Как боязнь экспорта исламской революции сблизила СССР и США

Как боязнь экспорта исламской революции сблизила СССР и США

Война 22 сентября Евгений Берсенёв

Сорок лет назад, 22 сентября 1980 года, два ближневосточных государства, во многих отношениях близкие друг другу, – Иран и Ирак – сошлись в кровопролитной войне, которая продлилась целых восемь лет. Война высветила тугой узел противоречий в регионе, её эхо рикошетом ударило по многим государствам, одним из которых стал Советский Союз. «Октагон» вспомнил драматические повороты, связанные с тем временем.

На протяжении всего XX века ирано-иракские отношения были довольно ровными, однако в них присутствовал серьёзный раздражитель – спор о реке Шатт-эль-Араб, важной транспортной артерии на пути в Персидский залив. Обладание этой рекой давало возможность нарастить грузопоток по Персидскому заливу, в том числе экспорт нефтепродуктов, а также взимать пошлины за проход морских судов. В 1937 году под британским патронажем было подписано соглашение между двумя странами, по которому река отходила Ираку. Однако в 1969 году шахский Иран, являвшийся тогда союзником США, разорвал соглашение и стал контролировать территорию водоёма. В 1975 году в Алжире было подписано соглашение, закреплявшее сложившуюся ситуацию. В Багдаде договор назвали унизительным.

Река Шатт-эль-Араб – камень преткновения в отношениях между Ираном и Ираком.Река Шатт-эль-Араб – камень преткновения в отношениях между Ираном и Ираком.Фото: Francoise De Mulder/Roger Viollet/Getty Images

Всё изменилось после исламской революции в Иране в 1979 году, когда политика страны стала радикально направлена против США. Иракский лидер Саддам Хусейн серьёзно опасался, что революционная волна исламизма накроет и его государство, ведь в Ираке, как и в Иране, большую часть мусульман составляют шииты. К тому же возникшая в Иране нестабильность пробудила у иракских лидеров желание вернуть контроль над Шатт-эль-Араб.

Хусейн начал подготовку к войне, его поддерживали враждовавшие между собой СССР и США, а также многие ближневосточные страны, тоже не желавшие экспорта исламской революции. Сторону Ирана в конфликте приняли Китай, Пакистан, Сирия, Ливия и КНДР – как ни странно, последние три государства считались дружественными Советскому Союзу.

– Позиция Советского Союза была на тот момент совершенно адекватной, – рассказал «Октагону» доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов, – ведь с Ираком нас связывал договор о дружбе, экономическое, культурное, военно-техническое сотрудничество. В это время Иран являлся противником Советского Союза и поддерживал мятежников в Афганистане, которые воевали против советских войск, находившихся в этой стране. К тому же в мире в то время наблюдалось распространение идей исламской революции, этот процесс коснулся и республик Советского Союза, где проживало исповедующее ислам население. И советскому руководству это не нравилось.

Позиция Сирии объяснялась во многом борьбой за лидерство внутри партии «Баас» (Партия арабского социалистического возрождения), которая находилась у власти как в Ираке, так и в Сирии, добавил Долгов. И представители ветви «Баас» в Сирии ради ослабления своих однопартийцев в Ираке решили поддержать его противника в войне.

Хусейна поддержали две всегда враждовавшие между собой державы – СССР и США. Историческому «объединению» способствовала боязнь экспорта исламской революции.Хусейна поддержали две всегда враждовавшие между собой державы – СССР и США. Историческому «объединению» способствовала боязнь экспорта исламской революции.Фото: Песов Эдуард/ТАСС

У военного политолога, доцента кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г. В. Плеханова, члена экспертного совета организации «Офицеры России» Александра Перенджиева иная точка зрения.

– К сожалению, Советский Союз в той войне занял несколько циничную позицию, – рассказал он «Октагону». – Руководство страны надеялось, что Иран с Ираком будут воевать, сильно ослабнут, а СССР потом выступит как умиротворитель и сможет подчинить их своему влиянию. По сути, такой подход ничем не отличался от американского. И такая позиция тоже вышла нашей стране боком: потеря доверия на международной арене стала одним из факторов, оказавшим влияние на распад Союза. К сожалению, отголоски той порочной практики встречаются в нашей политике и сегодня – скажем, в позиции по армяно-азербайджанскому конфликту.

Война на истощение

В ходе чрезвычайного заседания Национального совета 17 сентября 1980 года Саддам Хусейн заявил, что «территория Шатт-эль-Араб должна стать иракской», и сообщил, что Багдад в одностороннем порядке разрывает Алжирские соглашения 1975 года. Через пять дней регулярные части армии Ирака перешли границу и стали занимать территорию иранского остана (области) Хузестан.

