Уральские экспортёры теряют рынок, а регион – бюджет

Уральские экспортёры теряют рынок, а регион – бюджет

Экономика 08 июня Анна Фёдорова

Свердловская область и уральские экспортёры из-за пандемии коронавируса рискуют понести рекордные убытки. Объём экспорта из региона в январе-марте 2020 года снизился на 21,5 процент. И это, прогнозируют эксперты, только начало.

По данным Российского экспортного центра, Свердловская область занимает 13 строчку в рейтинге регионов по объёму экспорта. В первую очередь регион поставляет в другие государства чёрные и недрагоценные металлы, медь, продукты неорганической химии и неклассифицированные товары под «секретным кодом» (вооружение и военная техника, продукция двойного назначения, гражданское оборудование по неафишируемым контрактам).

В пятёрке крупнейших экспортеров с уральскими корнями, по данным аналитического центра «Эксперт» за 2018 год: УГМК (1,69 млрд долларов), РМК (973 млн долларов), «ВСМПО-Ависма» (685 млн долларов), MIDURAL GROUP (123 млн долларов), «Ураласбест» (107 млн долларов).

УГМК − крупнейший экспортёр Свердловской области.УГМК − крупнейший экспортёр Свердловской области.Фото: Вова Жабриков/URA.RU/TASS

Из предприятий федеральных холдингов: ЕВРАЗ-НТМК (1,17 млрд долларов), «Уральская сталь» (857 млн долларов), НЛМК-Урал (231 млн долларов), «Каменск-Уральский металлургический завод» (209 млн долларов), «ВИЗ-сталь» (194 млн долларов).

Потери экспортёров

В первом квартале 2020 года объём экспорта из Свердловской области составил 1,39 млрд долларов (95 млрд рублей). Это рекордно низкий показатель за аналогичные периоды, начиная с 2013 года. Схожая ситуация была только в 2015 году, когда регион продал за рубеж товары на 1,41 млрд долларов – и это вылилось в падение на 21 процент к уровню 2014 года.

Самый яркий и драматичный пример среди свердловских экспортеров – крупнейший в мире производитель титана, корпорация «ВСМПО-Ависма». В этом году предприятие уже снизило экспорт на 32 процента.

Причина в том, что основные зарубежные покупатели продукции – авиаконцерны Boeing, EADS/Airbus, Embraer – на фоне пандемии коронавируса значительно сократили производство. При этом в компании Boeing заявили, что ожидают рост востребованности самолётов только через три года.

«Даже для меня ситуация с «ВСМПО-Ависма» стала неожиданностью – потому что на них держался весь экспорт и торговый оборот региона с США. На заседаниях штаба мы рассматриваем положение предприятия еженедельно», – заявил глава Уральской торгово-промышленной палаты (УТПП) Андрей Беседин на пресс-конференции.

Другие предприятия-экспортёры Свердловской области, по его словам, пока значительно отстают от корпорации по объёмам снижения экспорта, но корректируют годовые прогнозы с учётом новой реальности.

Пандемия коронавируса «оказывает существенное влияние на результаты деятельности», говорится в квартальном отчёте «Ураласбеста». Для оперативного реагирования на изменения на предприятии вводят «контроль соответствия бюджетов доходов-расходов».

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

Крупнейшие уральские производители не раскрывают информацию о динамике экспорта. В УГМК от комментариев отказались, РМК, «Ураласбест», MIDURAL GROUP на запросы «Октагона» не ответили. Приблизительно оценить их потери можно по показателям экспорта в отраслях производства компаний.

Объём экспорта металлов и изделий из них сократился в январе-феврале 2020 года на 63 процента (в сравнении с тем же периодом 2019 года), кокса и полукокса – на 50 процентов, удобрений минеральных и химических – на 37 процентов, каучука – на 25 процентов, приводит цифры кандидат экономических наук, директор Центра региональной экономики и межбюджетных отношений Финансового университета при Правительстве Российской федерации Павел Строев.

– Такое падение обусловлено фактической парализацией производственного сектора стран, куда экспортируется продукция Свердловской области, и ограничением международного сообщения, – говорит Павел Строев.

