мск 16°
  • USD ЦБ 73,1522
  • EUR ЦБ 85,9246
  • GBP ЦБ 95,7270
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Каждый десятый россиянин останется без работы

Пандемия коронавируса вскрыла слабые места российской экономики. Потери понесли как малый и средний бизнес, так и крупная промышленность. Не все предприятия оказались готовы к спаду спроса и заморозке договоров. Часть из них оптимизировала расходы за счёт сокращения рабочей недели и увольнения сотрудников.

В мае уровень безработицы в России достиг восьмилетнего максимума. По данным Росстата, он составил 6,1 процента от численности рабочей силы (в марте 2012 года – 6,3 процента). Число безработных превысило 4,5 миллиона человек. Для сравнения: в 2019 году уровень безработицы составлял 4,7 процента – 3,4 миллиона человек не были официально трудоустроены.

Сокращения не остановил даже запрет на увольнения, который стал частью указа президента Владимира Путина о введении режима нерабочих дней.

По данным вице-премьера Татьяны Голиковой, только за период с 25 марта по 12 мая безработица выросла на 30 процентов.

Эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) считают, что затянувшийся экономический кризис может стать «первым, когда из-за отсутствия резервов и у бизнеса, и у государства будет происходить по-настоящему масштабное высвобождение работников».

По оптимистичному прогнозу центра, в 2020–2021 году компании перераспределят ресурсы от инвестиций к выплатам работникам, и тогда уровень безработицы на пике составит 5,3–5,6 процента. По пессимистичному сценарию, кризис доходов не позволит предприятиям сохранить сотрудников, и уровень безработицы окажется «катастрофически высоким» – 10,5–10,7 процента.

Удар по малому и среднему бизнесу

В большей степени кризис затрагивает малый и средний бизнес, рассказал «Октагону» директор Центра региональной экономики и межбюджетных отношений Финансового университета при Правительстве РФ Павел Строев.

– Массовая безработица относится к сфере услуг. Это связано с ограничительными мерами, когда заведения не могли работать и до сих пор во многих регионах не работают. А также с падением доходов населения, когда прежде всего падает спрос на товары и услуги, не относящиеся к базовым или жизненно необходимым, – говорит Павел Строев.

Наиболее значительный рост безработицы в феврале-апреле произошёл в Северной Осетии – Алании, Хакасии, Чукотском автономном округе, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, а также в республиках Алтай, Коми и Марий Эл, Томской и Псковской областях.

Государство попыталось простимулировать МСП отсрочками платежей и налогов, освобождениями от взносов и льготными кредитами под 2 процента годовых. Последнее должно было уберечь и от увольнений: при сохранении численности работников на уровне 90 процентов долг по кредиту списывается полностью.

Глава общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин считает меры поддержки недостаточными. По его словам, 90 процентов мер поддержки, например по экспорту, ориентированы на крупный бизнес, и это «нужно пересмотреть как можно быстрее».

– Кроме того, должны быть новые проекты по занятости МСП. Так, нужно отдать часть госзакупок исключительно малому и среднему бизнесу. Это могут быть лесовосстановительные, придорожные, озеленительные работы, – считает Александр Калинин.

Спад промышленности

В мае продолжилось снижение объёмов промышленного производства в России: по данным Росстата, спад составил почти 10 процентов к маю прошлого года. В металлургии, согласно аналитике ЦМАКП, на фоне проявившихся проблем у основных покупателей кризис только начал разворачиваться – выпуск сократился на 4,2 процента после 2,7 процента в апреле.

Предприятия промышленного сектора захлестнула волна сокращений.
Предприятия промышленного сектора захлестнула волна сокращений.
Фото: Андрей Холмов/ИТАР-ТАСС

При этом значительного роста безработицы в промышленном секторе эксперты не отмечают. По словам замглавы Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Александра Шершукова, по сравнению с прошлым годом число обращений в профсоюзы по поводу сокращений выросло примерно на 10 процентов:

– Объясняется это тем, что в большинстве наблюдаемых нами организаций действуют первичные профсоюзные организации, и усилиями профсоюзов удаётся договориться о том, чтобы сохранить рабочее место. Конечно, не стоит питать иллюзий по поводу того, что предприятие может в одиночку устранить влияние кризиса: сохранение рабочего места подразумевает снижение заработной платы и социальных обязательств, по крайней мере, временное.

Шершуков добавил, что сокращение работников в отдельных организациях «составило 10–50 человек», но некоторые предприятия предупреждают о возможном увольнении до 700 человек.

В 36 процентах случаев предприятия промышленной отрасли в кризисной ситуации переводят сотрудников на сокращённый режим работы. Это влечёт за собой и пропорциональное снижение зарплаты. В некоторых организациях, по данным ФНПР, в режиме неполного рабочего времени сейчас работают все сотрудники – «вплоть до нескольких тысяч человек».

Иллюстрация на обложке: Екатерина Селивёрстова

Читайте также