На кого опустится «пенсионная гильотина»

На кого опустится «пенсионная гильотина»

Политика 07 декабря Вера Зелендинова

Аппарат Правительства РФ проводит внутреннюю проверку утечки информации о том, что Пенсионный фонд готовит аудит дополнительных доходов пенсионеров. Заказчик проверки – премьер Михаил Мишустин, который оказался под ударом информационной атаки. На прицеле – и функционеры Пенсионного фонда и ФНС, и возможные политические заказчики распространённых через СМИ сообщений. «Октагон» ещё раз изучил, на кого может упасть «пенсионная гильотина», приготовленная реформаторскому кабмину недоброжелателями.

При разборе информации о проверке доходов пенсионеров бросается в глаза искусственное привязывание этой горячей новости к опубликованному четыре месяца назад отчёту Счётной палаты (СП) о работе Пенсионного фонда России (ПФР).

Документ СП посвящён вовсе не ревизии пенсионных выплат, а техническим и организационным ошибкам в работе ПФР, связанным с несовершенством системы ввода и обработки данных. Из-за этого некоторым физическим лицам присвоено по два индивидуальных лицевых счёта застрахованного лица. Данные по ряду позиций вносятся с опозданием. Есть и другие недочёты, позволяющие говорить о некачественном наполнении базы ПФР и приводящие в отдельных случаях к необходимости пересчёта пенсионных начислений. Нарушения связаны с недоработкой алгоритмов, регламентов, интерфейсов или с элементарными ошибками программистов и не имеют никакого отношения к злокозненности пенсионеров, пытающихся получить «незаконные доходы». Поэтому отчёт Счётной палаты как повод для скандального вброса явно притянут за уши.

Классическая схема информационной кампании

Методика проведения информационных кампаний была многократно отработана в 90-е: вброс – раскрутка через серию публикаций, содержащих нужные заказчику интерпретации, – стихийное тиражирование другими изданиями.

Хорошим примером этой схемы является информационная война вокруг приватизации компании «Связьинвест» (1997 год). Две группы олигархов регулярно с интервалом в несколько дней сливали компромат друг на друга, аффилированные с ними издания раскручивали его до состояния истерии, а затем в течение нескольких дней эти материалы расходились практически по всем федеральным и многим региональным СМИ.

По той же классической схеме развивается сюжет с проверкой доходов пенсионеров. Вброс со ссылкой на доцента РЭУ имени Г. В. Плеханова Людмилу Иванову-Швец произошёл 29 ноября в 02.28 (ночью!) через агентство «Прайм», входящее в государственную медиагруппу «Россия сегодня». Текст и заголовок носили достаточно нейтральный характер.

В промежутке с 5 до 7 утра тему подхватывают «Лента.ру» и «Газета.Ru». Оба ресурса входят в группу «Рамблер», полностью выкупленную в октябре 2020 года Сбером у Александра Мамута. Следом аналогичные публикации появляются на сайтах RT и РИА Новости (тот же холдинг, к которому относится и площадка, разместившая первое сообщение), а также на других менее значимых ресурсах. Тексты представляли собой пересказ первой публикации с небольшими вариациями. Основной месседж фиксировали заголовки: «Российских пенсионеров проверят на дополнительные доходы».

Около полудня московские СМИ акцентировали внимание на том, что пенсионерам «придётся возвращать в ПФР незаконно полученные средства» («Московский комсомолец»). В этом плане показателен заголовок текста, размещённого на сайте ТВЦ: «Пенсионеров обяжут вернуть незаконно полученные средства».

Затем уже совсем жалостливо с переводом стрелок на власть: «Посчитают до копейки: неужели у пенсионеров начнут отнимать “лишние” деньги? В разгар кризиса власти находят новые способы не платить населению» («МирТесен», входит в инвестиционную группу «Финам»).

И заключительный аккорд от того же «Рамблера»: «Тупик правительства Мишустина: после пенсионной реформы старикам готовят “гильотину”».

Смысловая нагрузка интерпретационного ряда однозначно указывает на конечную цель кампании: проверят – придётся возвращать – обяжут вернуть – отнимут – власть – Мишустин.

Атака на Мишустина: участвовали ли в этом его подчинённые?

Вброс о проверке доходов пенсионеров является элементом информационной войны против Мишустина и подтверждает напряжение в элитах, усилившееся в связи с последними действиями премьера – ротацией кадров и реорганизацией институтов развития. Успех Мишустина, сумевшего продавить эти решения, был воспринят как признак его усиления, и это понравилось далеко не всем. А сами изменения ударили по интересам влиятельных кланов.

Следовательно, заказчиков кампании против Мишустина нужно искать в точках пересечения недовольных кланов и владельцев наиболее активных медиа.

Ещё одна серия неприятных вопросов касается источника вброшенной информации и её достоверности. Сообщив, что проверкой доходов пенсионеров будут заниматься Федеральная налоговая служба (ФНС) и ПФР, Иванова-Швец указала на них как на место, откуда произошла утечка. Это означает, что подготовка к проверке, скорее всего, ведётся, а «протекает» одно из подчинённых Правительству ведомств. То есть Мишустин контролирует не всю правительственную вертикаль: внутри неё есть силы, играющие против премьера.

При этом не исключено, что информация является ложной, проверки не планируются, никакой утечки не было, и взрывоопасная тема пенсионных выплат была выбрана только для того, чтобы вызвать резонанс и больнее ударить по Мишустину. А ссылка на ФНС и ПФР – клин, вбитый между премьером и его подчинёнными.

В этом раскладе нет хороших версий, а неопределённость делает его ещё хуже, превращая сложившуюся ситуацию в серьёзный вызов, ответом на который должны стать детальный разбор полётов и публичные заявления первых лиц ФНС и ПФР, вносящие ясность относительно планов проверки доходов пенсионеров.

