Семейный бизнес: Греф и сын

Семейный бизнес: Греф и сын

В России дети олигархов и топ-менеджеров делятся на мажоров и «талантливых бизнесменов». В последнем случае ни о каком self-made речи конечно же не идёт. Если вам кажется, что кто-то из наследников смог построить самостоятельный успешный бизнес, присмотритесь внимательнее. Прибыль таких компаний наверняка оплачена из кармана структур родителя или даже государства. Бизнес детей известных государственных финансистов получает поддержку из обоих карманов сразу.

Фирма Brayne ACM участвует в строительстве пятого участка Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) в Подмосковье. Стройка финансируется из средств бюджета, Фонда национального благосостояния (ФНБ), привлечены также деньги госбанков, включая Сбербанк и ВЭБ. И так совпало, что именно сыновья президента Сбербанка Германа Грефа и экс-главы ВЭБа Владимира Дмитриева – владельцы этого бизнеса. Интересно, что ряд других дорожных проектов Brayne тоже связан с кредитами от Сбербанка и ВЭБа. Фирма не стесняется и прямо объявила у себя в Facebook, что стала поставщиком услуг для Сбербанка – то есть обличила конфликт интересов Германа Грефа.

Имитация самостоятельного бизнеса

Фирма Brayne Asset & Change Management (Brayne АСМ), созданная в 2015 году, позиционирует себя как управляющую компанию, умеющую работать в разных отраслях – от земледелия до IT.

Владельцы ООО «Брэйн Эй-Си-Эм» – сыновья бывшего главы ВЭБа Владимира Дмитриева Степан (30 лет) и Павел (42 года), а также 38-летний сын президента Сбербанка Олег. У каждого из троих по 20 процентов, ещё по 20 процентов – у Николая Жданова и Владислава Мазурка. Управление проектами капстроительства Brayne развивается под брендом «Грин Девелопмент». В январе 2020 года эта фирма переименовалась в ООО «Грин», юрлицо записано на родственницу одного из сотрудников компании Ольгу Мазур.

Олег Греф (слева) и Герман ГрефОлег Греф (слева) и Герман ГрефФото: Валерий Левитин/РИА Новости

Как видно по вакансиям компании на рекрутинговых порталах, осенью прошлого года Brayne и «Грин» начали нанимать инженеров-мостовщиков, сметчиков, геодезистов, инженеров-стройконтроля, руководителя проекта по строительству мостов, экономистов-автодорожников. В некоторых вакансиях прямо обозначен объект – «ЦКАД Звенигород», это пятый участок Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД-5). Мы заметили несколько таких волн вакансий. Сейчас идёт третий-четвёртый набор. По состоянию на середину марта, в профиле Brayne на hh.ru 13 вакансий в разделе «Строительство, недвижимость». Одна загвоздка: официально Brayne никакого отношения к строительству ЦКАД не имеет.

Начатый в 2014 году дорожный мегапроект строительства пятой очереди ЦКАД должны были закончить в 2018-м, но по разным причинам сроки сдачи откладывались. Движение по участку запущено лишь в январе 2020 года. В ходе работ Счётная палата выявляла ряд нарушений на ЦКАД: помимо увеличения сроков, аудиторы указывали на возросшую стоимость строительства.

Именно по инвестсоглашению на пятом секторе ЦКАД глава «Автодора» Сергей Кельбах попал под уголовное преследование. В результате в феврале 2019 года новым председателем правления госкомпании назначен его зам Вячеслав Петушенко.

Подрядчик пятого участка и очевидный партнёр Brayne ACM – ООО «Кольцевая магистраль», это «дочка» группы АРКС. Компания выиграла конкурс Росавтодора на ЦКАД-5 в 2014 году. Тогда в состав его акционеров входил миллиардер Геннадий Тимченко (сообщалось о смене владельцев, но точный текущий состав акционеров скрыт в сингапурском офшоре).

Строительство ЦКАД-5 ведётся в основном на деньги ФНБ (22,8 млрд рублей) и за счёт субсидий из госказны (19,9 млрд рублей). Проезд по участку будет бесплатным, в отличие от всего остального ЦКАД. Сбербанк и ВЭБ ведут финансирование четвёртого участка ЦКАД.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

На сайте у Brayne нет портфолио, зато оно есть на сайте «Грина». Согласно ему, у компании было четыре автодорожных проекта. Все они, как и ЦКАД, тоже финансировались ВЭБом, Сбербанком или Газпромбанком.

Первый – Западный скоростной диаметр, платная магистраль в Петербурге. АО «Западный скоростной диаметр» принадлежит мэрии Санкт-Петербурга, где в 90-х годах работал Герман Греф. Известно, что финансировал строительство этой платной автодороги консорциум банков, включая ВЭБ (больше 90 млрд рублей ). В декабре 2019 года ООО «Грин» получило от АО «Западный скоростной диаметр» заказ на строительный контроль развязки с Шуваловским проспектом (29,5 млн рублей), а в 2018-м – на развязку с Новым шоссе (6 млн рублей).

