше тяготел к штабной работе, заслужив репутацию офицера, одарённого задатками крупного военного руководителя, – лейтенант Щеглов, автор проекта создания Морского генерального штаба, назвал его в числе 10 офицеров, наиболее достойных служить в этом новом органе морского управления.

Правда, тогда Евгений не попал в штаб, но его интеллектуальные способности нашли иное применение: с 1910 года он служит в военной разведке на должности морского агента (атташе) в Германии, а после начала Первой мировой войны – в Италии. Именно благодаря ему Российский генеральный штаб был в подробностях информирован о состоянии германского флота. После Февральской революции его отозвали в Россию и тут же назначили начальником статистического (или иностранного) отдела морского генштаба. Под этим названием скрывался разведывательный отдел, поскольку разведка в те годы считалась делом неблагородным и её существование стремились всячески замаскировать.

Эсминец «Новик».Эсминец «Новик».

Михаил же после Русско-японской войны не сходил с палубы кораблей. Первую мировую войну он встретил командиром новейшего эсминца «Новик». Особенно он отличился 4 августа 1915 года: командуя «Новиком», атаковал германские эсминцы V-99 и V-100, всадив в них 11 снарядов. Первый вражеский корабль «Новик» загнал на минное поле, где тот подорвался и затонул, второй, получив значительные повреждениями, отступил, потеряв 17 человек убитыми и 39 – ранеными. На русском эсминце было лишь двое легко раненных осколками.

За этот подвиг Михаил получил орден Святого Георгия 4-й степени, как и его старший брат за 10 лет до того.

Затем он командовал новейшим линкором «Петропавловск», а в 1917-м стал начальником штаба Минной обороны Балтийского моря.

Октябрьский переворот в судьбе

А потом наступил октябрь 1917 года, и пути братьев резко разошлись. Евгений Беренс уже через 20 дней после свержения Временного правительства принял предложение большевиков – возглавил Морской генеральный штаб и энергично взялся за строительство нового Красного флота. Уже в мае 1918-го он стал членом Высшего военного совета, а с июня 1919-го по февраль 1920-го занимал пост командующего морскими силами страны.

Именно на его долю выпали тяжелейшие испытания Гражданской войны, в которой русский флот пережил подлинную трагедию. Именно Беренс разработал план прорыва (Ледового похода) Балтийского флота из финского Гельсингфорса (Хельсинки) в Кронштадт и обосновал доклад Советскому правительству о необходимости затопления кораблей Черноморского флота в Новороссийске в 1918 году.

18 февраля 1918 года Беренс телеграфирует в Новороссийск начальнику береговой обороны Борису Жерве приказ об организации всяческого сопротивления наступающим немцам: «В крайнем случае уничтожайте всё, чтобы не досталось неприятелю».

«Ни под каким видом не допускать захвата немцами наших судов в исправности и, с другой стороны, стараться сохранить их до последней возможности».

Из директивы Евгения Беренса Из директивы Евгения Беренса

Совсем иначе сложилась судьба его брата. Михаил Беренс не скрывал своего негативного отношения к новой власти и в январе 1918 года был уволен с флота. Интересно, что такая участь в то время постигла лишь очень немногих офицеров «старого» флота. Основные увольнения начались лишь в апреле. До начала 1919-го жил в Петрограде, а затем нелегально перешёл границу с Финляндией и добрался до Дальнего Востока, где примкнул к войскам Колчака, который произвёл его в контр-адмиралы. После поражения белых в Сибири в январе 1920-го Беренс увёл часть судов Сибирской флотилии в Китай, а сам перебрался в Крым, занимал должность коменданта Керченской крепости и командовал отрядом кораблей при эвакуации из Крыма.

Михаил Беренс на подводной лодке «Тюлень». Бизерта. 1921 год.Михаил Беренс на подводной лодке «Тюлень». Бизерта. 1921 год.

После отъезда адмирала Кедрова в Париж контр-адмирал Михаил Беренс стал вторым и последним командующим русской эскадрой в тунисском порту Бизерта. По злой иронии судьбы именно при нём 29 октября 1924 года корабли спустили Андреевский флаг, завершив тем самым историю Российского императорского флота.

Эпитафия братьям Беренсам

Евгений Беренс после окончания Гражданской войны вновь на разведывательной работе – в октябре 1923 года его отправляют в Германию, где он встречается с лидерами белой эмиграции (в частности с бывшим председателем Государственной думы и военным министром Временного правительства Александром Гучковым), ведёт речь об организации свободного прохода Красной армии через Польшу для помощи «германскому Октябрю».

Затем Беренс служит советским военно-морским атташе в Великобритании и Франции, представляет нашу страну на международных переговорах – при заключении мира с Финляндией, на Генуэзской, Лозаннской (1923), Римской конференциях, ведёт переговоры о возвращении СССР кораблей Бизертинской эскадры. Прославленный моряк и разведчик умер 7 марта 1928 года, его торжественно похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве. Евгению Беренсу был 51 год…

Памятная плита на могиле Михаила Андреевича на кладбище Боржель в Тунисе.Памятная плита на могиле Михаила Андреевича на кладбище Боржель в Тунисе.

Михаил пережил брата на 14 лет. После роспуска эскадры он остался жить в Тунисе, где участвовал в делах русской общины. И там, в Бизерте, была закрыта последняя их с братом совместная страница. В 1924 году по договору с французским правительством во французскую Бизерту прибывает советская техническая комиссия академика Крылова для осмотра находящихся там русских кораблей. Её возглавляет красный военно-морской атташе Евгений Андреевич Беренс.

Уже ничьей, со спущенными флагами, погасшими котлами эскадрой командует контр-адмирал Михаил Беренс.

Встретились ли братья? Это так и осталось тайной. Официально по требованию французской администрации на время работы советской комиссии Михаил Беренс уехал в Тунис…

В конце жизни судьба снова горько подшутила над Михаилом. Избежав японского плена, он в ноябре 1942 года оказался в плену у немцев в оккупированном гитлеровцами Тунисе и 20 января 1943 года скончался в возрасте 64 лет.

В 2001 году его прах был торжественно перезахоронен на тунисском православном кладбище Боржель, а на могиле была установлена плита, доставленная из России на ракетном крейсере «Москва». На ней выбиты слова: «Родина помнит вас».

И это – достойная эпитафия братьям Беренсам…

Автор – доктор исторических наук, профессор.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ 15-31-01267 «Русский морской офицерский корпус Первой мировой и Гражданской войн: сплошное просопографическое исследование».