Подмена понятий: не проверка, а постоянный контроль

В содержательном плане идея проведения некой проверки, то есть одноразового действия, по результатам которого пенсионеров могут лишить надбавок и заставить вернуть незаконно полученные деньги, представляется бессмысленной и вредной.

Вредной – потому что может спровоцировать взрыв возмущения, аналогичный реакции пенсионеров на одномоментное введение в 2005 году монетизации льгот. Бессмысленной – потому что ответа на вопрос, как навести порядок в собираемости налогов и выплате доплат, она не даёт. На следующий день после завершения проверки статус тысяч пенсионеров может измениться.

Ритмичная работа в этом направлении подразумевает постоянное отслеживание динамики поступления денег на личные счета, анализ их происхождения, тесное сотрудничество с банками, в первую очередь со Сбером, картами которого пользуется подавляющее большинство пенсионеров, и многое другое. Именно для этого нужны цифровые технологии.

Общая схема обработки данных понятна: банки отлавливают непенсионные поступления и сообщают о них в ФНС; там проверяют, уплачен ли с них подоходный налог. Если нет, осуществляется начисление и снятие налога. Затем информация о дополнительном доходе попадает в ПФР. Там проверяют, получает ли этот пенсионер доплату как неработающий. Если получает, её выплата прекращается.

Чтобы избежать ошибок вроде снятия налога с переводов от детей и внуков, придётся накапливать и в автоматическом режиме анализировать статистику непенсионных переводов.

Судя по недочётам, обнаруженным Счётной палатой в работе ПФР, к такого рода действиям он не готов. ФНС и некоторые банки более-менее готовы, а ПФР – нет.

Чего боятся пенсионеры?

Превращение пенсионеров в самую уязвимую часть общества началось 1 января 1992 года: Правительство Егора Гайдара отпустило цены, обвальная инфляция обнулила накопления пожилых россиян, которые, в отличие от других групп общества, не верили слухам о готовящихся реформах. Следом обесценились не поспевающие за инфляцией пенсии. Уровень жизни пожилых людей резко упал: кто-то голодал, кто-то просил милостыню, и почти все чувствовали себя обнищавшими и униженными. Тогда же возникла привычка к льготам: низкие тарифы ЖКХ, бесплатный проезд и прочее.

Отсюда – бурная реакция на попытку реформаторов провести монетизацию льгот. Многие пенсионеры не верили в возможность отмены привычных привилегий.

Столкнувшись в первых числах января 2005 года с необходимостью платить за проезд, они вышли на улицы по всей стране. И победили.

Власть не стала продавливать реформу – вернула льготы и начала постепенный и добровольный переход к их монетизации.

Аналогичным образом обстоят дела и сейчас. Несмотря на повышение пенсий, более-менее нормально жить на них не получается: цены растут быстрее. И пенсионеры стараются заработать, соглашаясь на предлагаемые условия, как правило, без какого-либо оформления.

Они вообще-то знают, что надбавку, предназначенную для неработающих пенсионеров, должен получать тот, кто не работает. Но их подработки зачастую не похожи на привычную нормальную работу, они могут закончиться в любой момент.

Зачем ходить в МФЦ и менять свой статус, если подработка носит временный характер? И до недавнего времени уличить пенсионера в том, что он работает, было практически невозможно, особенно если он делал это без оформления и получал зарплату в конверте.

Сегодня всё изменилось. Страна массово переходит на безналичный расчёт, банки отслеживают все трансакции. Хороший выход – получить статус самозанятого. Это удобно, но не для тех, кто пребывает в апатии, пользуется кнопочным телефоном и не ладит с компьютером. Да и от привычки считать каждый рубль трудно избавиться. Технологии меняются, психология – нет.

Поэтому пенсионеры, продолжая подрабатывать за смешные деньги, боятся санкций в виде лишения надбавки, начисления подоходного налога на неучтённый заработок и штрафа за неуплату налога. Это не жадность, а синдром психологической усталости и хронического безденежья.

Пенсионеры как мощный электоральный ресурс

Сегодня в России 43,5 миллиона пенсионеров. Это почти 40 процентов взрослого населения страны, 40 процентов избирателей. В 90-е их было несколько меньше – 30–35 процентов. Тогда значительная часть пенсионеров голосовала за КПРФ и щедрого на популистские обещания Геннадия Зюганова.

К середине нулевых на фоне улучшения экономической ситуации, роста пенсий и уровня жизни обстановка стала меняться. Часть пенсионеров начала поддерживать Владимира Путина и «Единую Россию».

В 2016 году на волне крымского консенсуса партия власти резко увеличила своё представительство в Госдуме (76,22 процента депутатских мандатов – на 22 процента больше, чем в 2011 году). Почти столько же (76,69 процента) получил Путин на президентских выборах 2018 года.

Повышение пенсионного возраста и проблемы, связанные с пандемией коронавируса, привели к разбалансировке настроений общества и повышению электоральных рисков «Единой России» на парламентских выборах 2021 года. Слухи о проверке дополнительных доходов пенсионеров с большой вероятностью оттолкнут от партии власти часть электората – не только пенсионеров, но и членов их семей. Сегодня, по данным ФОМ и ВЦИОМ, рейтинг «Единой России» колеблется в пределах 30–31 процента. В такой ситуации партии власти нужно набирать, а не терять очки. Это прекрасно понимают и в Кремле, и в Белом доме.

Поэтому рискнём предположить, что если профильные ведомства действительно прорабатывали вопрос о некой проверке доходов пенсионеров, то явно не в интересах власти. А в интересах тех, кто в очередной раз решил проверить её на стрессоустойчивость накануне выборного года.