Кавалергарда антимайдана век недолог

Кавалергарда антимайдана век недолог

Политика 06 декабря Ростислав Журавлёв

Первые признаки нового сезона уличного противостояния в России неожиданно появились в минувшие выходные. В Петербурге у Гостиного двора 5 декабря «Гвардия Захара Прилепина» пришла сорвать «противозаконное антигосударственное мероприятие» либерального движения «Перемен» Валерия Соловья. В движении не скрывают, что оно будет работать по принципу белорусского телеграм-канала Nexta, ставшего буревестником попытки цветной революции в Минске. Прилепинцы кинули дымовую шашку и раскидали листовки с лозунгом «От подобных «Перемен» попадёт Россия в плен». 

В России, у границ которой прошли майданы всех цветов, давно задумались о методах противостояния уличным революциям. Одни видят рецепт в «титушках» и записных патриотах, другие в жёсткой руке силовиков.

Российский военкор Александр Коц, который своими глазами видел почти десяток майданов и цветных революций по всему миру, в разговоре с «Октагоном» высказал мысль, что методы уличного гражданского противостояния майданам малоэффективны и порой даже опасны.

– Если говорить об опыте силового противодействия, то давайте вспомним украинские события, когда у Януковича были так называемый антимайдан и «титушки». Это было очень плачевное зрелище. Я помню, как они стояли лагерем около Верховной Рады: большой парк, песни-пляски, куча палаток, флаги «Партии регионов», крики «мы тут до конца, до последней капли крови», – говорит Коц.

Акция в Санкт-Петербурге 5 декабря этого года.Акция в Санкт-Петербурге 5 декабря этого года.Фото: группа «Протест СПБ площадь Восстания» во ВКонтакте

Но когда началась стрельба, на месте лагеря никого не оказалось: гулял ветер между палатками, а рядом были свалены в кучу флаги.

– Всё, что делается из-под палки, для галочки и отчётности, – всё сдувается в секунду во время первой опасности, – констатирует Коц.

Памятуя об украинском опыте, можно сделать вывод, что в итоге «титушки» могли лишь нагнать жути на штаб какого-нибудь движения, но противостоять в открытую всей майданной мафии оказались не готовы.

Огненная дуга от Кишинёва до Бишкека

Нестабильность по периметру российских границ синхронно нарастает. Конфликты разной природы – от межнациональных, территориальных и политических до схваток за власть между криминальными группировками – развиваются в Белоруссии, на Украине, в Молдавии, на Кавказе и в Центральной Азии.

Перейти к материалу

– Если, условно, у нас возникает какое-то «оранжевое» или «белоленточное» движение, то противостояние ему в таком формате – это начало гражданского раскола и даже гражданской войны, – говорит собеседник. – Но если это делается для галочки и проформы, чтобы доложить наверх, что у нас есть чем ответить революционной угрозе (посмотрите, у нас сто спортсменов и двести их помощников), то это полная фигня, которая не работает в условиях реальной ситуации.

А «титушки» кто?

Что же может работать? Действенна только идеология, но её в нашей стране нет, а искренности хоть отбавляй.

– Та опора, на которую власть рассчитывала и строила её годами на Селигере, испарилась при первых выстрелах в Донбассе, и никто туда не поехал. А поехали туда простые русские добровольцы, объединённые идеей Русского мира. Надеяться можно только на это, – говорит Коц.

По его словам, единственная сила, имеющая реальный опыт, в том числе и боевой, – это организации ветеранов Донбасса, которые видели последствия майдана своими глазами. Однако и это очень опасно, предупреждает Коц, так как подобное противостояние может стать предвестником гражданской войны.

Единственная сила, имеющая реальный опыт и видевшая настоящий майдан собственными глазами, – организации ветеранов Донбасса.Единственная сила, имеющая реальный опыт и видевшая настоящий майдан собственными глазами, – организации ветеранов Донбасса.Фото: Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС

– Надо понимать, что большая часть масс, которая выльется на улицы городов в 2024 году, будет состоять не из агентов Госдепа, а из простых оппозиционно настроенных людей. Естественно, их будут использовать, как в Белоруссии, определённые силы. Поэтому всё будет зависеть от вливаний в протест, – подытожил собеседник.

По его словам, эффективен в борьбе с «цветной заразой» только принцип «нулевой толерантности».

