Дело калининградских врачей близится к финалу

Дело калининградских врачей близится к финалу

Истории 18 ноября Татьяна Чеботарёва

13 ноября в Калининградском областном суде состоялось очередное слушание по делу врача Элины Сушкевич, обвиняемой в убийстве новорождённого. Судьба неонатолога может решиться в течение месяца. Что известно на сегодняшний день, и как «дело Сушкевич» может сказаться на медицине в целом, выяснял «Октагон».

История дела и версия обвинения

Дело калининградских врачей прогремело осенью 2018 года: 6 ноября в калининградском роддоме № 4 умер младенец. Он родился недоношенным, с экстремально низкой массой тела 700 граммов. Мать – приезжая из Узбекистана – жила в Калининграде без регистрации и не наблюдалась у врачей.

Вначале следователи заподозрили и.о. главврача роддома Елену Белую в том, что она допустила смерть ребёнка, чтобы не испортить статистику и не тратить ресурсы больницы – не вводить новорождённому препарат «Куросурф» (способствует раскрытию несовершенных лёгких). Потом Белую обвинили в том, что она дала указание убить ребёнка вызванную к нему Элину Сушкевич – неонатолога выездной реанимационной бригады Регионального перинатального центра (РПЦ).

Первой подозреваемой была и.о. главврача роддома Елена Белая.Первой подозреваемой была и.о. главврача роддома Елена Белая.Фото: Михаил Голенков/РИА Новости

По версии следствия, чтобы перевести смерть недоношенного ребёнка из позиции младенческой смертности в интранатальную (гибель плода во время родов), Сушкевич ввела ему смертельную дозу сульфата магния. Такие показания дала главный свидетель обвинения, заведующая отделением новорождённых роддома № 4 Татьяна Косарева.

По её словам, согласно требованию Белой, Элина Сушкевич ввела магнезию в катетер новорождённому. Далее, по утверждению Косаревой, Белая приказала переписать документы, чтобы никто не узнал о случившемся. Косарева же сохранила настоящую карту с историей родов.

Домашний арест без права выноса мусора

Сотрудники Следственного комитета РФ задержали Сушкевич 28 июня этого года. Сначала она находилась в изоляторе временного содержания, позже меру пресечения изменили на домашний арест. Против врача возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии»). Максимальное наказание – лишение свободы вплоть до пожизненного заключения. Также предъявлено обвинение Елене Белой в организации умышленного убийства малолетнего по ч. 3 ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

На последнем заседании адвокат Андрей Золотухин попросил разрешить Элине Сушкевич часовые прогулки три раза в неделю, хотя бы для похода за покупками и выноса мусора: «Сушкевич может выходить из дома только с разрешения суда или инспекции Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Телефоном ей пользоваться нельзя. Исключение – звонок инспектору. Она звонит и объясняет, что живёт одна, вынести мусор и сделать покупки некому. На что ей отвечают, что у них нет полномочий разрешать ей выход из дома».

Судья отказал врачу в прогулках и рекомендовал обратиться в службу исполнения наказаний за письменным ответом: «Будете с ним не согласны, тогда обжалуйте в суде».

Позиция защиты и Сушкевич

Адвокаты подсудимых неоднократно подчёркивали, что показания Косаревой не раз менялись. 14 ноября 2018 года она, например, утверждала, что магнезия ребёнку не вводилась и его не убивали. Сама Косарева объясняет расхождение в показаниях тем, что факт убийства младенца скрывала, испугавшись угроз Белой.

Сушкевич (на фото слева) утверждает, что Белая (на фото справа) не давала ей указаний убивать ребёнка.Сушкевич (на фото слева) утверждает, что Белая (на фото справа) не давала ей указаний убивать ребёнка.Фото: Михаил Голенков/РИА Новости

Защита настаивает на том, что новорождённому изначально оказывалась помощь, не адекватная тяжести его состояния. Дежурная врач-неонатолог роддома Екатерина Кисель, по словам адвокатов, переоценила свои возможности: проведённая ею реанимация была неуспешной, а выездную бригаду, в составе которой в роддом № 4 приехала доктор Сушкевич как специалист более высокого уровня, вызвали слишком поздно. Сама Сушкевич утверждает, что Елена Белая не давала ей указаний убивать ребёнка, тем более введя ему магнезию. «Это абсолютно бессмысленная манипуляция, – объясняла она на одном из заседаний. – Для того чтобы ускорить летальный исход такого ребёнка, достаточно отключить его от аппарата или просто перестать лечить. По приезде я видела два анализа КЩС (кислотно-щелочного состояния) крови и лист наблюдения за ребёнком, который был заполнен только параметрами ИВЛ. Остального ничего в листе не было: ни частоты сердечных сокращений, ни температуры, ни частоты дыхания, ни давления. Он должен заполняться каждый час, а порой и чаще, если этого требует состояние ребёнка. И заполнить его потом невозможно. То лечение, которое мне описали устно, абсолютно не соответствовало тяжести состояния новорождённого».

