Лукашенко прошёл по грани цветной революции

Лукашенко прошёл по грани цветной революции

Политика 05 января Александр Колесников

Попытка устроить цветную революцию в Белоруссии потерпела неудачу. Лукашенко смог отвернуть угрозу потери своей власти жёсткими мерами, к которым оппозиция оказалась не готова. Впрочем, в республике протесты привели к сближению белорусского лидера с Россией и декларации о конституционной реформе, которую он пообещал завершить весной 2021 года.

Когда на выборах 9 августа 2020 года Александр Лукашенко получил более 80 процентов голосов и стал главой государства шестой раз подряд, оппозиция мобилизовала массовые протесты. Недовольные вышли на улицы городов и были жёстко разогнаны бойцами ОМОНа. Чрезмерное насилие со стороны силовиков 9–12 августа послужило дополнительным катализатором народных волнений, которые продолжались четыре месяца. Ничего подобного ранее республика не видела.

Пытавшиеся зарегистрироваться кандидатами в президенты блогер Сергей Тихановский и экс-глава Белгазпромбанка Виктор Бабарико были арестованы. Менее крупные фигуры находились в СИЗО либо уехали из страны. Ценный авторитет в стане противников Лукашенко – нобелевский лауреат Светлана Алексиевич – покинула республику. Поводом для эскалации насилия могла стать ликвидация Светланы Тихановской. Но чтобы не сделать из неё «сакральную жертву», 14 августа власти отправили политика в Литву.

Перезагрузка революции в Белоруссии

Победа оппозиции на президентских выборах всегда казалась фантастикой не только из-за мощного административного ресурса властей, но и из-за плохой репутации «революционеров». Противники Лукашенко выглядели сборищем авантюристов, полуфашистов и коррупционеров, соревнуясь между собой за деньги западных фондов.

Но добиться внимания ЕС и США при низких рейтингах внутри страны было нереально. Парламент в Белоруссии никогда не выступал местом для дискуссий, представители оппозиции в него попадали редко. Поэтому каждые пять лет оппоненты Лукашенко звали всех недовольных на «плошчу» – огромный митинг в центре Минска, который должен был заставить «диктатора уйти». Так случилось в 2001, в 2006, в 2010 году, так поначалу планировали и в 2020-м. Разгон многотысячной толпы (как правило, из-за фальсификации выборов) давал Лукашенко на пять лет имидж диктатора, а его противники получали финансирование от Запада на пропаганду «демократии, свободы слова и прав человека» в Белоруссии.

Пикет оппозиции в Минске перед Дворцом Республики 4 сентября 2001 года, где проходила встреча кандидата в президенты Александра Лукашенко и избирателей.Пикет оппозиции в Минске перед Дворцом Республики 4 сентября 2001 года, где проходила встреча кандидата в президенты Александра Лукашенко и избирателей.Фото: Виктор Толочко/ТАСС

Однако эта бизнес-модель постепенно ржавела, и в ходе последней президентской кампании на арену борьбы с «тираном» вышли новые лица. Авангард оппозиции, ранее выглядевший небольшой, но активной прослойкой активистов, к лету 2020 года в своём боевом варианте численно вырос до настоящей армии. Массовую поддержку противникам властей оказали госслужащие, школьные учителя, вузовские преподаватели, малый и средний бизнес. Это случилось во многом благодаря активному использованию соцсетей и тактике ненасильственных акций протеста, начатых весной. Именно тогда стало ясно, как будет действовать оппозиция и что речь идёт именно о цветной революции.

С самого начала политический кризис в Белоруссии напоминал события 1999 года и борьбу движения «Отпор» со Слободаном Милошевичем. Весной в Минске начались акции, визуально отсылающие к выступлениям против Фиделя Кастро на Кубе в 1960-х годах, к флешмобам Евромайдана в 2014 году на Украине и так далее. Беломайдан стал миксом из социальных технологий протеста.

Особенную активность проявили местные деятели культуры, которые чувствуют дефицит творческого самовыражения и считают свой труд недооценённым в республике.

Для многих стало сюрпризом, что десятки тысяч людей вывели на улицу телеграм-каналы, созданные малограмотными пропагандистами, полуфашистами и даже школьниками.

