Импортозамещение антибиотиков оценили сроком

Импортозамещение антибиотиков оценили сроком

Истории 07 апреля Игорь Лесовских

На фоне паники, связанной с распространением нового коронавируса, особый интерес вызывают новости о разработке и производстве противовирусной вакцины. Страны пытаются опередить друг друга в создании лекарства. Такие же амбиции есть у российских вирусологов. Впрочем, даже если вакцина и будет разработана нашими учёными, не факт, что удастся быстро наладить её производство.

Примером этому может служить попытка создания в России своих антибиотиков с действующими веществами рифамицин и джозамицин. В рамках импортозамещения Минпромторг потратил на разработку порядка 100 млн рублей. В итоге лекарственные препараты не пошли в промышленное производство, а подрядчик получил срок.

История создания препаратов на основе жизненно необходимых антибиотиков рифамицина и джозамицина началась ещё в 2012 году. Оба лекарства – антибиотики широкого спектра действия. Они применяются при лечении отита, ларингита, пневмонии, туберкулёза, скарлатины и других заболеваний. В России использовались лишь голландские и французские лекарства, поэтому правительство решило в рамках импортозамещения организовать производство препаратов на местном рынке. Для этого был объявлен государственный тендер «на выполнение научно-исследовательской и опытно-конструкторской разработки [НИОКР] технологии и организации производства рифамицина и джозамицина».

Лабораторные образцы препаратовЛабораторные образцы препаратовФото: Wolfgang Kumm/DPA/TASS

Контракт на работу был заключён с АО «Омутнинская научная опытно-промышленная база» (ОНОПБ, бывшее учреждение Минобороны СССР, сейчас специализируется на производстве субстанций противоопухолевых препаратов). Учреждение в Кировской области возглавлял военный учёный Юрий Мироненко, который участвовал в разработке порядка 45 технологий получения лекарственных средств, аналогов которых в России не было.

Как позже пояснил суду сам Мироненко, этот контракт был жизненно необходим предприятию, так как в 2011 году компания потеряла крупного заказчика с Украины и оказалась на грани банкротства. В итоге после заключения контракта с Минпромторгом России учреждение получило около 100 млн рублей на реализацию НИОКР. Согласно техническому заданию, за 600 дней учёные должны были разработать технологию производства субстанций, оптимизировать процесс биосинтеза в лабораториях, а затем провести масштабирование биосинтеза на опытно-промышленной установке и начать промышленное производство препаратов.

Производство препаратов в биотехнологической компанииПроизводство препаратов в биотехнологической компанииФото: Сергей Коньков/ТАСС

Работы велись с 2012 по 2014 год. Минпромторг получил большой объём рабочей документации. Правда, организовать по ней производство оказалось невозможно. Во-первых, Минздрав России отказался регистрировать препараты из-за отсутствия необходимых испытаний. Выяснилось, что часть «живых» исследований, которые были описаны в документации, в действительности не проводилась. Отчёты учёные составляли на основе данных из иностранных источников – патентов и научно-технической литературы.

Из материалов уголовного дела: «В отчётах по государственным контрактам имеются акты о наработке субстанций лекарственных препаратов. В реальности их наработано не было. Исполнители писали отчёты на основе данных из зарубежных источников, применительно к оборудованию своего предприятия, сколько можно на нём наработать той или иной субстанции». 

Как выяснилось, проводить теоретические расчёты учёным пришлось из-за неактивности штаммов-продуцентов (микроорганизмов, которые должны вырабатывать необходимые субстанции антибиотиков). Их выводили специалисты компании «Инжбио», принадлежащей Центру биоинженерии РАН. Как оказалось, выйти из положения можно было лишь одним способом – приобрести активные штаммы на рынке технологий. Правда, их стоимость составляет не менее 1 млн долларов. Позже учёные предлагали Минпромторгу закупить активный штамм и начать производство, но деньги на это в ведомстве давать отказались.

В 2017 году с подачи оперативников УФСБ по Кировской области следователи возбудили уголовное дело в отношении Юрия Мироненко по факту мошенничества (ст. 159 УК РФ). Сначала облсуд оправдал учёного, но после пересмотра признал виновным. Мироненко на три года условно лишён свободы. А вот вернуть потраченные из бюджета 100 млн рублей в рамках уголовного дела Минпромторгу не удалось. Гражданский иск от министерства к учёному до сих пор не поступил.