Саммит ШОС: Евразия ищет путь к интеграции

Саммит ШОС: Евразия ищет путь к интеграции

Политика 10 ноября Павел Сибирцев

10 ноября состоится Совет глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества. На повестке мероприятия – ставшее уже традиционным обсуждение партнёрства в условиях пандемии COVID-19. Также первые лица стран намерены обсудить усилия по углублению политического диалога, прежде всего в интересах обеспечения стабильности на пространстве ШОС, повышения эффективности торгово-экономического сотрудничества, совершенствования координации на ключевых международных площадках. Всё это актуально, поскольку ШОС часто критикуют за «виртуальность» – организация, несмотря на давнюю историю, не является ни военным альянсом, ни экономическим союзом, не даёт гражданам стран-членов права безвизового перемещения. Сейчас руководству каждого из государств предстоит озвучить, чего именно они хотят от участия в ШОС. Ведь единства мнений по этому поводу нет до сих пор.

На заре своего возникновения «Шанхайская пятёрка» оказалась очень эффективной в плане определения границ между Китаем и постсоветскими странами Центральной Азии. В середине прошлого века дружба между СССР и КНР сменилась враждой, на Дальнем Востоке и в Средней Азии обе стороны перебрасывали к границам свои войска. Доходило до вооружённых столкновений на спорных участках – например, на озере Жаланашколь. С конца 1980-х годов советско-китайские отношения начали восстанавливаться, но затем распался СССР. Дальневосточный участок границы был демаркирован в результате двусторонних соглашений Москвы и Пекина, а в Средней Азии ситуация оказалась куда сложнее: здесь соседями Китая стали сразу три страны – Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Границу с ними следовало установить так, чтобы соблюсти баланс интересов с Москвой, сохранившей в регионе свои особые интересы. Первые соглашения между всеми этими государствами касались как раз мер укрепления военного доверия. Значительную часть войск от границы удалось отвести, принадлежность спорных участков была определена, были подписаны соответствующие договоры. Бывшая советско-китайская граница перестала быть горячей точкой.

После этого ШОС разрослась за счёт присоединения новых членов – к «Шанхайской пятёрке» добавились Узбекистан, Пакистан, Индия и Афганистан. Иран, Белоруссия и Монголия получили статус государств-наблюдателей, а Турция, Армения, Азербайджан, Непал, Шри-Ланка и Камбоджа стали партнёрами ШОС по диалогу. От вопросов укрепления военного доверия участники перешли к обсуждению взаимовыгодного сотрудничества в области политики, безопасности и дипломатии, в торгово-экономической и гуманитарной сферах.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж и министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши (слева направо) во время встречи министров иностранных дел государств – членов ШОС.Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж и министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши (слева направо) во время встречи министров иностранных дел государств – членов ШОС.Фото: Александр Щербак/ТАСС

Но, с одной стороны, каждая из стран-участниц понимает свою выгоду по-своему, с другой – между некоторыми из них так и не прекратились застарелые конфликты – например, Индия и Пакистан не могут договориться о решении Кашмирского вопроса.

Текущий год принёс новые испытания. В Киргизии смена власти сопровождается очередной революцией, и пока неясно, как далеко может зайти этот процесс. Не лучше дела и у государств – партнёров по диалогу: два из них, Азербайджан и Армения, ведут кровопролитную войну в Карабахе при деятельном участии третьего – Турции. В Белоруссии не утихают массовые беспорядки после президентских выборов.

Кроме того, донельзя испортились отношения между Китаем и Соединёнными Штатами. В антикитайских настроениях Джо Байдена, которому американские СМИ уже отдали победу, сомневаться не приходится – он пообещал поддержку оппозиции Си Цзиньпина

В этих условиях Вашингтону важно настроить против Пекина Москву и Нью-Дели.

С Россией это пока не получается, а вот в Индии антикитайские настроения подогреваются территориальным спором, который дошёл до пограничных столкновений с человеческими жертвами. И на этом фоне хорошо растут симпатии к Америке.

