Судьба договора СНВ-3: торг и военная истерия

Судьба договора СНВ-3: торг и военная истерия

Политика 28 сентября Вера Зелендинова

Выступая на 75-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, Владимир Путин назвал продление российско-американского договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) «первоочередным вопросом, который нужно и можно решить оперативно». Эти формулировки – «нужно и можно» и «оперативно» – следует рассматривать как очередной месседж в интриге, которая разыгрывается вокруг договора на протяжении последних месяцев.

Срок действия договора СНВ-3 истекает в феврале 2021 года. В декабре 2019 года Россия предложила продлить его действие на пять лет, как это предусмотрено в тексте самого договора.

Летом этого года Москва и Вашингтон провели по этому поводу два раунда консультаций, в ходе которых США обозначили свою позицию: Вашингтон готов обсуждать продление договора только в том случае, если в ближайшие месяцы президенты двух стран подпишут совместный меморандум, который должен стать основой для нового юридически обязывающего договора. Цена вопроса – включение в меморандум и новый договор дополнительных пунктов, касающихся важных для Соединённых Штатов вопросов.

Пункты, на включении которых в двусторонний меморандум настаивает Вашингтон, касаются внесения в перечень подлежащих сокращению вооружений новейшего стратегического оружия, созданного в России за последние годы, ужесточения верификационного режима без указания типов американских вооружений, на которые будет распространяться контроль, и содействия России в привлечении к участию в новом договоре Китая.

Все эти требования неприемлемы для Москвы.

Приняв их, Россия осложнит свои отношения с Китаем и лишится преимуществ, связанных с постановкой на боевое дежурство сверхзвукового оружия, позволяющего поддерживать паритет, разрушенный односторонним выходом США из договора по ПРО.

При этом Вашингтон подаёт своё предложение как мирную инициативу. В результате отказ Москвы от подписания меморандума будет немедленно «подшит» к развёрнутой в связи с событиями в Белоруссии и «отравлением» Навального антироссийской кампании, дополнив её обвинениями в агрессивной политике и развязывании гонки вооружений.

Всё это прекрасно понимают в Кремле. Тем не менее Москва хранит спокойствие, а Вашингтон, пытаясь настоять на своём, усиливает давление на руководство России.

В плотном потоке агрессивной риторики в адрес России стоит выделить заявление госсекретаря США Майка Помпео, указавшего на исторически обусловленную враждебность отношений НАТО с Россией.

Отметим ещё один знаковый момент – рассуждения мало кому известного аналитика центра военной и политической власти при Фонде защиты демократий Шейна Прейзуотера о перспективах сухопутной операции США против России и военных ресурсах, необходимых для захвата Калининградской области.

О готовности Вашингтона к войне несмотря на наличие серьёзных внутриполитических проблем говорится в докладе американского Центра стратегических и международных исследований: «...Чем слабее США, тем больше вероятность, что для решения своих проблем они будут использовать военную силу».

Ещё один аргумент в пользу войны приводит консалтинговая компания McKinsey & Co: ядерная война в два раза дешевле, чем борьба с пандемией.

На расширение рамок допустимого работает и отказ США от концепции ядерной зимы, что стало дополнительным стимулом для разработки сценариев тактического применения ядерного оружия в разных точка мира.

Серьёзность намерений подтверждают наращивание численности военного контингента США в Польше, учения британской воздушно-десантной дивизии в Николаевской области на расстоянии одного марш-броска от Ростовской области и Крыма, а также создание логистических центров в Норфолке (Вирджиния, США) и Ульме (Германия) для переброски военных подразделений из США к границам России.

Добавим ко всему вышеназванному ещё один неприятный сюжет – подписание по инициативе США мирного соглашения между Израилем, ОАЭ и Бахрейном. Три недавних врага собираются дружить против Ирана, нападение на который взорвёт весь Каспийский регион с очевидными последствиями для России.

В экспертном сообществе нет единой оценки происходящего. Мнения колеблются в широком диапазоне между ожиданием большой войны как способа снять накопившееся напряжение и уверенностью в том, что военная истерия раскручивается ради решения конкретных тактически задач.