Надо сказать, что Ирак выбрал удачный момент для начала войны. В Иране после исламской революции была сложная экономическая ситуация, которую усугубляла продолжавшаяся борьба за власть. Кроме того, тогдашний президент Ирана Абольхасан Банисадр стремился освободиться от опеки державшего рычаги реального управления страной аятоллы Хомейни.

Исламское духовенство, опасаясь выступления военных против новой власти, провело чистку в армии: вооружённые силы государства были сокращены с 240 до 180 тысяч человек, а 250 генералов были уволены и заменены на командиров младшего звена или священников.

Наступление иракских войск поначалу складывалось вполне успешно. В октябре 1980 года они захватили Хорремшехр – портовый город на реке Шатт-эль-Араб. Однако сопротивление иранцев было столь ожесточённым (Хорремшехр в прессе даже называли «иранским Сталинградом»), что от планов военачальников Ирака взять ещё один важный стратегический населённый пункт – город Абадан – пришлось отказаться.

Против захватчиков отчаянно сражались даже женщины и дети. И уже к 1982 году территория Ирана была освобождена. Однако иранский лидер аятолла Хомейни не думал останавливаться, он заявил, что его страна не прекратит воевать, пока Саддам Хусейн находится у власти. И вооружённые подразделения Ирана перешли в наступление, оккупировав нефтеносные острова Маджнун, полуостров Фао и ряд населённых пунктов в южной части Ирака. Позднее продвижение иранских войск даже приводило к осаде Басры, однако в 1988 году Ираку удалось вернуть под свой контроль основные потерянные ранее участки территории.

20 августа 1988 года кровопролитная война между Ираном и Ираком закончилась. Каждая из сторон объявила о своей победе.20 августа 1988 года кровопролитная война между Ираном и Ираком закончилась. Каждая из сторон объявила о своей победе.Фото: imago/teutopress/TASS

Обе стороны в ходе войны использовали химическое оружие и обстреливали мирные населённые пункты и гражданские объекты. К лету 1988 года воюющие стороны были порядком истощены в военном и экономическом плане. Война к тому времени приобрела вялотекущий, изматывающий характер. 20 июля 1987 года Совет безопасности ООН принял резолюцию 598, в которой призвал обе стороны к прекращению боевых действий и мирным переговорам. В начале августа 1988 года было объявлено о перемирии, которое официально вступило в силу 20 августа. Это стало завершением кровопролитной войны. Каждая из воевавших сторон объявила о своей победе.

Победа спустя десятилетия

О последствиях восьмилетнего ирано-иракского противостояния до сих пор ведутся споры как среди политиков, так и в научно-экспертной среде.

По мнению Александра Перенджиева, это была война США с Ираном руками Ирака.

«Соединённые Штаты действовали согласно своей давней практике – воевать с противником чужими руками и чужими жизнями».

Александр Перенджиев | военный политолог Александр Перенджиев
военный политолог

– Если провести аналогии чуть ближе, то можно вспомнить грузинское нападение на Южную Осетию в 2008 году. А сорок лет назад Соединённые Штаты всячески «подогревали» Ирак, и Саддам Хусейн почему-то решил, что может являться полноценным и постоянным союзником этой страны. Но мы помним, чем обернулась его война против Кувейта в 1990 году, когда весь западный мир во главе с США ополчился против него. После этого Хусейн стал отработанным материалом и был ликвидирован в 2003 году, но методы остались и были использованы в том числе на постсоветском пространстве – в частности, для провоцирования того же армяно-азербайджанского конфликта.

Борис Долгов считает, что косвенным победителем той войны оказался Иран: после войны в Тегеране продолжали считать Саддама Хусейна своим врагом и спокойно наблюдали за его свержением в 2003 году в результате агрессии США.

– Во многом используя шиитский фактор, через единоверцев Иран стал распространять и политическое влияние в стране, ранее являвшейся его врагом. И ему это удалось – сегодня проиранские группировки очень сильны в Ираке. Там сильно влияние иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и организации «Хезболла», – рассказал он.

Эксперты называют группировку ИГИЛ (запрещена в России) порождением той войны.

– Саддам создавал тайные структуры, которые могли бы стать базой сопротивления, ведения партизанской, диверсионной войны против Ирана в случае появления такой необходимости, – говорит Александр Перенджиев. – И многие из тех, кто был задействован в этих структурах, уже после падения режима Саддама использовали полученный опыт для создания игиловских подразделений уже в интересах тех же США, которые знали об этих тайных структурах, получили о них подробные сведения и поначалу использовали их в своих целях.