мск 15°
  • USD ЦБ 71,2298
  • EUR ЦБ 80,2689
  • GBP ЦБ 89,6712
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

«Дальневосточный гектар»: четыре года спустя

Программа по освоению «дальневосточного гектара» действует уже больше четырёх лет. За это время россияне получили почти 82 тысячи участков, 90 процентов из них взяли жители Дальнего Востока. На жителей остальной части страны приходится каждый десятый участок.

Несмотря на то, что освоение «дальневосточного гектара» идёт полным ходом, ещё многое нужно доработать – провести электричество, построить дорогу, наладить инфраструктуру. «Октагон» пообщался с тремя обладателями гектаров о том, каково это – перебраться из города на нетронутую землю.

Дом, который построил Паша

Несколько лет назад Павел Кочетков был диджеем. В углу одной из комнат его ещё строящегося дома стоят две большие колонки. Он иногда вспоминает прошлое и устраивает дискотеки для своих родных и соседей из посёлка Кругликово. Сюда он приезжает со своей семьёй: женой и двумя детьми. Совсем недавно в семье произошло пополнение: каждому ребёнку подарили щенка.

Павел взял в Кругликово землю по программе «Дальневосточный гектар». Он сделал это практически сразу после принятия в 2016 году закона. Быстро он приступил и к его освоению.

– Мы ещё лет пять назад с супругой думали о том, чтобы где-то за городом купить землю и построить свой дом. Даже ездили по Хабаровску, искали участки, но услышали, что планируется программа («Дальневосточный гектар». – τ.), дождались, пока запустится в Амурском районе, пообщались и поняли – тема рабочая, – вспоминает Павел.

Уже 1 октября в районе им. Лазо Хабаровского края начала действовать эта программа. Павел присмотрелся к участку в посёлке Кругликово.

@octagon.media, 2020

– Смотрели вдоль Владивостокской трассы, там были очень неплохие участки. Но я понимал, что выезд с федеральной трассы не позволит нам своими силами построить дом – я ещё работаю в строительной сфере, с нюансами знаком. По посёлкам покатались, остановили выбор на этом самом участке, – говорит Павел, указывая на свою землю.

Выглядел участок не самым лучшим образом, вспоминает он. Вокруг была марь из-за избытка влаги при ежегодном промерзании почвы на несколько метров. Но проблемы с рельефом Павла не остановили.

– Тут кочка была по колено, воды по щиколотку. Мы поговорили с главой поселения, объяснили ей, что мы хотим, для чего нам участок. Где-то 2–3 октября мы с супругой приехали сюда. По лесу, по кочке, по всей этой мари ходили, отсчитывали 100 шагов – мы примерно понимаем, что такое гектар. Остановили выбор на этом участке, поехали ко мне в офис и подали заявку, – говорит он.

Надо было как-то избавиться от излишков влаги в земле. Вариантов два: либо осушать землю, либо засыпать её привозным грунтом. Второй способ оказался слишком дорогим, объясняет Павел. Тогда он сделал ход конём и выкопал озеро на своём участке. А весь грунт использовал, чтобы поднять слой земли как минимум на метр. Всю эту работу Кочетковы провернули за месяц и уже в начале весны огородили участок забором.

Им дали участки практически на халяву, а это неслабый актив. Так они хотят ещё кучу мер поддержки. Большинство хочет как: дайте мне землю, постройте там ферму, дом, организуйте все производственные процессы, а я буду директором.

– Где-то в мае-июне мы собрали небольшой домик, чтобы проводить здесь время. Мы тут находимся практически каждые выходные. Даже когда объявили режим самоизоляции, мы дружно семьёй три-четыре недели жили здесь, не выезжая, – продолжает Павел.

На этом планы не закончились – Павел приступил к строительству полноценного жилья. По его словам, именно для этого он и взял «дальневосточный гектар». Он планирует перебраться жить в свой загородный дом. Уже заложили фундамент, возвели стены. Всю работу Павел делает сам при помощи двух помощников из посёлка.

Пятьдесят и одна семья

Район им. Лазо, где находится участок Павла Кочеткова, быстро стал самым популярным среди «гектарщиков». Здесь (посёлки Зоевка, Кругликово и Владимировка) расположена самая крупная агломерация гектаров в крае. На сегодняшний день тут компактно уместились больше 500 участков.

На участках пока нет электричества, но работы уже идут. На проведение ЛЭП выделили 133 миллиона рублей. Планируется строительство дороги протяжённостью 9 километров. Она обойдётся в 305 миллионов и будет готова к концу этого года. Деньги выделят из федерального и краевого бюджетов равными частями.

Согласно статистике, большую часть «дальневосточных гектаров» берут под строительство жилья. Однако так поступают не все. Один из первопроходцев «дальневосточного гектара» – Сергей Суровцев. Площадь его участка – 2,9 гектара.

@octagon.media, 2020

Сергей – один из немногих, кто использует свою землю для пчеловодства. Четыре года назад пасечник начинал всего с 15 пчелосемей, а сейчас довёл их количество до 50. Работать ему помогает один из самых опытных пчеловодов края Владимир Сергеев. Он один из немногих пасечников в России, которые используют так называемый американо-канадский метод разведения пчёл.

– Зимовка была хорошая, можно сказать, что отличная. Сейчас идёт активное развитие пчелосемей. Мы применяем метод систематической подкормки, что даёт повод пчеле развиваться интенсивнее. Сергей увлёкся американо-канадским методом. Это многокорпусная система, которая намного эффективнее для пчеловодства. Я считаю, что другие системы – это каменный век, – говорит Владимир.

