мск 12°
  • USD ЦБ 70,7479
  • EUR ЦБ 80,0937
  • GBP ЦБ 89,1990
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Мой бизнес живёт на кредитку

Больше трети российских компаний всех отраслей рискуют уже в ближайшее время обанкротиться. С таким прогнозом выступил Центр стратегических разработок. «Октагон» поговорил с бизнесменами из разных регионов страны, которые прямо сегодня теряют своё дело, но ещё пытаются удержаться на плаву. Приводим без купюр их истории выживания.


– Свою первую кофейню мы с другом открыли около шести лет назад. У нас не было ни опыта, ни помощников, ни советчиков, которые могли бы нам помочь. Открывали на собственные накопления, наотрез отказавшись от кредитов и прочих займов.

Работали мы с напарником по очереди: 2 через 2. Это было необходимо для того, чтобы понять всю кухню изнутри и первое время сэкономить на персонале. Всю прибыль вкладывали в кофейню: новую вывеску, дизайн интерьера, оборудование, принт, материалы для раздачи…

Потихоньку у нас скопились средства, с которыми надо было что-то делать, и мы решили расшириться. Сделали предложение о покупке кофейни у нашего ближайшего конкурента, и он согласился. Так у нас образовалась некая монополия.

Мы начали планировать расширение нашей небольшой сети. С основных работ пришлось уволиться, потому как кофейни требовали очень много внимания. Спустя шесть лет у нас уже было до 10 новых точек продажи кофе и даже одна полноценная кофейня, которую мы открыли в качестве эксперимента с небольшими финансовыми рисками.

Были и хорошие времена, и не очень. Иногда где-то что-то проседало, а где-то – наоборот, росло, но в целом присутствовал некий баланс.

Самым большим испытанием для нас стала пандемия коронавируса и последующая самоизоляция населения. Начиная с марта в Москве заметно поубавилось людей – видимо, ещё до оглашения официальных оплачиваемых каникул народ стал меньше выходить на улицу, а многие организации переводили персонал на удалённую работу.

С началом карантина мы всё же верили, что всё закончится быстро, но после первого продления срока поняли, что эта история надолго. Мы имели небольшую подушку безопасности на случай непредвиденных обстоятельств, чтоб первое время можно было перекрыть убытки и перестроить бизнес-модель, но мы никак не ожидали, что в один момент может «лечь» весь бизнес.

Многие арендодатели пошли навстречу и сделали скидку на оплату аренды, чаще всего эта скидка была чисто символической. Чтобы как-то выжить, мы сократили рабочий график для персонала в тех кофейнях, где нам разрешили работать навынос, так как объективно гостей стало в разы меньше и только в утреннее время, когда все шли на работу.

Оплачивать сотруднику полную смену было невыгодно, да и в принципе работать было невыгодно, но мы дали возможность персоналу заработать себе денег на жизнь, хотя сами работали в убыток.

Сейчас денег на поддержание бизнеса практически не осталось, и мы уже думаем над тем, где их взять, скорее всего, это будет кредит. Параллельно с этим мы ведём переговоры с поставщиками о сокращении минимальных заказов, корректировке договоров сотрудничества, скидках и рассрочке. Пока что все наши партнёры шли нам навстречу, они понимают всю сложность ситуации, и мы у них такие не одни.

Скорее всего, с июня, если нам всё-таки разрешат работать, нам придётся сокращать персонал и самим становиться за прилавок, так как нечем будет платить заработную плату. Уверены, что после выхода страны из карантина мир уже не будет прежним, и эта неизвестность очень пугает.


– В 2015 году я понял, что не продержусь долго и вряд ли смогу снова работать под чьим-то руководством. Начал искать варианты организации своего бизнеса. Сначала наткнулся на объявление о продаже магазина подарков федеральной сети «Экспедиция», а чуть позже удалось договориться о местной франшизе с компанией «БОФТ», развивающей сеть автоматов по печати фотографий.

Пару лет всё шло замечательно, и я спокойно расплачивался по рассрочкам и кредитам. Потом появилась возможность выйти с автоматами в соседний регион, и я взял кредит на развитие. Несмотря на то, что регион был крупнее и перспективнее, выручка в нём оказалась значительно меньше, чем в родном городе, плюс розничные продажи подарков каждый год снижались и уже балансировали на грани рентабельности. Выплаты по кредиту должны были закончиться в конце этого года, я с воодушевлением ждал этого.