Перспективы падения

Снижение и закрытие производств в разных странах продолжит сказываться на выручке производителей во втором квартале 2020 года, считает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачёв.

«Дальнейшие перспективы будут зависеть от темпов восстановления мировой экономики после постепенного затухания распространения инфекции и снятия карантина».

Алексей Калачёв | аналитик ГК «Финам» Алексей Калачёв
аналитик ГК «Финам»

При этом Калачёв акцентирует внимание на том, что из-за сокращения производства увеличились запасы сырья и невостребованной продукции. По некоторым позициям уже наблюдается профицит. По оценке аналитической службы УГМК, избыток цинка на мировом рынке в 2020 году может составить около 400 тыс. тонн.

В этой ситуации страны ориентируются на спасение собственных экономик и пересматривают политику в сторону поддержки внутренних производителей. По словам Павла Строева, в перспективе это может выразиться во введении таможенно-тарифных и других ограничений, в том числе, для российского экспорта.

В Германии эксперты уже готовятся ввести заградительные меры для экспорта из России и Китая, подтвердил информацию торговый представитель РФ в Германии Андрей Соболев на закрытой видеоконференции о состоянии основных мировых рынков. Эту же возможность рассматривает Евросоюз. Таким образом, Свердловская область дополнительно к уже произошедшим сокращениям может полностью потерять традиционные рынки сбыта.

Замкнутый круг

Крупнейшие свердловские экспортёры одновременно являются крупнейшими налогоплательщиками региона. Почти треть налоговых доходов бюджета области обеспечивают чуть больше десятка предприятий, среди которых ЕВРАЗ НТМК, «ВИЗ-Сталь», УГМК, «Первоуральский новотрубный завод».

ЕВРАЗ НТМК − один из главных налогоплательщиков Свердловской области.ЕВРАЗ НТМК − один из главных налогоплательщиков Свердловской области.Фото: Александр Мамаев/URA.RU/TASS

В 2018 году Минфин фиксировал рост общего объёма налоговых поступлений в бюджет региона – за счёт увеличения отчислений крупнейших налогоплательщиков по налогу на прибыль организаций. «Этому благоприятствовали и спрос на внешнем рынке продукции наших предприятий-экспортёров, и уровень цен на мировых рынках металлов, и увеличение физических объемов выпускаемой продукции», – поясняли в ведомстве.

В 2019 году в областной бюджет поступило 199,5 млрд рублей налоговых и неналоговых платежей, при этом, по данным ФНС России, 42 процента доходов обеспечил налог на прибыль организаций.

В первом квартале 2020 года областной бюджет получил на 4 процента больше отчислений, чем в январе-марте 2019 года. Но уже в апреле поступления резко сократились.

«На 1 мая налоговые и неналоговые доходы областного бюджета поступили в сумме 69 млрд рублей, что на 10 процентов ниже уровня соответствующего периода прошлого года», – уточнял замминистра финансов Свердловской области Владимир Поливьянов.

По негативному сценарию бюджет региона в 2020 году может недополучить 100 млрд рублей – такие цифры звучали в середине весны на совещании у полпреда президента в УрФО Николая Цуканова.

Из них 5,8 млрд рублей составляют выпадающие доходы на поддержку уральского бизнеса в части налоговых льгот. Серьёзного финансового инструмента поддержки экспортеров в регионе и в целом в стране нет, говорит Андрей Беседин. Он привёл статистику по общей стоимости антикризисных мер в разных странах: Италия вкладывает в перезапуск экономики 41 процент от ВВП, Германия – 40 процентов, США – 22 процента. Россия – менее 1,5 процентов.

«Не в плане критики, а в плане защиты региона – если на федеральном уровне такие средства, то понятно, что на уровне региона ждать помощи неоткуда», – резюмировал глава уральской ТПП.

26 мая Минфин РФ выделил регионам, в которых налоговые и неналоговые поступления на 1 мая были ниже, чем за два предыдущих года, 100 млрд рублей на компенсацию. Свердловская область получила 5,07 млрд рублей – пять процентов от вероятных потерь.