мск 19°
  • USD ЦБ 73,6376
  • EUR ЦБ 87,1722
  • GBP ЦБ 96,4211
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Из-за пандемии бывшие заключённые оказались в бедственном положении

С началом режима самоизоляция из-за пандемии коронавирусной инфекции безработными, по данным Росстата, стали более одного миллиона россиян. Работу теряли и с большим трудом находили рядовые граждане, что уж говорить о людях, только вышедших из мест лишения свободы. Нынешней весной и летом найти работу им нереально.

Организация «Новая жизнь» из Екатеринбурга помогает людям с ВИЧ, гепатитом С, туберкулёзом, а также бывшим заключённым. С января по июль в фонд обратилось 192 уральца, освободившихся из мест заключения. Им было трудно найти дом и работу в условиях самоизоляции, когда даже передвижения по городу ограничены.

– Если государство выбирает тех, кому нужна социальная поддержка, о бывших заключённых в силу разных причин оно думает в последнюю очередь. Это не многодетные семьи, не пожилые, не сироты. Поэтому освободившиеся попали в тяжелейшую ситуацию. После колонии человек и так в прострации: не знает, как жить теперь, где найти жильё, как устроиться на работу. А тут ещё какая-то пандемия: всё закрыто, денег на еду нет. Чтобы помочь, мы развозили продуктовые наборы – всего 385 наборов с января этого года, – рассказал активист Александр Чебин.

Ежегодно в Свердловской области освобождаются 3–3,5 тыс. человек.

Их поддерживают благотворительные организации, но помогать стало сложнее. «Новой жизни» удалось проконсультировать по вопросам трудоустройства 61 человека, и только 34 нашли работу.

В центры занятости Свердловской области ежегодно обращаются около 200 бывших заключённых – это порядка 20 процентов от общего числа освободившихся, рассказали «Октагону» в департаменте по труду и занятости населения региона. За последние шесть месяцев к ним обратились 869 человек, а смогли трудоустроиться 158.

– Специалисты центров занятости принимают участие в занятиях «Школы подготовки к освобождению». Гражданам, отбывающим наказание, предоставляются консультационные и профориентационные услуги, даётся информация о профессиональном обучении, возможностях постоянного и временного трудоустройства, проводятся различные тренинги, – сообщила исполняющая обязанности директора департамента Ирина Малютина.

Бывшие заключённые рады хоть какой-нибудь работе. Это шанс поверить в свои силы, обрести уверенность и начать новую жизнь.
Бывшие заключённые рады хоть какой-нибудь работе. Это шанс поверить в свои силы, обрести уверенность и начать новую жизнь.
Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Однако в период пандемии специалисты центра занятости перестали выезжать в колонии.

О том, как бывшим заключённым живётся, рассказывать журналистам они сами не решаются – вдруг кто-то из знакомых узнает? Один из подопечных фонда рассказал о проблемах на условиях анонимности. Публикуем его монолог полностью:

«Я вышел условно-досрочно 19 мая. В среднем от момента подачи документов до суда проходит полтора – два месяца. Были слухи, что в пандемию решили сильно не придираться к тем, кто просил досрочное. У меня так и получилось. До этого четыре раза подавал документы. А тут отпустили по 80-й статье «Замена неотбытой части наказания более мягким наказанием». В эпидемию судьи работали через Skype. Через 10 дней после получения постановления я освободился.

Мне повезло, сократил срок на четыре года. Должен был сидеть 18 лет за дело по статьям «Разбойное нападение» и «Убийство», но убийство я так и не признал. Несмотря на непризнание вины, суд меня всё равно освободил.

Раз в месяц хожу отмечаться, по желанию могут навестить сотрудники полиции. Но нет ограничения по времени или по местам, где могу бывать. В этом плане проблем нет, тем более что в пандемию особо никуда не пойдёшь. Есть те, у кого надзор сохраняется.

Мне повезло и в том, что дома меня ждали жена, ребёнок, мама. Есть где жить: своя квартира, квартира мамы. Многим же неясно, куда идти после освобождения. Для них есть фонды, которые предоставляют жильё, дают подработку и помогают оформить документы. Но чтобы нормально трудоустроиться – такой помощи нигде нет.

«В ИК очень мало ставок, соответственно, мало кто получает зарплату. Люди, если хотят, идут работать бесплатно».
«В ИК очень мало ставок, соответственно, мало кто получает зарплату. Люди, если хотят, идут работать бесплатно».
Фото: Михаил Мордасов/ИТАР-ТАСС

В колонии есть бесплатное обучение на столяра, портного или слесаря-механика по ремонту автомобилей. Я и так по образованию механик, права категории В, С получил в 1995 году и надеялся устроиться водителем.

В ИК очень мало ставок, соответственно, мало кто получает зарплату. Люди, если хотят, идут работать бесплатно. Если бы я в колонии мог устроиться, то скопил бы денег на чёрный день, но это было невозможно. У меня ничего не было после освобождения.

С 1 июня встал на учёт в центр занятости. Документы у меня собирали долго, сроки переносили, в итоге сообщили результат не через 10 дней, как обещали, а через месяц.

Указали, что за семь дней мне начисляют 1190 рублей пособия. Месяц прошёл, а денег нет.

Сразу принялся за поиск работы по сайтам и приложениям. Через знакомых сложнее, за 14 лет все они растворились, осталось только два верных друга.

Жить не на что. Пока поддерживают семья и друзья. Когда понял, что никакой работы не найду, снова помогли друзья. Они оплатили мне обучение на водителя погрузчика, а это 26 тысяч рублей. После обучения у меня будет больше возможностей найти место.

И раньше была проблема устроиться: никто не горит желанием нанимать бывшего осуждённого. Не могу найти даже простую подработку. Для тех же курьеров есть материальная ответственность за товар. Учитывая, где я был, туда меня не берут. Часть вакансий отпадает из-за возраста: осенью мне 44 года, это уже тот возраст, когда работу сложно найти и людям без судимости.

Правда, предлагали работать в такси. Но, во-первых, у таксистов зарплаты низкие, во-вторых, автомобиль в аренду от автопарка такси – это дорого, тебе остаются копейки. В-третьих, теперь вся работа через гаджеты, а я далёк от этой темы. В-четвёртых, там постоянные конфликты – так рассказывал знакомый. А я освободился условно-досрочно, и мне вообще нельзя ни в каких конфликтах участвовать. Наоборот, надо минимизировать общение с незнакомыми людьми.

Через несколько дней я сдаю практику в автошколе, после этого начну усиленно искать работу. Мне предлагали работать вахтовым методом, но у меня была учёба, у меня здесь семья и мама, я не мог оставить их. Теперь хоть какая, хоть куда, лишь бы найти. Они меня долго поддерживали, я должен найти хоть что-то.

Если устроюсь на работу, то бог с ним, с этим пособием, даже разбираться не буду. Пособие было нужно на первое время, чтобы продержаться. Если бы не близкие, не знаю, что бы со мной было».

Екатеринбург

Фото на обложке: Евгений Епанчинцев/ТАСС

Читайте также