Корсарский интернационал Екатерины II

Корсарский интернационал Екатерины II

Истории 06 июля Елена Прудникова

Собранные русской царицей авантюристы и пираты с обоих берегов Атлантики помогли Черноморскому флоту одержать крупнейшую победу в своей истории.

Морские сражения русско-турецкой войны 1787–1791 годов связаны прежде всего с именем великого русского флотоводца Фёдора Ушакова. В сражениях у Керчи, острова Тендра и мыса Калиакрия он неизменно бил сильнейшие эскадры врага. Русские моряки потопили и захватили три линкора, девять малых кораблей и четыре транспортных судна, не потеряв ни одного своего. От полного разгрома турок спасало лишь бегство – их корабли французской постройки с обшитым медью днищем были значительно быстроходнее российских. Но, помня о победах Фёдора Фёдоровича, не стоит забывать о его боевых товарищах, сокрушивших турецкий флот в сражении под Очаковым 17–18 июня 1788 года.

Поначалу осада главной военно-морской базы турок на Чёрном море развивалась медленно. Не шли дела и на море. Адмирал Николай Мордвинов получил известность как самый либеральный сановник Российской империи и большой поклонник всего английского – но флотоводцем он оказался никудышным.

Лишь после многократных понуканий командующего осадной армией Григория Потёмкина адмирал послал в атаку на весь турецкий флот одну гребную плавающую батарею и две галеры.

Само собой, атака провалилась, и плавбатарея погибла. Возмущённый Потёмкин отправил Мордвинова заниматься тылом, а в бой послал моряков иного склада. Биография каждого из них тянула на многотомный приключенческий роман.

На Очаков я гляжу

Русскую парусную эскадру возглавил американский адмирал Джон Пол Джонс. Во время войны за независимость США эскадра Джонса наводила ужас на английские караваны, а сам он особенно прославился при захвате фрегата «Серапис». В ходе боя корабль Джонса «Простак Ричард» попал под огонь противника, получил несколько залпов от своих, на нём взорвались две пушки, и горящий корабль начал тонуть. «Сдавайтесь!» – потребовал командир «Сераписа», «Я ещё не начал драться!» – ответил Джонс, взял английский фрегат на абордаж и вынудил его поднять белый флаг перед тем, как разбитый вдребезги «Простак Ричард» ушёл под воду.

Адмирал Джон Пол Джонс.Адмирал Джон Пол Джонс.Иллюстрация: фрагмент картины Джорджа Мэтьюза

Командиры гребных флотилий имели на своём счету не меньше приключений. Полуиспанец, полуирландец Хосе де Рибас отличился ещё в прошлую Русско-турецкую войну. После уничтожения вражеского флота в Чесменской бухте 26 июня 1770 года де Рибас воевал с турками на суше и участвовал в спецоперации по захвату претендовавшей на русский престол авантюристки княжны Таракановой. Грек Панаиоти Алексиано также отметился в Чесменской битве. Затем, командуя фрегатом «Святой Павел», потопил и захватил несколько десятков вражеских судов, разгромил четыре береговых крепости, сжёг в египетском порту Дамиетта два фрегата, а на обратном пути прихватил яхту с крупным сановником, направленным в Египет самим султаном.

Хосе де Рибас.Хосе де Рибас.Иллюстрация: фрагмент картины Иоганна Баптиста Лампи Старшего

Поставленный над де Рибасом и Алексиано франко-немецкий авантюрист Карл-Генрих Нассау-Зиген сбежал от карточных долгов в кругосветное плаванье и сделал союзником Франции вождя одного из племён острова Таити, переспав с его женой. После восстания американских колоний против Англии Нассау-Зиген под влиянием своего приятеля, знаменитого драматурга, автора «Севильского цирюльника» и «Женитьбы Фигаро» Пьера Бомарше создал добровольческий корпус для помощи повстанцам. Потом воевал во французском флоте и едва не погиб при штурме Гибралтара – плавучая батарея, которой он командовал, загорелась от английских калёных ядер и взорвалась.

