Несообщающиеся сосуды

Несообщающиеся сосуды

Экономика 09 июля Евлалия Самедова

Одна из целей, обозначенных в общенациональном плане восстановления экономики, – достижение «устойчивого роста реальных денежных доходов населения» к концу следующего года. Пандемия, как признался накануне премьер Мишустин, ставит достижения прошлых лет по борьбе с бедностью под угрозу. Между тем майский указ предписывает снизить уровень бедности до 6 процентов к 2024 году. Того же – сокращения уровня бедности – требует и ООН. Показатель бедности напрямую зависит от потребительской корзины, которая должна быть пересмотрена к началу 2021 года. Какой она должна быть, чтобы уровень жизни повысился в реальности, а не на бумаге, и как это коррелирует с поставленными властями целями, выяснял «Октагон».

Потребительская корзина крайне важна для государственной экономики, поскольку она лежит в основе подсчёта прожиточного минимума. Прожиточный же минимум определяет уровень бедности в стране – люди, имеющие доход ниже него, считаются бедными. Сегодня в среднем по стране прожиточный минимум составляет 12,1 тысячи рублей, столько же – минимальный размер оплаты труда (МРОТ).

Действующая модель потребительской корзины была принята в конце 2012 года и должна быть изменена до конца 2020 года. Работа над новой корзиной ведётся уже не один год. Эксперты указывают на то, что применяемый метод расчёта корзины не отражает реальных потребностей граждан и должен быть изменён. Судя по всему, именно вокруг методики расчёта и ведётся в настоящее время основная дискуссия в профильных ведомствах.

Однако не факт, что при формировании новой корзины будут учтены интересы россиян, поскольку это идёт вразрез с экономическими лозунгами властей.

Объём нынешней корзины высчитывается так называемым досчётным методом. Это означает, что ровно половина корзины приходится на продовольствие (11 позиций: хлебобулочные изделия, картофель, овощи, фрукты, сахар и кондитерские товары, мясопродукты, рыбопродукты, молоко и молочные продукты, яйца, растительное масло и прочее (соль, чай, кофе, какао, специи). Вторая половина – непродовольственные товары и услуги (также 50/50). Здесь чёткого списка нет, но есть денежная сумма, которую предполагается на них потратить.

Средний россиянин должен иметь минимум 6 тысяч рублей на еду, 3 тысячи – на непродовольственные товары, 3 тысячи – на услуги.

Отсутствие чётких позиций по непродовольственной части корзины приводит к тому, что россиянам приходится экономить на еде, чтобы хватило денег на услуги и другие товары, поскольку уложиться в 6 тысяч не представляется возможным. К тому же, как говорится в пояснительной записке к проекту закона о потребительской корзине, внесённому в Госдуму в декабре 2019 года, «доля расходов на питание, установленная в действующей потребительской корзине (50 процентов), выше фактической у низкодоходных групп населения, а значит, стоимость потребительской корзины, определённая досчётным методом, занижена».

Застрявший «в тишине» законопроект

В документе предлагается изменить досчётный метод на нормативный, что позволило бы иметь более объективную картину расходов граждан. В законопроекте содержится не только подробный (и дополненный) список продуктов, но и чёткий перечень непродовольственных групп товаров и услуг. В том числе – питание вне дома, бытовые, медицинские и косметические товары, средства связи. К числу необходимых услуг авторы законопроекта отнесли не только коммунальные и транспортные расходы, но и образовательные, медицинские, юридические и страховые услуги.

«Представленная нормативная потребительская корзина разработана с учётом изменений в фактическом потреблении товаров и услуг в низкодоходных группах населения в 2013–2018 годах, позволяет обеспечивать более высокие (социально приемлемые) уровень и качество жизни низкодоходных групп населения, учитывает зарубежный опыт формирования потребительских корзин», – говорится в пояснительной записке. Также в основе формирования наборов лежат рекомендации ВОЗ.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

На сайте Госдумы указано, что законопроект был внесён 12 декабря 2019 года, в январе этого года был принят профильным комитетом по труду, социальной политике и делам ветеранов и включён в примерную программу на рассмотрение в первом чтении на весеннюю сессию 2020 года. Однако дата первого чтения до сих пор не определена.

– Специалистами Минтруда совместно с научными институтами, экспертами проводится анализ состава действующей потребительской корзины в целях выработки подхода по ее дальнейшему изменению, – ответили в пресс-службе министерства на вопрос «Октагона» о ходе работы над новой корзиной.