В китайских СМИ обращают внимание на то, что незадолго до саммита Соединённые Штаты поставили Индии военное снаряжение для действий в высокогорье (как раз там находятся спорные участки границы с Китаем). Кроме того, Нью-Дели может получить доступ к данным американских спутников, что позволит увеличить точность наведения индийских баллистических ракет.

Выгоды Индии от сотрудничества с США в деле сдерживания Китая понятны, а вот польза от участия в ШОС неочевидна. До сих пор не просматривается сценарий укрепления взаимного доверия в рамках организации подобно тому, как «Шанхайская пятёрка» договорилась об отводе войск в Средней Азии.

«Политика Нью-Дели в отношении Пекина в последние несколько лет была осторожной. Индия избегала прямой конфронтации (кроме момента Доклама), но участвовала в борьбе за влияние с Китаем в регионе (в Непале, Шри-Ланке и на Мальдивах) и расширяла сотрудничество со странами Индо-Тихоокеанского региона, негласно направленное против Китая, одновременно протягивая руку дружбы в двусторонних отношениях с Китаем (саммиты в Ухане и Мамаллапураме). Можно сказать, что Нью-Дели хочет продолжать переговоры с Пекином и максимально избегать прямого конфликта (поскольку он не может победить)».

Кристоф Иванек | глава Центра азиатских исследований Кристоф Иванек
глава Центра азиатских исследований

На этот факт ещё в январе обращал внимание глава Центра азиатских исследований Кристоф Иванек в материале издания The Diplomat. Ситуация с тех пор изменилась мало, только столкновение на реке Галван привело к жертвам среди военных, и отношения двух великих азиатских держав ещё сильнее ухудшились, в Индии началась кампания по бойкоту китайских товаров.

Бойкот в Индии проводился не государством, а отдельными энтузиастами, однако это хороший повод обратить внимание на состояние экономического взаимодействия между странами ШОС, а точнее – на его полное отсутствие. Почти все участники организации разрабатывают проекты интеграции на евразийском пространстве. Здесь можно вспомнить ЕАЭС и БРИКС. Российское руководство озвучивало идею Большого Евразийского партнёрства, а Китай предлагает инициативу «Пояса и Пути», а также создаёт Азиатский банк инфраструктурных инвестиций – своеобразную альтернативу Всемирному банку. Однако все эти структуры действуют параллельно, без особой связи с механизмами ШОС.

«Анализ нормативных документов и механизмов экономического сотрудничества ШОС свидетельствует о том, что трудности экономического сотрудничества вызваны различиями в приоритетах стран – членов ШОС. Россия рассматривает ШОС прежде всего как инструмент обеспечения безопасности, а Китай – как полноформатную организацию, необходимой частью которой выступает экономическое сотрудничество. По этой причине до сих пор не удаётся наладить взаимоотношения в финансовой и банковской сферах» – отмечает китайский исследователь Дай Ванцзин.

Китай не раз озвучивал идею создания общей зоны свободной торговли, однако остальные участники объединения опасаются идти на такой шаг, который может дать привилегии китайскому производителю.

ЕАЭС подписывает соглашения о зонах свободной торговли с Вьетнамом и Сингапуром, которые входят в ШОС. Китай всячески продвигает создание зон беспошлинной торговли на границах, однако это делается в результате двусторонних договоров, не привязанных к ШОС.

В преддверии саммита китайские СМИ привели высказывание заместителя министра коммерции КНР Юй Цзяньхуа о создании пилотных зон сотрудничества в рамках ШОС в провинциях Шаньдун и Шэньси, городе Чунцин и Синьцзян-Уйгурском автономном районе, которые, как ожидается, позволят укрепить экономическое взаимодействие в промышленности и сельском хозяйстве, торговле сельскохозяйственной продукцией, а также даст новые возможности для сокращения бедности и устойчивого развития. Правда, как именно будут работать эти пилотные зоны, пока неизвестно.

Смогут ли страны ШОС согласовать единую стратегию или же конкретные интересы отдельных стран помешают наладить практическое взаимодействие? Это станет ясно уже в самое ближайшее время.