У России два… нет, три союзника: армия, флот и… Росгвардия

Белорусского Батьку Александра Лукашенко ещё несколько лет назад назвали «антибиотиком» от цветных революций, подразумевая, что у него есть какой-то секрет. На самом деле весь «секрет» – в принципе «нулевой толерантности». Иными словами, он не стесняется щемить протестующих по всей строгости закона без каких-либо скидок: плюнул на асфальт – получи штраф по полной, перебежал дорогу на красный свет – административный протокол, ударил милиционера – тюремный срок.

Принцип «нулевой толерантности» от Лукашенко: преследование протестующих по всей строгости закона без каких-либо скидок.Принцип «нулевой толерантности» от Лукашенко: преследование протестующих по всей строгости закона без каких-либо скидок.Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Собеседник «Октагона», инструктор одного из российских силовых спецподразделений, пояснил, что использование «титушек» – признак отсутствия государственности.

– Не для того силовикам все годы поступали дотации и социальные гарантии, чтобы обращаться к некоему «ополчению». Во-первых, этот актив незаконен. Во-вторых, появление этих парамилитаристских формирований может склонить часть колеблющихся людей на сторону протестующих. У нас правовое государство с крепкими вооружёнными силами и правоохранительной системой, – говорит он.

По мнению собеседника, действия сомнительного непрофессионального актива, пускай и дерущегося с «либеральными прозападными агентами», нужно пресекать на корню, несмотря на то, что он поддерживает власть. Такие формирования всегда подвержены побочным эффектам в виде чрезмерной разнузданности, непредсказуемости, плохо управляемы и склонны к совершению преступлений а-ля «война всё спишет».

Протесты в Белоруссии: уроки для России

Когда на акциях протеста у белорусского посольства в Москве скандируют: «Сегодня Минск, завтра Москва!», а в нескольких километрах от этой толпы выступающий на встрече с читателями Дмитрий Быков пускается в рассуждения о живительной силе революции и «невозможности мирного транзита власти в империи», становится понятно, что следующий майдан могут попытаться устроить в российской столице.

Перейти к материалу

– Как человек, завязанный на силовиков, я смотрю на это на примере Украины, где под Харьковом, как пшеница, «росли» танки, которые за бесценок продавали все годы кому ни попадя. Страна, выйдя из советского блока, обладала самой мощной армией и запасами техники, но умудрилась обгадиться и прибегла в итоге к активу «титушек». Значит, это ненастоящая страна, – подросток, находящийся в пубертатном периоде, – констатирует собеседник.

Стравить пар

Доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского государственного педагогического университета Андрей Коряковцев пояснил «Октагону», что протестные настроения не обладают организацией, и ими легко управлять. По его мнению, очень эффективно купировать майданную угрозу, давая ей «выхлоп».

«В чём была ошибка Батьки? У него не было клапанов в политическом резервуаре, через которые можно стравить пар. Не было и таких СМИ, как “Эхо Москвы”, “Дождь” или “Новая газета”, а в России это всё есть».

Андрей Коряковцев | доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского государственного педагогического университета Андрей Коряковцев
доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского государственного педагогического университета

Он считает, что протестные настроения в России начинают приобретать левый окрас, а либеральный или правоконсервативный майдан, к которому готовятся власти, у нас невозможен.

– Майдан надо отличать от революции, его делает часть господствующего класса, так или иначе чем-то обделённого, а также протономенклатура. То есть они могут попытаться мобилизовать какую-то часть гражданского общества, но насколько они сами организованы, вызывает сомнения. Перспективы есть только в случае экономического коллапса, но предпосылок к нему пока нет, напротив, видны перспективы роста, – отмечает собеседник.

По его словам, все превентивные меры, направленные против подготовки к условному майдану, напоминают больше упражнения в «гражданской обороне».

– Они могут понадобиться в теоретической перспективе, и то вопрос. Может, да, а может, и нет, но на всякий случай пусть будут. Это как прививка от гриппа: ничего опасного нет, но пускай будет, – констатирует Коряковцев.

Вместо вывода

Россия – это не Белоруссия. По уровню природной агрессии наша страна на порядок выше даже Украины. Также надо учитывать, что страна большая и неоднородная, а вертикаль, которая держится не на общественных институтах, а на региональных элитах, может посыпаться очень быстро. Чиновники на местах сильнее всего подвержены паническим настроениям и могут дрогнуть первыми. В этом кроется большая опасность.

Несколько лет назад, когда по стране шли «марши несогласных», кто-то из высокопоставленных чиновников сказал знаменитую фразу: «Последние, кто будет защищать Кремль, будут нацболы и чеченцы», то есть те, кто в глазах силовиков считаются самыми нелояльными к власти субъектами. Обронены слова были как раз в контексте создания бесполезных «патриотических» организаций для проформы. Есть о чём подумать.