Наша многодетная семья начала присматривать варианты расширения жилплощади. Как говорится, хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах.

С объявлением режима нерабочих дней доход сразу обнулился – все автоматы и магазин находятся в торговых центрах, которые просто закрылись. Первым делом я стал пробовать переместить автоматы из зоны фудкортов в зону продовольственных магазинов, работу которых не запрещали, или к входу. Наткнулся на необъяснимое сопротивление арендодателей – после недели переговоров удалось передвинуть только один автомат, и то в виде одолжения: «Кому нужны ваши фотографии сейчас?» Остальные ТЦ либо отказывали, ссылаясь на запрет проводить любые работы, либо просто отмалчивались.

Магазин я открыл, как только разрешили работать торговым точкам, в которых есть товары первой необходимости: мыло, спички, маски, антисептики. Сначала тоже испытывал муки совести: не способствую ли я распространению эпидемии? Но потом понял, что такие догадки беспочвенны, потому что за весь день в магазин заходило в среднем пять-шесть человек.

Продавцов пришлось отправить в административный отпуск и работать самому весь «нерабочий» период, без выходных. Зарплату им платить всё равно было бы нечем.

Ни о какой прибыли речи не идёт – радуюсь, когда окупаю расходы на дорогу в магазин и обед. Иногда случаются хорошие продажи: из-за того, что все подобные магазины закрыты, порой приходят те, кому срочно нужны подарки или просто товары из нашего ассортимента.

Всем поставщикам, которые поставляли товар в рассрочку, пришлось сообщить, что пока расплатиться не смогу. Арендодателям написал письма с просьбой отменить или снизить аренду. По кредиту решил ближайший платёж сделать: во-первых, небольшие запасы ещё оставались после февральской пиковой выручки, а во-вторых, банку нужно было подтверждать, что выручка упала за предыдущий месяц, а не за текущий. В-третьих, при заявлении на реструктуризацию сразу блокируется кредитная карта, а без неё сейчас будет сложнее.

Поставщики отнеслись с пониманием. Арендодатели пока не ответили – все ждут окончания периода, чтобы свою позицию сформировать. Из новостей и локальных чатов узнаю, что некоторые ТЦ полностью отменили арендные платежи, а некоторые выставляют полные суммы без скидок. Сам этот вопрос тоже пока не форсирую – каждый день ситуация меняется, принимаются какие-то законы, на которые придётся ссылаться на переговорах. Уже есть решение об обязательной рассрочке по аренде, сейчас рассматривается возможность расторжения договоров аренды без штрафов, которые заложены во все договоры.

Самая неприятная чехарда получилась с перечнем пострадавших отраслей. Их почему-то решили определять по основному коду ОКВЭД. Микробизнес эти коды выбирает один раз при регистрации ИП и больше никогда про них не вспоминает.

Мне повезло – я 20 лет назад регистрировал ИП для цветочного магазина, который давно уже закрыл, и эта деятельность вошла в перечень, правда, не сразу.

Хотя везением это назвать пока сложно, единственное, на что реально можно рассчитывать уже сейчас, – это 12 130 рублей в качестве субсидии. Сумма настолько мизерная в текущих убытках, что каких-то эмоций у меня не вызывает. Думаю ещё, что будет легче согласовать реструктуризацию кредита и получать льготы по налогам и другим выплатам. Но пока это всё на словах.

У меня появилось ощущение, что в торговые центры покупатели вернутся не скоро. Пытаюсь вывести продажи в интернет, но это плохо работает для локального магазина – конкуренция в онлайн-пространстве совсем другая. Если арендодатель не снизит существенно ставку аренды, то придётся закрывать магазин. По фотоавтоматам тоже прогнозы мрачноватые: доходы у всех упали очень сильно, и это неизбежно скажется на выручке любого бизнеса, особенно сферы развлечений.

Если реструктуризацию кредита мне согласуют, то будет полгода на создание нового источника дохода. Обновил своё резюме и начал писать бизнес-план создания ситифермы – хочу попробовать выращивать зелень на продажу. На резюме надежды особой не возлагаю – рынок труда сейчас будет переполнен, и зарплаты упадут. Надеюсь, что получится с ситифермой, – рацион хоть и приходится пересматривать в сторону экономии, основные привычки изменить непросто. Попробую этим воспользоваться.