Ключом к разгадке интриги вокруг продления действия договора СНВ-3 стало последнее заявление спецпредставителя президента США по контролю над вооружениями Маршалла Биллингсли:

«...Мы рассматриваем предложение, которое мы сделали России, как умеренное на данном этапе и весьма разумное. Если Россия не примет его сейчас, то после того, как Трамп будет переизбран, “плата за вход” повысится. ˂…˃ У нас возникнет ряд новых условий, на которых нам придётся настаивать».

Смысл этого высказывания: меморандум необходимо подписать до выборов. Всё остальное – мишура из невнятных угроз.

Ответ на вопрос, почему непременно до выборов, можно найти в словах Трампа, который сообщил своим избирателям, что Россия действительно создала новейшее гиперзвуковое оружие после того, как украла эту технологию у администрации Барака Обамы.

Так одной фразой Трамп разогрел свою аудиторию для будущего ликования в связи с подписанием меморандума, ударил по демократам, а значит, и по их кандидату Джо Байдену и сконструировал сюжет, который можно использовать для атаки на «спящего Джо» в ходе предстоящих дебатов.

Оба заявления – Биллингсли и Трампа – можно интерпретировать как сознательную игру на повышение ставок. Судя по реакции Москвы, она оказалась к этому готова.

Владимир Путин ещё больше обострил ситуацию. Он предъявил стране и миру создателя ракетного комплекса «Авангард» Герберта Ефремова, подтвердив тем самым наличие у России мощного оружия, которого нет у США. То есть фактически поддержал Трампа, приняв участие в запугивании американских избирателей.

В свою очередь, представители МИД РФ моментально перешли от традиционно взвешенных заявлений к более резкой риторике.

Замминистра иностранных дел Сергей Рябков: «Москва не готова продлить СНВ-3 на условиях Вашингтона. ˂…˃ Ультимативные приёмы только уменьшают шансы на какую бы то ни было договорённость. Мы не можем разговаривать в таком жанре». Постпред РФ при ООН Василий Небензя: «Если договор не будет продлён, мы найдём эффективные способы себя защитить».

Итоговый месседж, отправленный Москвой Вашингтону, очевиден: срочное подписание меморандума нужно вам, а не нам, но мы готовы подыграть. Меняйте условия на приемлемые для нас – подпишем.

То же самое было сделано на других болевых направлениях – в отношении Ирана и «Северного потока – 2».

По первому высказался Рябков: «Россия не боится новых санкций США за оружейные сделки с Ираном. Они не повлияют на позицию РФ».

По второму направлению сработала встреча Путина с главой «Газпрома» Алексеем Миллером, в ходе которой обсуждался проект «Сила Сибири – 2». Смысл сигнала понятен: не дадите достроить «Северный поток – 2», газ пойдёт вашим главным соперникам, в Китай.

В результате мяч оказался на территории США. В этом контексте слова Путина о том, что проблему продления сроков СНВ-3 «нужно и можно решить оперативно», выглядят как сигнал готовности к компромиссу: вам нужно сделать это быстро – мы готовы рассмотреть ваши предложения.

Если Трамп действительно хочет в ближайшее время подписать меморандум по стратегическим вооружениям и использовать эту «великую победу» в своей предвыборной кампании, Вашингтону придётся пойти на уступки.

Список пожеланий Россией предъявлен: изменить содержание меморандума на приемлемый для России, оставить в покое «Северный поток – 2» и прекратить шантаж, связанный с нагнетанием ситуации вокруг Ирана. Очевидная избыточность требований Москвы создаёт базу для торга и определённых уступок.

Трампу придётся решать, чего он хочет больше – продолжить давление на Москву или победить на выборах.

В случае если удастся договориться, в выигрыше окажутся все. У Трампа появится возможность трубить о своей «грандиозной внешнеполитической победе» на радость запуганным им с помощью Путина избирателям. Путин как партнёр Трампа в деле разоружения улучшит свой имидж в глазах мировых элит, что позволит снизить давление в связи с «казусом Навального». Дополнительным бонусом может стать положительное решение по «Северному потоку – 2».

А сам факт подписания меморандума, превращённого в бессодержательную декларацию о намерениях, позволит Москве и Вашингтону вести бесконечные переговоры о разоружении и под их прикрытием наращивать военные бюджеты и заниматься разработкой новых видов вооружений.