Вокруг документа установилась какая-то странная тишина, говорит один из членов экспертной группы Минтруда по рассмотрению новой потребительской корзины, заведующий лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Вячеслав Бобков.

– Пандемия, конечно, внесла объективные изменения в законотворческой процесс, но она дала чиновникам и ощущение того, что они могут делать всё кулуарно. Меня ни разу в 2020 году не пригласили ни на одно заседание. Пусть они очно и не проводятся, но можно это делать онлайн или разослать материалы, ведь время уже поджимает. Такое ощущение, что там идёт аппаратная работа, – рассказал Октагону Вячеслав Бобков.

По его мнению, при формировании новой корзины, скорее всего, будет принят на вооружение старый досчётный метод. Изменится разве что набор продуктов:

– Неслучайно Путин произнёс фразу о том, что надо повысить качество питания. Думаю, добавят больше мясных продуктов, овощей и фруктов. Это повысит стоимость корзины на 3–5 процентов.

Джин из бутылки вместо новой корзины

Если бы регуляторы решились на изменение методики с досчётной на нормативную, это повлекло бы за собой гораздо более значительный рост стоимости корзины. Как говорит Вячеслав Бобков, законопроект был направлен во все профильные ведомства, экспертные сообщества и профсоюзы, получил поддержку в большинстве из них, однако ключевое министерство – труда и социальных отношений – выступило с его критикой.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

В финансово-экономическом обосновании документа действительно говорится о том, что, по подсчётам Минтруда, пересмотр корзины повлечёт за собой увеличение её стоимостной оценки в 3,52 раза, МРОТ – до 42,7 тысячи рублей, «выделение дополнительных расходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации составит 5,4 триллиона рублей».

Неминуем рост критичного для властей показателя уровня бедности. Если в качестве её порогового значения брать сумму доходов ниже 42,7 тысячи рублей, к числу бедных в России будет причислено абсолютное большинство граждан.

85,8 процента россиян имеют доход ниже 35 тысяч рублей, 94,3 процента – ниже 50 тысяч рублей, как показал опрос 1,5 тысячи человек, проведённый по заказу компании «Росгосстрах Жизнь». По прогнозу Вячеслава Бобкова, даже если не менять методики расчёта уровня бедности, по итогам 2020 года он составит в России 15–16 процентов.

«В 2013 году бедность в России была самой низкой – 10,8 процента. В 2019-м – 12,3 процента. За последние семь лет мы не достигли даже того уровня бедности, который был достигнут в начале действия нынешней корзины. Пандемия усугубит этот процесс».

Вячеслав Бобков | заведующий лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Вячеслав Бобков
заведующий лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Выйти на указанный президентом ориентир в 6 процентов к 2024 году в этих условиях представляется крайне затруднительным.

– Национальные проекты будут пересматриваться. До 2024 года 6 процентов недостижимы, разве что будут пересмотрены методики, которые позволят снизить бедность счётным путём, – полагает Вячеслав Бобков.

Эксперт подчёркивает, что для реального снижения уровня бедности необходима отдельная программа, которой пока нет:

– Она не заявлена правительством. Почему? Уж больно это ответственная и комплексная задача – надо всё подсчитать, выделить необходимые ресурсы. Придётся загнать себя в определённое русло, проводить публичные обсуждения. А можно сделать проще – пересмотреть методику и считать не только денежные доходы, но и имущество, которое есть в бедных семьях, например, загородные участки. Плюс принимать разрозненные меры, которые уже сейчас появляются, как джин из бутылки.

Начальник лаборатории исследований пенсионных систем и актуарного прогнозирования социальной сферы Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Гришина считает, что отдельная программа действительно была бы нелишней, однако, по её мнению, позитивную роль играют и точечные меры, в частности обозначенные в общенациональном плане восстановления экономики.

– Это пособия на детей до трёх лет, от трёх до семи лет, единовременные пособия для детей до 16 лет, пособия на детей безработным и так далее, – говорит она. – Хватит ли их, чтобы сгладить негативные явления, пока непонятно, поскольку у нас нет свежей статистики. Возможно, несмотря на эти меры, достижение заявленных целей и замедлится.

Вячеслав Бобков отмечает, что стремление государства снизить уровень бедности ему понятно. И предлагает компромиссный вариант:

– Мы предлагаем принять новую корзину как ориентир, к которому надо стремиться, и выстроить поэтапное приближение к нему минимальных стандартов (МРОТ в частности), например, в течение пяти лет. А снижение бедности рассчитывать по старому прожиточному минимуму.

Однако и это предложение пока не услышано.