Выводы экспертов

Первая судебно-медицинская экспертиза, сделанная в калининградском БСМЭ, говорит, что смерть наступила из-за болезни гиалиновых мембран (синдром дыхательных расстройств). Последующая назначенная следствием экспертиза питерского БСМЭ делает вывод, что наличие магния в тканях желудка, почек и лёгкого свидетельствует о том, что ребёнку вводился магний, и что первую помощь ему в роддоме оказали достаточную.

«Мы приглашали самых опытных медиков страны, чтобы они могли прокомментировать тему содержания магния в организме, но ходатайства об их участии в заседании отклонялись».

Камиль Бабасов | адвокат Камиль Бабасов
адвокат

– Суд отказался допрашивать в качестве свидетелей академика Володина, докторов наук Дегтярёва и Суходолову, которые могли бы рассказать о свойствах сульфата магния и о его влиянии на организм, – говорит защитник Камиль Бабасов.

«Просмотрев материалы дела, я с полной уверенностью – и как педиатр, и как токсиколог – заявляю, что смерть ребёнка была естественной», – сказала журналистам единственный в стране педиатр-токсиколог Галина Суходолова.

Мнение врачей

Дело Сушкевич имеет резонанс не только в российском медицинском сообществе, но и за рубежом. Несколько десятков тысяч человек подписали петицию в защиту Сушкевич. Врачи и многие пациенты изменили аватарки в соцсетях, добавив символическую фразу в поддержку неонатолога: Я/Мы Элина Сушкевич.

По словам врача-неонатолога, доктора медицинских наук, профессора Дмитрия Дегтярёва, если сейчас оставить всё без изменений, судебные процессы, подобные калининградскому, могут начаться во многих регионах России. Врач полагает, что это, в свою очередь, остановит или значительно замедлит совершенствование региональной перинатальной помощи.

За Сушкевич заступился и президент Национальной медицинской палаты, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

Он предложил провести новую экспертизу. 12 июня этого года Рошаль обратился к президенту Владимиру Путину с просьбой обратить внимание на дело калининградских врачей.

Академик РАН, глава Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины Николай Володин заявил «Октагону»:

– Есть ещё история родов, где указано мертворождение, причём подписи стоят акушера-гинеколога и реаниматолога роддома. Никто на это не обращает внимания. Как и на то, что будущая мать ранее имела выкидыш и слишком скоро вновь забеременела, что ей было не рекомендовано. Женщину надо было обследовать, класть на сохранение и, возможно, мог бы родиться жизнеспособный ребёнок. Никто на всём пути не обеспечил здоровье ни матери, ни ребёнку.

«Главное – это добиться истины, ведь только на её основании можно делать выводы. А вот материалы дела меня не убеждают в том, что истина торжествует. Нашли крайнего – неонатолога Элину Сушкевич, причём показал на неё коллектив учреждения (роддома № 4), к которому она как специалист выездной бригады перинатального центра не имеет отношения».

Николай Володин | глава Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины Николай Володин
глава Российской ассоциации специалистов перинатальной медицины

По словам Володина, дело Сушкевич – колоссальный удар по отечественной перинатологии.

Выгоднее стать стоматологом

Наш фонд курирует несколько семей, для которых Элина как врач сделала много. Каждый ребёнок, каждый случай был дня неё критически важен, – высказала своё мнение соучредитель детского благотворительного центра «Верю в чудо» София Лагутинская. По её словам, тот факт, что Сушкевич подозревают в убийстве, может плохо повлиять и на будущих врачей. – Они не захотят идти в педиатрию, терапию, реанимацию. Куда выгоднее стать стоматологом или пластическим хирургом, где нет подобных судебных дел.

Сегодня из-за ситуации с коронавирусом на заседания по делу врачей в суд пускают только прессу.Сегодня из-за ситуации с коронавирусом на заседания по делу врачей в суд пускают только прессу.Фото: Михаил Голенков/РИА Новости

Сегодня из-за ситуации с коронавирусом на заседания по делу врачей в суд пускают только прессу. Но матери детей, выхаживанием которых занималась Сушкевич, приходят поддержать её к зданию суда.

– Когда мой ребёнок три недели находился между жизнью и смертью, был на ИВЛ, а мы не понимали, что происходит, Элина Сергеевна нас поддерживала, успокаивала, объясняла ситуацию, – говорит калининградка Юлия Фисенко. Её сын Давид родился весом 950 граммов. – Сегодня мой мальчик ничем не отличается от других детей.

Следующее заседание суда состоится 19 ноября.

Калининград