Второй проект – это мостовой переход через Обь в Новосибирске. Общий объём инвестиций – 40,9 млрд рублей, из них сумма федерального гранта – 26,2 млрд рублей. Остальное – средства инвестора и региона, кредиты от полугосударственного Газпромбанка, который контролируют петербургские друзья Владимира Путина Шамаловы.

Третий проект – автодорога «Обход Хабаровска км 13 – км 42» (кредитор проекта – Газпромбанк, 14 млрд рублей), и, наконец, участок платной дороги «Москва – Петербург» (стройку финансировали ВЭБ и Сбербанк, 29 млрд рублей).

Конфликт интересов Германа Грефа

Структуры Грефа-младшего не скрывают, что ведут бизнес со Сбербанком.

«Грин» на своём сайте указывает в числе клиентов и партнёров всё те же Сбербанк, ВЭБ, «Автодор» и прочие компании. А в апреле прошлого года Brayne АСМ похвасталась в Facebook аккредитацией Сбербанка – на техэкспертизу и мониторинг по направлениям «Инфраструктурные проекты. Технологическая часть технической экспертизы (в части автодорог)» и «Строительно-финансовый аудит, мониторинг. Общестроительная часть техэкспертизы».

Страничка «Грина» в FacebookСтраничка «Грина» в FacebookИсточник: facebook.com

Аккредитация означает, что Brayne ACM (или связанные с ней юрлица – например, ООО «Грин») включена в список партнёров-поставщиков банка, то есть банк закупает услуги компании сына президента Сбербанка. Это явный конфликт интересов.

Кроме кодекса этики, в крупнейшем банке России есть обширный перечень документов, посвящённых борьбе с коррупцией, включая личную гарантию Германа Грефа. Судя по всему, связь бизнеса сына со Сбербанком его не смутила.

Впрочем, юридически всё чисто: в реестре поставщиков Сбербанка не нашлось ни «Грина», ни «Брэйн Эс-Си-Эм», ни «Инфрао Проект» (на 51 процент принадлежит Олегу Грефу). То есть формально аккредитована, очевидно, некая близкая к Brayne организация, но не прямо принадлежащая сыну Грефа. И схема эта вполне реализуемая.

У консалтинговой компании «НЭО Центр», где работал Олег Греф до 2017 года и откуда привёл часть персонала в Brayne, тоже была размытая корпоративная структура. Существовало несколько юрлиц с названием ООО «НЭО Центр», и в одном из них (ИНН 7706605603) прямым владельцем был Олег Греф с долей 20 процентов. Однако Сбербанк заключал контракты с другой конторой, АО «НЭО Центр» (ИНН 7706793139).

Даже если бы юридически компании с долей Грефа-младшего имели контракты со Сбером, российским законом о закупках госкомпаний (223-ФЗ) такой конфликт интересов не запрещён; запрет контрактов с родственниками относится только к закупкам органов госвласти (94-ФЗ).

Сыну Грефа стало скучно – он ушёл к конкурентам

Примеров работы Brayne ACM – «Грин» на деньги «родственного» банка много.

В их портфолио – проект реконструкции цеха текстильной компании БТК Таймураза Боллоева (ещё один гость на днях рождения Владимира Путина). В сущности, работы были тоже проведены на деньги Сбербанка – это кредитный партнёр БТК. Со стройконтролем реконструкции Государственного Рязанского приборного завода то же самое – на эту цель был взят кредит в Сбербанке, сообщало агентство AK&M.

Финансовый результат ООО «Грин» за 2018 год уже нестыдно показать родителям: 149,3 млн рублей выручки, 35,8 млн рублей чистой прибыли. Но есть подозрение, что юные бизнесмены умеют зарабатывать только на госконтрактах, а вот таланта к управлению активами у сыновей госбанкиров нет вовсе.

Строительство пускового комплекса № 5 Центральной кольцевой автомобильной дорогиСтроительство пускового комплекса № 5 Центральной кольцевой автомобильной дорогиФото: Шарифулин Валерий/ТАСС

В 2017 году Олег Греф купил долю тольяттинской фабрики пластиковых труб «СЛТ Аква» (вероятно, в ожидании масштабных капитальных ремонтов в секторе ЖКХ). С тех пор Brayne не удаётся вытащить предприятие из хронических убытков. Более того, как узнал «Октагон», год назад произошла сделка, которую с учётом «доходности» этого бизнеса можно трактовать как его продажу. С марта 2019 года доли Олега Грефа и его партнёра Владислава Мазурка в «СЛТ Аква» (они владеют компанией вдвоём) заложены по кредитам «Севергазбанку». Запись есть в ЕГРЮЛ. Как и АРКС, этот банк тоже связан с петербургскими друзьями Путина: он принадлежит «Газфонду»/Газпромбанку, которыми руководит сын друга Путина Юрий Шамалов; контролируется фонд, как сообщалось, Юрием Ковальчуком и Шамаловыми.

О настроении 38-летнего Олега Грефа по поводу дел Brayne чётко говорит его уход в структуры «Альфа-Групп» – в декабре 2019 года он стал управляющим директором управляющей компании А1, которая занимается проблемными активами.