На момент разговора Владимир был на пасеке за старшего. Сергей с детьми отправился на сплав по реке, а его жена занимается продажей мёда.

У Сергея четверо детей: две дочери и два сына. Все они помогают в освоении «дальневосточного гектара». Жена Сергея Юлия Суровцева производит продукты по уходу за телом из трав и мёда. У пчеловода хватает времени на другие проекты: он выращивает иван-чай, а несколько лет назад построил необычный гостевой домик: любой желающий может зайти туда и расслабиться под жужжание полосатых насекомых.

Сергей Суровцев справляется с работой своими силами – он ещё ни разу не обращался к государству за субсидиями. По его мнению, это занимает слишком много времени, которого и без того всегда мало.

Впрочем, на гектаре не обходится без проблем. Как говорит Владимир Сергеев, в этих краях водится много любителей дикого мёда, которые так и норовят его съесть.

– Сталкивался с животными, которые любят мёд и часто приходят на пасеки. Бывает, что за один раз медведь по пять-десять ульев разбивает, накушается и уходит. Но для этого есть система «электросторож». Есть такая ограда, куда подаётся по проводам малое напряжение. Медведя это очень пугает, и он убегает, – объясняет Владимир.

Потерять всё и начать заново

– У меня стоял домик новый полностью. Окна, двери, утеплители и всё новое оборудование, запасные части. Тут мне звонят соседи. Говорят, что у меня пожар. Дом тысяч за 450, оборудование ещё тысяч на 300. Всё сгорело за 40 минут, суммарный ущерб в 750 тысяч, – так начинает свою историю 33-летний Михаил Утробин.

Он приобрёл свои пять «дальневосточных гектаров» в Кругликово три года назад. С самого начала всё пошло не по плану. Михаил допустил ошибку ещё на первом этапе, при строительстве дома. Тогда он потерял все деньги, которые у него на тот момент были.

– Я, когда зашёл сюда, то начал строить коровник. Как наивный парень, перевёл всю сумму компании с уставным капиталом в 10 тысяч. Так 700 тысяч рублей я «подарил» компании. Выиграл суд, приставы получили решение, но своих денег я так и не увидел и уже вряд ли когда-то увижу. Это первое, что сильно подкосило: 700 тысяч на первом этапе – для меня просто космические деньги, – делится Михаил.

Так все будущие хозяева «Дальневосточного гектара» в первый раз видят свои владения.
Так все будущие хозяева «Дальневосточного гектара» в первый раз видят свои владения.
Фото: Игорь Онучин/РИА Новости

Сейчас предприниматель вспоминает эту историю с улыбкой. Но тогда, три года назад, Михаилу пришлось влезть в долги. Он заложил квартиру, машину и всё остальное, что было возможно. И начал всё с начала. Со второй попытки достроил коровник и завёз первых животных. На этом этапе Михаил понял, что бизнес-план не был проработан до конца. Выяснилось, что потратить придётся гораздо больше, чем планировалось.

– В бизнес-плане не было учтено ветеринарное сопровождение. Беру я ветеринара, а коровы у меня все беременные. Когда они все начали массово телиться, ветеринарша уходит в запой. В итоге половина коров из всего стада телилась без сопровождения, а найти человека очень сложно – специалистов мало, – говорит он.

Сейчас уже полтора года Михаил сотрудничает с ветеринаром, и никаких проблем со здоровьем животные не испытывают. Потом произошло ещё много чего, о чём Михаил вспоминает сейчас со смехом. Однако ко всем проблемам предприниматель относится спокойно. По его словам, это неизбежно.

Фермер уже уверенно стоит на ногах. У него 18 коров, а летом ожидается пополнение.

Желание построить своё фермерское хозяйство – один из самых частых поводов для подачи заявки на получение «Дальневосточного гектара».
Желание построить своё фермерское хозяйство – один из самых частых поводов для подачи заявки на получение «Дальневосточного гектара».
Фото: Георгий Зимарев/РИА Новости

Михаила можно назвать технократом среди фермеров. Он активно ведёт социальные сети, в прямом эфире рассказывает о процессах и состоянии своих животных. При этом он утверждает, что не вкладывается в рекламу: все его клиенты – это люди, которые пришли к нему ещё полтора года назад и рассказали другим. Подход к фермерству у Михаила тоже свой.

– У большинства людей понятие о фермерах очень расплывчатое. Это прежде всего хозяин и руководитель процесса, я считаю. Процесс фермерский не должен заканчиваться только на содержании животных. Важно понимать, как ты это переработаешь и кому всё это продашь. Без этих двух составляющих фермерство будет, скорее всего, убыточным, – объясняет Михаил.

Фермер знает, о чём говорит: из молока своих коров он производит творог, йогурт, сыр и другие продукты. По его словам, пандемия коронавируса стала для его коллег проверкой на прочность.

– У меня есть фермеры, которые раньше меня убеждали, что нужно просто продавать молоко оптом. Сейчас они полностью поменяли свою концепцию и делают под копирку то же, что и я: ведут Instagram, рассказывают, показывают свою историю. Воспринимают как руководство к действию. Когда из-за коронавируса им сказали: «Извините, нам ваше сырое молоко не нужно», они задумались, что нужна своя цепочка сбыта, – говорит Михаил.

Сейчас фермер планирует на своём гектаре открыть небольшую турбазу и увеличить поголовье скота. В будущем Михаил собирается жить здесь же.

Хабаровск

Иллюстрация: Павел Кузьмин

Читайте также