Лёгкость восприятия лозунгов цветной революции связана с тем, что протестующие, основную массу которых составляет молодёжь, выросли в «теплице». Они не видели войн, как многие россияне, украинцы, армяне, азербайджанцы, грузины, таджики, молдаване и другие народы бывшего СССР.

В силу возраста, молодёжь не застала масштабную безработицу, не знает о тяжёлых условиях труда своих сверстников из других постсоветских стран Западной Европы, вынужденных вместо учёбы в университете покинуть родину. На протяжении последних 26 лет государство почти не знало социальных потрясений.

В своей статье «Как изменилось общество за 26 лет» публицист Рустем Вахитов отмечает, что Лукашенко пришёл к власти в обществе, которое было гораздо более бедным, менее урбанизированным и менее безопасным. В 2017 году Белоруссия вошла в топ-10 самых безопасных стран мира по версии Numbeo, а в 2018 году количество убийств на 100 тысяч человек составляло здесь всего 5,2.

Пытки в Белоруссии пересчитают связанные с Госдепом США НКО

Среди правозащитных организаций созданного 20 августа Международного комитета по расследованию пыток в отношении участников уличных акций в Белоруссии есть структуры, аффилированные с Госдепом США, а также защитники ультраправых радикалов.

Перейти к материалу

Против протестующих действительно применялось чрезмерное насилие, что признал и Лукашенко. Однако нынешние критики жестокости силовиков никогда не замечали бомбёжки Киевом Донбасса, уничтожения НАТО Югославии, Ливии и Сирии. Они не сочувствовали избитым «жёлтым жилетам» и активистам BLM. Светлана Тихановская ни разу не высказывалась о событиях в соседней Польше, даже когда получила штаб в Варшаве. Её коллеги по ремеслу, придя к власти, действовали аналогично «диктатору Лукашенко». Цветной революционер Михаил Саакашвили жёстко разогнал митинг своих оппонентов в 2007 году при помощи спецназа и водомётов. А один из лидеров госпереворота на Украине Арсений Яценюк отмечал, что требование повысить размер пенсий – происки ФСБ.

Попытка взять власть

Организация многотысячных уличных шествий в республике осуществлялась из-за рубежа прежде всего с помощью телеграм-канала Nexta, который вели из Белорусского дома в Варшаве бывший сотрудник «Радио Свобода» Роман Протасевич и блогер Степан Путило.

Оппозиция использовала на акциях в основном самые слабозащищённые слои населения.Оппозиция использовала на акциях в основном самые слабозащищённые слои населения.Фото: Анна Иванова/ТАСС

Однако вскоре Nexta начал терять моральный авторитет. Публикация непроверенной информации, призыв к саботажу и насилию стоили ему популярности. Структуры оппозиции использовали на уличных акциях женщин и детей, инвалидов, публиковали адреса квартир, где живут семьи сотрудников правоохранительных органов, призывали перекрывать дороги. В итоге логотип телеграм-канала власти признали экстремистским, а создателей Nexta – террористами.

Оппозиция не смогла использовать массы обывателей, выходящих на улицы городов каждое воскресенье. Протестующие в 2020 году – это не идейные враги Лукашенко из 1990-х годов. Весёлый карнавал трудно направить на штурм органов государственной власти. Оружие взяла в руки только маргинальная группа правых анархистов. Но их поймали спецслужбы, жестоко избили и заставили записать видеообращение на фоне красно-зелёного флага.

Самым большим провалом оппозиции стал выбор в качестве лидера Светланы Тихановской.Самым большим провалом оппозиции стал выбор в качестве лидера Светланы Тихановской.Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Самым большим провалом оппозиции стала фигура Светланы Тихановской, о которой весной было известно только то, что она «жена блогера», а её программа – «отстранить от власти Лукашенко». Летом она заявила, что предпочитает политике жарить котлеты, а после её победы республику ждут новые честные выборы. Заменить Тихановскую кем-то другим сопротивление не могло, поскольку именно за неё на выборах голосовали тысячи людей. Тихановская обеспечивала внешнюю легитимность созданному по её распоряжению в августе координационному совету оппозиции по трансферту власти.