Все четверо были мужчинами темпераментными, и обсуждение планов сражений не раз едва не переходило в дуэль.

Личный состав флотилий соответствовал командованию. Наряду с русскими там служили черноморские казаки, пришедшие с Алексиано греки и офицеры, набранные по всей Европе.

От армии к операции был привлечён Александр Васильевич Суворов, разгромивший турецкий десант у крепости Кинбурн, злящийся на медлительность осады и достающий Потёмкина частушкой «Я на камушке сижу, на Очаков я гляжу».

Гаджибей пал

Казалось, у турок все преимущества – и единое командование, и многократный перевес: 10 линейных кораблей, шесть больших фрегатов и 47 кораблей помельче почти с тысячей пушек и 11 тысячами моряков на борту. Им противостояли один линейный корабль, два больших фрегата и 55 иных кораблей, в основном гребных, свыше 400 орудий, большей частью лёгких, и 5,3 тысячи солдат, моряков и казаков. Турецкий адмирал Хасан-паша, решив, что сил у него слишком много, оставил шесть линкоров в резерве и 7 июня начал атаку без них. Торопясь раздавить неверных, вражеские корабли сбились в кучу и попали под перекрёстный огонь. Спереди их обстреливали главные силы русского флота, а во фланг ударил отряд Алексиано.

Потеряв три корабля, турки отступили и решили, приведя себя в порядок, ударить уже всеми силами – но не успели. В ночь с 16 на 17 июня к флагману капудан-паши подплыла казачья лодка, и на его борту появилась надпись: «Сжечь. Пол Джонс». Утром распоряжение было исполнено. Под огнём отряда Джонса флагман загорелся и, отходя, сел на мель, где его и добили.

Главное морское сражение Русско-турецкой войны 1787–1791 годов. Иллюстрация: «Штурм Измаила».Главное морское сражение Русско-турецкой войны 1787–1791 годов. Иллюстрация: «Штурм Измаила».Гравюра Самуила Петровича Шифляра на основе натурной зарисовки.

Слабость русской артиллерии компенсировалась лучшей подготовкой артиллеристов, умело применявших зажигательные снаряды. На абордаж турки идти не рисковали. Накануне, 20 мая, капитан 2-го ранга Христиан Остен-Сакен погиб, взорвав свою дубель-шлюпку (малый гребной корабль) вместе с четырьмя сцепившимися с ней вражескими галерами.

Русские морские пехотинцы бригадира Николая Корсакова и казаки атамана Сидора Белого без колебаний зачищали неприятельские палубы. Им было где разгуляться. Отступая к Очакову, турецкий флот поневоле проходил мимо Кинбурнской косы, а там его поджидали пушки, скрытно установленные Суворовым. Сбившиеся в панике с фарватера турки садились на мель, где утром на них навалились мелкосидящие гребные корабли. Всего за двое суток сгорели два линкора с 66 и 60 пушками, пять больших фрегатов с 46 пушками и четыре гребных корабля. Ещё один линейный корабль, один большой фрегат и несколько мелких кораблей превратились в развалины и затонули по дороге домой. Погибло и попало в плен не менее 5 тысяч моряков. Русский флот потерял около 100 человек убитыми и ранеными, включая Сидора Белого, и плавбатарею, но пополнился трофейным линкором «Эдждер Башлы», переименованным в «Мученик Леонтий».

Турок продолжали добивать и дальше.

После атаки 1 июля на рейде Очакова они потеряли ещё 13 кораблей. Затем казаки и флотилия де Рибаса 7 ноября захватили укреплённый остров Березань. 6 декабря пал Очаков, а 14 сентября 1789 года де Рибас взял крепость Гаджибей. Именно на её месте возникла Одесса, основателем и первым градоначальником которой и стал дон Хосе.