мск 16°
  • USD ЦБ 73,1522
  • EUR ЦБ 85,9246
  • GBP ЦБ 95,7270
Москва
  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Новосибирск
  • Екатеринбург
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Челябинск
  • Астрахань
  • Киров
  • Сочи
Поиск

Управление страной: рулевые игры

Про то, что денег нет, но нужно держаться, стране известно ещё от Медведева. Поэтому прозвучавшее на днях и схожее по смыслу заявление Мишустина о том, что достижения по борьбе с бедностью оказались под угрозой из-за пандемии коронавируса, вызвало ощущение дежавю. Негативное влияние эпидемии на социально-экономическую ситуацию ни для кого не секрет, но сегодня главным вопросом в повестке является выбор пути преодоления кризиса и выхода на траекторию развития.

Правительственный план восстановления экономики предполагает несколько этапов, основным и самым обнадёживающим из которых должен стать конец 2021 года, когда, согласно высоким стратегическим замыслам, бедность начнёт отступать, безработица – уменьшаться, а достижения – множиться.

Однако россияне в своей что давней, что новейшей истории выслушали столько грандиозных планов, которые оборачивались или пшиком, или частичным их исполнением, что в довесок к такому проекту ждут разъяснений, как конкретно будет заводиться машина суверенной экономики, каким маслом станут смазываться её механизмы, а главное – совладает ли с задачей рулевое управление, в котором уже несколько десятилетий наблюдается опасный люфт?


Ситуация со штурвалом не поменялась до сих пор: по словам председателя Счётной палаты и главного эксперта по проблемам государственного управления Алексея Кудрина, управленческая система по-прежнему неуклюжа и неэффективна, что наглядно продемонстрировал весенний кризисный сезон. И это означает, что следование по выстроенному маршруту сильно затруднено, а ремонт рулевой колонки и тем более установка на используемую модель гидроусилителя возможными не представляются.

С вопросом о том, как выруливать в сложившейся тревожной обстановке, столкнулась не только Россия, но и практически все «партнёры» по глобусу.

Если в США рулевое управление страхуется мощной финансовой системой, в Европе – традициями, а в Китае – мобилизационной конструкцией, которая не подводит и на этот раз, то в России положение затрудняется как отсутствием лишних денег и наработанных схем, так и неэффективностью госаппарата, не считая довлеющих санкций и зависимости от капризного рынка энергоресурсов.

Глава экономического комитета Совета Федерации Андрей Кутепов на неделе заявил, что прорыва в российской промышленности не происходит: переносятся сроки исполнения госпрограмм и нацпроектов с корректировкой их показателей, экспорт падает, наблюдается недоступность средств. Однако главная опасность, по мнению сенатора, заключается в «отсутствии стратегии согласования программ и нормативных документов». Иными словами, спад производства и другие экономические трудности ещё можно объективно списать на последствия ударной волны кризиса, которая не пощадила ни Европу, ни Азию, ни Новый свет, ни Старый, но в России вдобавок ко всему заклинивает штурвал, который необходим для ловкого манёвра и экстренного реагирования на возникающие препятствия.

Произведя в январе ротацию исполнительной власти, президент Владимир Путин сделал первый шаг на пути ремонта механизма управления страной, доверив настройку штурвала Михаилу Мишустину.

Со свойственной профессиональному мытарю основательностью Михаил Владимирович определил приоритеты, взялся сбалансировать учёт и контроль, а после испытаний коронавирусом усилил разворот в сторону цифровизации экономики и процессов управления. Но, как заметил тот же Кудрин, проблема стоит куда шире и связана с необходимостью пересмотра списка функций госаппарата: он должен не мешать развитию, а способствовать ему.


Вторым президентским шагом на том же пути стала конституционная модернизация, которая породила существенную перетряску всего законодательства, включая принятие новых законов о правительстве РФ, о статусе и полномочиях судов, о порядке формирования парламента и выборах президента.

Когда эксперты и политики только гадали о потаённом смысле инициатив с конституционными поправками, то спор упирался в вопрос о том, рассчитан этот политический проект на развитие или же, напротив, на консервацию конструкции.

Пессимисты делали упор на то, что идеологический аспект голосования не имеет под собой базисной подпорки: движения вперёд не видно, изменений не происходит, а план восстановления экономики неприметен и явно неполон.

Однако цельная картина затеянных преобразований наверняка сложится по итогам принятия сотен законодательных новаций, которые, в свою очередь, повлекут за собой серьёзную перекройку всех сфер власти и управления.

По сути, предполагается изменить правила игры для чиновников, элит, населения, потому что в существовавшей до сих пор модели уже не усматривается возможностей развития, а управляемость выходит из-под контроля.


Каковы будут новые правила, не берётся сказать пока что никто. Нет ясности и с тем, как предпринимаемые меры повлияют на состояние рулевых тяг. Свежее исследование Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ показывает, что больше половины россиян пессимистично оценивают ситуацию даже не сегодняшнего дня, а в обозримой перспективе. Иными словами, страна по-прежнему не понимает тех идей, что лежат в основе политического проекта 2020 года, и не видит, как связать принимаемые решения с возможностью позитивных изменений.

На поверхности лежит попытка власти произвести точечные манипуляции с рулём, не разбирая всего каркаса рулевой колонки.

Если так, то этого может оказаться недостаточно, чтобы гарантированно вырулить с обочины, где оказалась страна, на широкое шоссе, по которому едут ведущие внешние партнёры.

Умеющий точно считывать кремлёвские тревоги лидер ЛДПР Владимир Жириновский в запале высказался, что основным тормозом развития являются номенклатура и бюрократия, уводящие страну в застой. О необходимости «прорыва в дебюрократизации по всем направлениям» на одном из первых совещаний с новым составом кабинета министров ещё в феврале говорил и президент. В соседнем Казахстане, который столкнулся с такими же трудностями, главными проблемами развития госуправления названы коррупция, несовершенная судебная система и низкоэффективный госаппарат. Несомненно, эти же гири висят и на российской шее, несмотря на прошлые многочисленные попытки переломить ситуацию. Не зря главный коммунист Геннадий Зюганов заговорил о возрождении госплана, в котором увидел единственный шанс упорядочить систему управления экономикой и преодолеть «болезненные провалы, циничные распилы, неэффективность и бездеятельность, прикрываемую бестолковой суетой».

Элементы советской конструкции госуправления и впрямь становятся востребованными, что проявляется в приоритетной антикризисной поддержке госсектора и продолжении дрейфа в сторону сырьевой и сервисной державы.

Но такой поворот руля, во-первых, несёт в себе риски конфликта с изменившимися социальными и историческими условиями, а во-вторых, не решает главной проблемы, связанной с низкой эффективностью управления. Поиск оптимального подхода к перенастройке штурвала серьёзно затянулся, притом что дальше оттягивать стратегические решения в этом вопросе уже нельзя. Иначе штурвал будет вращаться сам по себе, а страна – выживать по понятиям, даже в случае принятия хороших и правильных законов.

Коллаж на обложке: Анна Бабич

Читайте также