Как НПФ отбирают деньги у умерших клиентов

Как НПФ отбирают деньги у умерших клиентов

Экономика 23 марта Тамара Карамазова

После заморозки накопительной части пенсии многие негосударственные пенсионные фонды (НПФ) лишились стабильного притока денег от своих клиентов. Но без средств НПФ не останутся, ведь отдавать накопления законным владельцам фонды тоже не спешат. В первую очередь это касается сбережений умерших клиентов: по закону пенсионные накопления должны доставаться наследникам. Но, как правило, деньги идут в доход НПФ.

Мало кто знает, что почти у каждого россиянина есть одна запасная «кубышка», куда работодатель до 2014 года отчислял 6 процентов от зарплаты сотрудника на накопительную пенсию. Это не какие-то электронные баллы, как в Пенсионном фонде РФ, а реальные деньги, которыми их владелец может распоряжаться – отдать под управление НПФ или довериться ВЭБ.РФ – государственной управляющей компании.

У каждого россиянина моложе 54 лет (в программе практически не участвовали лица до 1966 года рождения) с 2002 года и до заморозки на счетах накопилось в среднем по 40 тыс. рублей. На счетах тех, кто имел высокую белую зарплату, с учётом накопленного дохода может лежать 500–700 тыс. рублей и даже больше.

Всего в этой вроде бы незаметной «кубышке» скопилось почти 3 трлн рублей.

И хотя накопительную пенсию по закону можно получить раньше, чем государственную (в 55 лет – женщинам и в 60 лет – мужчинам), многие просто не доживают до радостной даты. Между тем на эти деньги могут претендовать наследники. Но это в теории, а на практике накопления часто достаются НПФ.

Охотники за пенсиями

Негосударственные фонды сразу начали охоту за пенсионными накоплениями россиян. Сперва в ход шли различные рекламные уловки, а несколько лет назад некоторые НПФ стали использовать откровенно мошеннические схемы. Агенты подделывали подписи граждан, чтобы перевести деньги в нужный фонд, который выплачивал мошенникам комиссию за «приведённого» клиента. По оценке Генеральной прокуратуры, только за 2017–2018 годы таким способом сменили управляющую компанию порядка 6,5 миллиона человек.

Если клиент меняет негосударственный пенсионный фонд чаще, чем раз в пять лет, то при переходе он теряет полученный за это время доход.Если клиент меняет негосударственный пенсионный фонд чаще, чем раз в пять лет, то при переходе он теряет полученный за это время доход.Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

При этом если клиент НПФ меняет компанию чаще, чем раз в пять лет, то при переходе, согласно закону, он теряет весь полученный за это время доход. Только за эти два года потери клиентов НПФ, насильно сменивших организацию, составили десятки миллиардов рублей. Некоторые даже умудрялись переводить клиентов из одного фонда в другой несколько раз. Особо отличились на этом поприще частные пенсионные фонды «Согласие», «Сафмар», «Будущее» и другие. В 2019 году незаконными переводами клиентов занялась прокуратура, и использование мошеннической схемы на время прекратилось.

В итоге количество клиентов в НПФ почти сравнялось с количеством «молчунов», предпочитающих государственную компанию: 37,2 миллиона человек против 38,8 миллиона человек.

Впрочем, по доходности частные НПФ практически всегда проигрывают государственным. Например, в прошлом году средневзвешенная разнесённая по счетам доходность НПФ составила 5,2 процента годовых, а ВЭБ.РФ разнёс по счетам «молчунов» 6,8–7,8 процента годовых. И даже в случаях, когда НПФ объявляют о более высокой доходности, чем показывает государственная управляющая компания, до счетов клиентов всё равно доходят меньшие суммы. Дело в том, что, если комиссии у госкомпании ограничены законом, НПФ вправе брать сразу две: за управление активами (ежегодно 0,75 процента от величины суммы под управлением) и ещё за успешное управление (дополнительно 15 процентов от полученного дохода). А интересы своих акционеров для НПФ всегда будут выше, чем интересы клиентов.

В результате НПФ, даже получив отрицательную доходность, всё равно не брезгуют вознаграждением. Например, фонд «Открытие», который в 2018 году разнёс по счетам клиентов убыток в 10,8 процента годовых, за такое управление начислил себе комиссию в размере 3,7 млрд рублей.

Деньги не пахнут

Нашёлся ещё один источник дополнительных доходов – пенсионные накопления умерших клиентов. Так как многие россияне не догадываются, что у них есть такая «кубышка», наследники тоже не рассчитывают на эти деньги, хотя по закону фонды обязаны информировать правопреемников о наличии накоплений в течение пяти дней после смерти владельца. Таким образом, по истечении шести месяцев (в этот период решается вопрос о наследовании) фонды записывают все накопления умерших себе в доход, так как за деньгами никто не обратился.

Оспорить такое решение можно только в суде, но далеко не всегда первые судебные инстанции встают на сторону наследников. Чтобы вырвать у НПФ деньги своего умершего родственника, истцы доходят даже до Верховного суда.

В своих документах (например, дело № 93-КГ20-1 от 22.06.2020) судьи Верховного суда не устают напоминать: пенсионщики, получив документальное подтверждение смерти застрахованного лица, должны уведомить правопреемников и предложить им написать заявление на выплату.

Но воз и ныне там. Слишком уж большой куш на кону.

Впрочем, у тех, кто не хочет оставлять свои деньги пенсионным дельцам, есть выход. Нужно или в своём завещании указать это отдельным пунктом, или подать соответствующее заявление в свой негосударственный пенсионный фонд. В каком именно фонде находятся деньги и не перевели ли их без вашего согласия, можно узнать, заказав справку о состоянии своего счёта на сайте госуслуг.

А наследникам имеет смысл сразу после смерти родственника обратиться со всеми документами в ПФР: там расскажут, в каком НПФ хранятся деньги, и примут заявление на выплату.