– Мои основные клиенты – из сегмента HoReCa: хостелы, отели, кафе, бары, рестораны. После введения ограничительных мер все они либо закрылись вовсе, либо потеряли около 90 процентов клиентуры. Специфика работы с HoReCa заключается в том, что они практически никогда не работают по предоплате – то есть сначала получают товар и лишь потом оплачивают. После начала пандемии начались сначала задержки с оплатой поставок, а потом и вовсе отказы от оплаты – говорят: «Нам нечем платить». Почти прекратились и новые заказы.

Я оптом закупаю товар из-за границы или от производителей, которым также плачу после получения поставок. Таким образом сформировалась цепочка неплатежей: конкретные предприятия HoReCa сейчас либо банкротятся, либо в лучшем случае заморожены и платить ни за что не готовы. У моей компании также нет достаточных резервных средств, чтобы погасить свои обязательства перед производителями. Да если бы и были, неясно, есть ли в этом смысл в нынешних условиях, возможно, всё равно придётся вести всё к банкротству, только позже.

Судиться никто ни с кем, конечно же, не хочет – все понимают, что зачастую забирать особо нечего. Да и суды сейчас фактически не работают. Из 80 человек персонала около 20 уже был вынужден сократить, а остальных перевести на удалённый режим, урезав на 50 процентов зарплату.

Никакими программами и мерами поддержки воспользоваться не могу. Во-первых, потому что мой бизнес формально не входит в «особо пострадавшие» отрасли по ОКВЭД, а во-вторых, потому что сокращения уже превысили допустимый процент от штата.

В итоге сейчас предприниматели из всей цепочки заняты тем, что переписывают имущество на родственников, чтобы обезопасить себя от субсидиарной ответственности перед кредиторами, то есть плавно готовят себя и свои ООО к банкротству.


– У нас небольшой семейный бизнес, который состоит из оптовых продаж и двух розничных интернет-магазинов. Торгуем сувенирами, одеждой с принтами и оригинальными яркими носками. Организационно всё завязано на одно ИП, а так как работают в фирме только родственники, мы считаем это помощью и как трудовые отношения не квалифицируем. Соответственно, поддержки от государства не получим. Впрочем, не получили бы в любом случае, поскольку сфера деятельности по ОКВЭД не относится к «особо пострадавшим».

Оптовая часть бизнеса сейчас в тяжёлом положении: поставка текстиля из Китая на полмиллиона рублей (заказанная ещё в январе) зависла в Подмосковье, за доставку нужно заплатить порядка 150 тысяч рублей, а этих денег нет. А за хранение плату тоже начисляют. Эти деньги планировалось взять из оборота, которого уже нет. Запас прочности у бизнеса слабый – всё в обороте.

Клиенты, даже получившие свои поставки, отказываются за них платить. Те, кто ещё не получил, отказываются от заказов. Это объяснимо, так как закупают в основном розничные магазины, которые сейчас закрыты. Арендодатель (у нас и склад, и производство, и пункт выдачи – всё в одном) отказывается давать отсрочки или снижать стоимость, а переезд для нас в таких условиях вообще невозможен, поэтому мы в сложном положении.

Кредит на бизнес хотели получить, лучшее предложение, какое сейчас нашли, – порядка 30 процентов годовых. Это абсолютно реальные цифры, реальное предложение.

Остальные – только на словах и на сайтах, фактически они недоступны.

С розницей ситуация немногим лучше. Снижение спроса составило примерно 50 процентов, мы стараемся как-то стимулировать людей закупаться, радовать себя в самоизоляции, если у них есть такая возможность. Делаем скидки, рассылки, распродажи – избавляемся от товарных остатков. Работаем фактически лишь пару дней в неделю, потому как заказов мало. Вложения в рекламу пропорционального выхлопа не дают, а средств всё равно мало. Розничная часть в целом хотя бы работает в небольшой плюс. Но самому мне как предпринимателю прожить на этот плюс, конечно, нереально. По налогам задолженность составляет около 10 тысяч, но когда оплатим – не знаю, средств свободных совсем нет, живём на кредитку, такие вот дела.

Коллаж на обложке: Анна Бабич

Читайте также