Турецкие корабли были готовы потопить французский фрегат

Турецкие корабли были готовы потопить французский фрегат

Война 24 июня Александр Тислицкий

Инцидент между кораблями Турции и Франции у берегов Ливии становится барометром того плачевного состояния, в котором сегодня пребывает блок НАТО, который всё больше раскалывается на соперничающие друг с другом группировки.

Отряд турецких судов, двигавшихся 10 июня к ливийскому порту Мисурата, не подчинился требованию капитана французского фрегата Courbet, патрулировавшего акваторию в рамках операции НАТО «Морской страж». Операцию по контролю акватории Средиземного моря, борьбе с терроризмом и укреплению оборонного потенциала НАТО проводит с 2017 года, и Турция как член альянса обязана выполнять единые для вооружённых сил стран альянса требования.

Французский капитан заподозрил турок в перевозке оружия Правительству национального согласия (ПНС) Ливии и потребовал от турецкого капитана ролкера Cirkin остановки для досмотра. В рамках операции НАТО Франция пытается противодействовать поставкам вооружений в охваченную гражданской войной Ливию. Турция же, наоборот, является страной, активно участвующей в этой войне на стороне движения ПНС Фаиза Сараджа.

Но судно продолжило путь, а один из трёх сопровождавших его турецких фрегатов неожиданно привёл своё вооружение в боевой режим и взял французский военный корабль с помощью радарной системы ракетного наведения на сопровождение. Французы в ответ навели вооружение на турок, четыре военных корабля НАТО оказались на грани военного столкновения.

Улыбки и рукопожатия? Теперь только натянутые и только на публике.Улыбки и рукопожатия? Теперь только натянутые и только на публике.Фото: Christophe Ena/AP/TASS

Корабли разошлись, но разбор происшествия продолжается. В НАТО сначала пытались замять ситуацию, но после резких заявлений французов признали инцидент. Генсек НАТО Йенс Столтенберг по итогам видеоконференции министров обороны альянса заявил, что военные власти должны расследовать эту ситуацию, чтобы выяснить, что произошло на самом деле.

Куда более категоричным был президент Франции Эммануэль Макрон, который в ходе совместной пресс-конференции с тунисским коллегой Каисом Саидом завил: «Я возвращаю вас к моим заявлениям конца минувшего года о “смерти мозга НАТО” (так он ответил журналистам The Economist на вопрос о положении дел в альянсе. – τ.)».

«Я считаю, что недавний инцидент это ярко демонстрирует. ˂…˃ Линия Турции несовместима с её статусом страны НАТО, а ситуация недопустима».

Эммануэль Макрон | президент Франции Эммануэль Макрон
президент Франции

Турецкое агентство Anadolu попыталось отвергнуть все обвинения и, сославшись на представителя ВС Турции, сообщило, что турецкий фрегат использовал свои радарные системы не для прицеливания, а для наблюдения за французским военным кораблём, «который осуществлял опасное маневрирование». При этом, по данным агентства, несмотря на необходимость поддержания постоянного контакта в ходе операции Sea Guardian, на связь с турецким кораблём никто так и не вышел. Кроме того, отмечается, что незадолго до инцидента турецкая сторона пополнила запасы топлива на французском фрегате. «Это подтверждает необоснованность и умышленность утверждений об агрессивном преследовании [со стороны Турции]», – заявил неназванный чиновник из ВС Турции.

Но объяснения турок французская сторона не приняла и продолжает настаивать на расследовании инцидента.

Руководство НАТО изо всех сил пытается сгладить конфликт, но получается это слабо: ни Франция, ни Турция на компромисс идти не собираются.

Для турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана вторжение в Ливию является не только важной геостратегической операцией по взятию под контроль целого нефтеносного региона, но и делом его личного престижа, особенно на фоне его весеннего провала военной операции в Идлибе.

В настоящее время Турция блокирует все попытки достижения договорённости между ЕС и НАТО об оказании кораблями альянса в регионе содействия военно-морской операции Евросоюза IRINI, которая направлена на контроль за соблюдением эмбарго ООН на поставки оружия в Ливию. И это понятно – из Турции в Ливию потоком идёт вооружение и перебрасываются боевики-исламисты.

Франция, наоборот, категорически против вмешательства Турции в гражданскую войну в Ливии. Макрону не нравится линия Эрдогана на геополитическое усиление Турции и её претензии на региональное лидерство. Макрон уже не раз обвинял турецкие власти в нарушении обязательств, принятых ими на берлинской конференции по урегулированию в Ливии: «Я считаю сегодня, что Турция играет в Ливии опасную игру и нарушает все свои обязательства, взятые на конференции в Берлине». И в этом его тут же поддержало руководство Евросоюза, призвав остановить иностранное вмешательство Турции в дела страны. Соответствующее заявление сделал Питер Стано, официальный представитель Еврокомиссии.

Поддержал Макрона и президент США Дональд Трамп, который в понедельник в телефонном разговоре с французским лидером подчеркнул необходимость прекращения огня в Ливии и скорейшего возобновления переговоров.

Инцидент в Средиземном море показывает, что НАТО всё больше раскалывается на соперничающие друг с другом группировки.

Это «младоевропейцы», бывшие страны Варшавского блока во главе с Польшей, всё более откровенно противопоставляют себя «староевропейцам», странам – основательницам Евросоюза: Франции, Германии, Италии и Испании. Это Турция с её геополитическими амбициями на возрождение Неоосманской империи. Пока эти конфликты удерживаются в рамках мирного соперничества в сфере национальных интересов, но, как показал конфликт у берегов Ливии, в любой момент такое противостояние может стать и военным. И, возможно, слова Эммануэля Макрона о «смерти мозга НАТО» могут стать пророческими…