«Дальневосточному гектару» не хватило размаха

«Дальневосточному гектару» не хватило размаха

Истории 04 июня Иван Зуев

«Октагон» неделю искал героев из Центральной России, которые получили «дальневосточный гектар» и успешно его освоили. Однако, как оказалось, найти таких людей достаточно сложно. Зато немало примеров, когда участки получали жители регионов Дальнего Востока. По официальной статистике профильного министерства, из 81,8 тысячи человек, получивших «гектар», 90 процентов – жители ДФО.

90 процентов жителей Дальнего Востока воспользовались программой «гектара», говорит эксперт Центра развития региональной политики Сергей Шахов.

– Как программа переселения она не сработала, а как программа выдачи земли сработала на 100 процентов. Они же что придумали: набрали этих «гектаров» и превратили их в охотничьи хозяйства, – говорит он.

По данным Министерства по развитию Дальнего Востока на февраль, наибольшее количество «гектаров» предоставлено в регионах ДФО: Приморском крае (участки оформили более 21 тысячи человек), Якутии (почти 14 тысяч человек), Хабаровском крае (более 12 тысяч). Примерно по 10 тысяч участников программы – из Сахалинской и Амурской областей.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

При этом общая проблема для всех, кто за эти четыре года попытался поучаствовать в программе «Дальневосточный гектар», в том, что одна из заявленных целей – развитие бизнеса на земле – оказалась почти невыполнимой.

– Все, кто пытался заняться бизнесом, столкнулись с двумя проблемами: нет людей – нет спроса, а если хочешь работать на экспорт – конкуренция с Китаем. Всю ту же продукцию, которую могут производить фермеры-переселенцы на земле, Китай производит больше и качественнее, – объясняет Шахов.

Налоговое законодательство на Дальнем Востоке такое же, как и для жителей Центральной России. К этому добавляется то, что при сопоставимой фискальной нагрузке в остальной части России на Дальнем Востоке заметно выше цены на энергоносители. Протекционистская политика для дальневосточников не осуществляется даже в той части, в которой заявлена.

В итоге спустя четыре года с начала работы программы по переселению жителей России на «дальневосточный гектар» мы пришли к тому, что на всех стендах на любой, даже самой представительной выставке демонстрируются мёд, пенька, дёготь – не самые сложные вещи. При этом продавать их в Китай получается лишь у немногих, остальные же участники программы пытаются осваивать внутренний, маленький рынок.

Предприниматель Андрей Шаплов и его компаньоны построили пекарню «Хлеб-отец» на земле, взятой по программе «Дальневосточный гектар» в Приморском крае.Предприниматель Андрей Шаплов и его компаньоны построили пекарню «Хлеб-отец» на земле, взятой по программе «Дальневосточный гектар» в Приморском крае.Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Как говорил один из героев репортажа «Октагона» про «дальневосточный гектар», только у нескольких участников программы из ста есть понимание, зачем они получили землю и что они хотя на ней делать.

Эксперт «Октагона» Сергей Шахов подтверждает, что «психологическая» часть программы в виде раздачи земли тем, кто реально хочет заниматься сельским хозяйством или охотой, чувствовать, что стоит на своей земле и просто получает удовлетворение от того, что у него есть в собственности какое-никакое хозяйство, сработала. Но опять же этот эффект ощутили только жители смежных регионов, а не жители Твери, Владимира, Вологды или Пскова. Для переселенцев из Центральной России не получилось создать привлекательной системы стимулов. По факту им предложили бросить семьи и родных на другом конце страны, чтобы получить кусок земли, который трудно конвертировать во что-то большее, чем охотничье хозяйство или пасека.

Ключевой момент, который можно изменить уже сейчас, – фискальная политика: «Я бы всех жителей освободил от НДФЛ или сделал его 3–5 процентов».

Для жителей Дальнего Востока и покупателей «гектара» с осени 2019 года начали действовать льготные условия ипотеки – президент объявил о запуске займов под 2 процента годовых. По данным Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике, к настоящему моменту заключено 7,5 тысячи договоров на «дальневосточную ипотеку» на общую сумму около 26,2 миллиарда рублей. Количество заявок превысило 27 тысяч. Средний размер кредита остаётся прежним – 3,49 миллиона рублей. Однако на июньском совещании с главами дальневосточных регионов зампред Правительства России, полпред президента в ДФО Юрий Трутнев заявил, что на строительство дома на «дальневосточном гектаре» пока оформлено всего два кредита – в Хабаровском крае и Республике Саха (Якутия).

– При царе-батюшке при переселении были серьёзные преференции: переселенцам давали бесплатно землю, крестьяне на время освобождались от уплаты земских сборов и денежных платежей, власти помогали в организации сети продовольственных магазинов. Лояльно относились к трудолюбивым старообрядцам, которые с удовольствием переезжали в ответ на такое отношение (к тому же на Дальнем Востоке для переселенцев не было воинской повинности).

При царской власти был силовой вариант заселения людей на Сахалин. Долгое время он был островом каторжан, на котором содержалась даже Сонька Золотая ручка.

Советская власть в свою очередь создавала рабочие места и оказывала материальную поддержку очень заметную. За переезд на ДВ давали очень большие деньги. Я поэтому и начал с налоговой реформы и послаблений налоговых для регионов. Я понимаю, что боятся создать офшорные зоны, но сделали же ТОСЭР или Сколково, где есть не оффшорный, но всё же особый налоговый режим, – добавляет он.