Вашингтон задокументировал поручение о белорусской революции

«Октагон» обнаружил, что американские внешнеполитические структуры 6 августа, за три дня до выборов президента Белоруссии и последовавших за ними протестов, заключили соглашение об «организации мероприятий и логистике для USAID-Беларусь».

Перейти к материалу

Существовал ли план по захвату государственных административных зданий, неизвестно. Вероятно, спецслужбы пресекли значительную часть каналов финансирования протестов и приезд в страну «банд», которые были подготовлены в основном на Украине. В конце октября пограничники закрыли въезд в республику почти 600 иностранцам. Большинство из них – «крепкие молодые люди спортивного телосложения, которые не смогли пояснить или подтвердить цели прибытия в Беларусь».

Разгром

Победа Лукашенко над оппозицией в 2020 году стала реальностью не в августе, а ещё весной, когда его противники только готовились взять власть. Однако победа эта кажется недостаточно убедительной. Националистические и неолиберальные идеи остаются в мейнстриме, требование абстрактной «свободы» и призывы «отстаивать моральные принципы» на улице оккупировали популярные белорусские медиа. Интеллигенция, ещё недавно получая от государства денежные премии и мастерские, сегодня, потеряв голову, скатывается в соцсетях на междометия и нецензурную брань в адрес руководства страны.

Очевидно, что требование демократизации политической сферы, отхода от полицейщины и авторитаризма власть отклонит, учитывая опасность новой цветной революции и хорошо зарекомендовавшие себя действия силового блока.

«Разгром» растянется во времени, но, очевидно, будет совершён не «дубинкой», а неким новым патриотизмом, о котором в последние месяцы говорит Лукашенко.

Неудивительно, если лозунгом ближайших лет станет типичное для Латинской Америки и оригинальное для Восточной Европы «Родина или смерть!».

Уровень государственной пропаганды на телевидении и в соцсетях не выдерживает критики. Складывается впечатление, что их аудитория рассчитана на жителей отдалённых сел и людей с начальным школьным образованием. Сложно представить, как будут прививать «патриотизм» массам местные идеологи, последние 20 лет избегавшие публичности, не ведущие аккаунты в соцсетях, не писавшие статьи.

Объявленная белорусскими властями в августе – в самый разгар протестов – конституционная реформа помогла убрать шествия оппозиции и её сторонников с городских улиц. Однако по поводу назначенного на конец января – начало февраля следующего года мероприятия до сих пор нет конкретики. Иногда президент указывает на передачу некоторых своих обязанностей парламенту, а на прошлой неделе он предложил сделать конституционным органом всебелорусское народное собрание, передав ему часть полномочий главы государства. Основной электорат власти живёт не в Минске, и Лукашенко намерен усилить своих сторонников в регионах – бюрократию, мелких чиновников, представителей трудовых коллективов на госпредприятиях. С другой стороны, так он не оставит шанса оппонентам. Прозападной оппозиции будет сложно говорить о демократии и реформах в экономике с представителями райцентров, агрогородков и сёл.

Победа Лукашенко до сих пор кажется недостаточно убедительной.Победа Лукашенко до сих пор кажется недостаточно убедительной.Фото: Иван Водопьянов/Коммерсантъ

Кремль в ходе цветной революции поддержал Александра Лукашенко, но остаётся заинтересован в его замене на более сговорчивого и менее токсичного политика. Такой человек должен будет осуществить проект по интеграции двух государств, о чём шла речь в сентябре на встрече Путина и Лукашенко в Сочи.

В Москве будут следить за реформой в братской республике и, главное, за теми, кто сможет прийти на смену действующему главе государства, – после принятия новой конституции страну ждут новые выборы. Но ждать от реформы перехода к многопартийности или политической либерализации не приходится. Партия, представляющая интересы крупного национального капитала, заботится о собственной выгоде. И поставленное ею нынешнее, и новое руководство республики будет стараться получить от России скидки на поставки энергоресурсов и льготные кредиты, при этом укрепляя экономическую и политическую независимость как от Евросоюза, так и от России.