Мост и Конституция. Почему ушла Сардана?

Мост и Конституция. Почему ушла Сардана?

Политика 12 января Иван Зуев

Скандальный мэр-оппозиционер города Якутска Сардана Авксентьева ушла в отставку по собственному желанию, объяснив это решение состоянием своего здоровья. В качестве преемника она представила единоросса, победителя конкурса «Лидеры России» Евгения Григорьева, заявив, что давно его для этого готовила. Проблемы со здоровьем у якутского мэра начались на фоне утечек в СМИ информации о появлении уголовного дела против неё. На Дальнем Востоке считают, что Администрация президента (АП) подчищает хвосты, оставшиеся от провалов в единый день голосования (ЕДГ) 2018 года, перед новым ЕДГ – выборами в Госдуму в 2021 году.

За два года в кресле градоначальника Якутска Сардана Авксентьева заработала в столичных политических телеграм-каналах репутацию единственного настоящего регионального оппозиционера. Этому способствовал и её статус – первой женщины-мэра в истории национальных республик современной России. Самим дальневосточникам ситуация виделась под другим углом.

«Сейчас есть популярный термин “deep state”. Вот Сардана – это deep state, она – якутское глубинное государство. То есть авторитетный человек с таким, скажем, националистическим бэкграундом».

Илдус Ярулин | политолог Илдус Ярулин
политолог

– Посмотрите, как повела себя Сардана полтора года назад, когда в Якутске из-за изнасилования якутянки якобы мигрантами начались волнения и из разных тейпов подъехали ребятки, готовые к серьёзному противостоянию. Первый, кто пришёл, – Сардана. Она обратилась, и её послушали. То есть у мэра был вес достаточно серьёзный, на уровне такого глубинного, национального восприятия. И вдруг – 50 лет, и сердце. Я понимаю, всякое бывает, но до этого особо не жаловалась, – объясняет Ярулин.

Якутск – одна из немногих региональных столиц, где до сих пор сохранились прямые выборы градоначальника. Публичная политическая карьера Сарданы Авксентьевой получила старт в знаменитый ЕДГ 2018 года, когда сразу в нескольких регионах (преимущественно на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири) одновременно посыпались политтехнологические конструкции Администрации президента. Пока «пожарная команда» из федерального центра ликвидировала провалы на выборах в Приморье, в Хабаровске неожиданно даже для себя самого выиграл выборы Сергей Фургал, в Хакасии появился 31-летний губернатор-коммунист Валентин Коновалов, во Владимире – «незапланированный» второй губернатор от ЛДПР Владимир Сипягин. Победу Сарданы Авксентьевой над преемником Айсена Николаева (в 2018 году он ушёл с поста мэра в кабинет главы республики) назвала сюрпризом глава ЦИК Элла Памфилова.

По мнению экспертов, опрошенных «Октагоном», победу Авксентьевой в 2018 году предопределили несколько факторов.

Первый – плохая работа политтехнологов из «Полилога», которые якобы не вникли в ситуацию внутри республики. Второй – острый конфликт между улусами внутри Якутии, обострившийся на фоне экономической ситуации: одни активно богатели, другие, напротив, стремительно беднели.

У досрочного ухода Авксентьевой также несколько факторов. Первый, по словам собеседника издания, работавшего в республике политтехнолога, – жёсткая позиция мэра по поводу поправок к Конституции. При этом утечки об уголовном деле против неё были инструментом для торга.

– Мне кажется, это подготовка к выборам в Госдуму в АП. Начинаются [отставки] с Дальнего Востока, и, возможно, этот процесс пойдёт дальше. Остаётся восемь месяцев, а нужна уже какая-то информационная картинка, – говорит Илдус Ярулин.

Другой фактор отставки мэра также связан с выборами в Госдуму в 2021 году. Якутия – один из трёх регионов, где социальная напряжённость уже достаточно высока и продолжает расти. Подогревают её национальный фактор и противоречия внутри самих тейпов и улусов.

– Здесь, мне кажется, попытка погасить конфликт, который вроде бы с этим не связан… Помните, что было, например, с тем шаманом? Это уже проявление неспокойствия. К нему во многом привела экономическая ситуация, когда появляются улусы, которые находятся в лучшем финансовом положении, чем другие. И уход Сарданы – это, в общем-то, усиление центральной власти, которая, кажется, всё-таки договорилась с руководителями и лидерами улусов, что больше не будет таких протестов на почве родоплеменных отношений. Они, к сожалению, у нас начинают играть такую очень нехорошую роль в условиях экономической нестабильности, – считает Илдус Ярулин.

На этом фоне накануне голосования Москва, очевидно, склоняется к тому, чтобы по аналогии с выборами в Приморье наполнить республику федеральными средствами и дать ей крупные проекты. Одним из таких проектов может стать мост через Лену, который в Якутии ждут уже очень давно. В конце 2020 года стало известно, что за проект взялся «Ростех», а Сбербанк согласился его профинансировать. Появились и конкретные сроки начала и окончания строительства (2021–2025 годы), но, по данным информированных источников «Октагона» в республике, окончательного решения ещё нет.

– Для того чтобы заслужить этот мост, руководству Якутии нужно было доказать, что оно является руководством. Айсен Николаев должен был показать, что вся ситуация им контролируется, – говорит Илдус Ярулин.

Характерно, что Кремль, очевидно, учёл уроки хабаровской истории с посадкой бывшего губернатора Фургала. В случае с Якутией методы были выбраны более аккуратные.

Однако решение конкретной проблемы оппозиционного мэра накануне выборов в Госдуму не является ответом на новые политические вызовы, которые появляются на Дальнем Востоке и особенно в национальных регионах.

– В национальных республиках всё это особенно тяжело. Например, стали сокращаться дотации, которые получала Якутия. Да, республика имела 6 процентов от продажи алмазов через «Алросу». Но когда рынок резко сократился, денег стало меньше. Значит, стало меньше средств в том числе и для заигрывания с национальными элитами. При этом центр требует своего по-прежнему, а поэтому и с нефтью у них некоторые проекты замедлились. В итоге – рост безработицы. Это почва для вызревания разного рода негативных явлений. Непонятно, где прорвёт, – рассуждает политолог.

В Якутии происходит то же самое, что и на Кавказе, только мягче и тише, отмечает Ярулин:

– Мы скатываемся в архаику, в то, что Бердяев называл новым Средневековьем. С этими вещами раньше мы не сталкивались, это началось в последние года два. Но это не только у нас – тренд мировой. Посмотрите хотя бы на штурм Капитолия в США, – подытоживает Ярулин.