Будущее за настоящим

Будущее за настоящим

Политика 08 июля Вера Зелендинова

Разрыв между поколениями отцов и детей в России становится фундаментальным. Современное прочтение проблемы отличается от того, что было ещё 30–40 лет назад, когда существовала хоть какая-то корреляция между представлениями поколений о должном и запретном. Налицо углубление ценностного разрыва, и оно не сулит стране ничего хорошего. Как и стремление отцов в лице окологосударственных структур наставлять молодёжь по западным шаблонам.

Нельзя сказать, что российские власти не уделяют внимания молодёжной политике. Они что-то делают, но, поскольку собственных идей нет, всё сводится к попыткам копирования западного опыта. В результате мы имеем череду провалов и хроническое отставание на один-два шага.

В ответ на технологию «цветных революций» Россия занялась созданием молодёжных организаций. Апофеозом этого процесса стало появление движения «Наши», но через несколько лет политтехнологи решили, что в движении слишком много креатива и агрессии, и отправили «Наших» на свалку истории с клеймом «ликующая гопота». Этот эпизод оставил крайне неприятное послевкусие.

Затем в ответ на деятельность иностранных, преимущественно американских организаций (от фонда Фулбрайта и USAID до посольств и консульств), которые в течение многих лет продвигали в российских регионах ориентированные на молодёжь образовательные и другие программы с соответствующей ценностной ориентацией, Россия запустила собственную серию образовательных и профессиональных проектов.

Федеральное агентство по делам молодёжи (Росмолодёжь) развернуло работу аж по 16 направлениям – от патриотизма и толерантности до международного сотрудничества. Но большинство молодых людей остаётся вне поля внимания агентства, а о том, что творится в головах участников образовательных проектов, можно судить по феномену Коли из Нового Уренгоя.

«У 70-летнего и 18-летнего разное представление о гражданском долге. 70-летний считает, что за страну можно и умереть, а 18-летний и с дивана за неё не встанет».

Андрей Богданов | политтехнолог Андрей Богданов
политтехнолог

При этом в течение долгого времени творцы молодёжной политики вообще игнорировали то, что происходит в интернете, где целая армия блогеров вещала молодым людям о прелестях американской демократии и ужасах «путинского режима».

Только после того как бывший помощник госсекретаря США Виктория Нуланд призвала Вашингтон активнее работать с молодыми россиянами в соцсетях, появились слухи, что где-то наверху приняли решение обязать чиновников наладить прямой диалог с молодёжью в интернете, заняться созданием «правильного» контента и противодействием информационным атакам.

Молодёжь уже давно ушла в бесконтрольный дрейф по интернету.Молодёжь уже давно ушла в бесконтрольный дрейф по интернету.Фото: Антон Белицкий/Коммерсантъ

Как в ситуации, когда симпатии многих молодых людей уже определились, некие чиновники будут завоёвывать интернет-аудиторию, о взглядах и предпочтениях которой они ничего не знают, – большой вопрос.

Власти пора познакомиться со своей молодёжью

Для эффективной работы с молодёжью нужно знать её групповые и региональные особенности, ценностные ориентиры и логику мышления каждой группы, музыкальные вкусы и многое другое.

Ответ на эти вопросы могут дать глубокие социологические исследования. Не усреднённые количественные результаты по стране, а качественные данные по городам и сельской местности, по группам с разным уровнем образования и так далее. Только после этого можно будет говорить о выработке разумной молодёжной политики. Неслучайно в 2014 году перед принятием решения по Крыму там было проведено закрытое социологическое исследование, выявившее почти поголовное желание населения полуострова вернуться в Россию.

Аналогичная, но более сложная история имела место в 2003 году перед проведением референдума по Конституции Чечни, определявшей её статус как субъекта РФ. Вопреки расхожему мнению о доминировании в республике сепаратистских настроений, социологическое исследование, включавшее как количественные показатели, так и качественные выводы по результатам фокус-групп и глубинных интервью, показало, что подавляющее число жителей республики устало от войны за независимость и готово строить мирную жизнь в составе России.

Качественные социальные исследования – фундамент выработки правильной стратегии. Например, результаты референдума в Чечне полностью совпали с результатами работы социологов. И это далеко не единственный пример.Качественные социальные исследования – фундамент выработки правильной стратегии. Например, результаты референдума в Чечне полностью совпали с результатами работы социологов. И это далеко не единственный пример.Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Результаты референдума в Чечне – 95,97 процента за принятие Конституции – подтвердили оценки социологов. А содержательные данные о настроениях, надеждах, опасениях, мотивациях и прочем позволили Москве скорректировать её стратегию в отношении Чечни.

Нечто подобное необходимо сделать и в молодёжном кластере. Не только для того, чтобы перестать проигрывать борьбу за молодёжь в интернете, но и для выработки адекватной стратегии молодёжной политики в целом.

Победить невежество и предложить позитивную повестку

Некоторые узловые моменты молодёжной политики понятны и без социологии. В первую очередь нужно учитывать такие факторы, как юношеский ригоризм, радикализм и обострённое чувство справедливости. Эти черты определяют крайне негативную – искреннюю, но не всегда адекватную – реакцию на любую ложь и лицемерие.

Неадекватность реакции обусловлена не только отсутствием жизненного опыта, но и ужасающим невежеством: очень многие молодые люди не знают истории, не читают книг, не имеют понятия о реалиях современной политики. В результате их взгляды определяются тусовкой, в которой они оказались по воле случая.

Они могут стать русофобами или вульгарными патриотами, проклинающими Америку, пополнить ряды футбольных фанатов или экстремистов.

Сломать эту уродливую схему можно только через искоренение тотального невежества, а это подразумевает изменение подхода к среднему образованию. Школа должна не только давать конкретные знания, но и пробуждать интерес, учить думать и воспитывать – на примерах из истории, литературы и окружающей жизни. Она должна работать так, чтобы выпускники уходили из школы с достаточным багажом знаний, позитивной жизненной установкой и самостоятельным мышлением.

Для этого нужны совсем другие учителя и другой подход к системе педагогического образования. Об этом говорили ещё 20 лет назад, но занялись оптимизацией, теперь увлеклись дистанционными технологиями. Будем медлить и дальше – потеряем ещё одно поколение детей и подростков.

Следующим шагом может стать самореализация в условиях постановки реальных задач, напряжённая работа ради их достижения, получение профессии не только ради будущего заработка, но и для служения стране и людям.

Молодёжное политическое движение «Наши», созданное Администрацией президента, было ликвидировано 2 декабря 2019 года.Молодёжное политическое движение «Наши», созданное Администрацией президента, было ликвидировано 2 декабря 2019 года.Фото: Григорий Сысоев/ТАСС

Всё это недостижимо без радикального изменения отношения к людям труда и оздоровления моральной обстановки в обществе. Ложь, неравенство и лицемерие бьют по обострённому чувству справедливости и превращают молодых людей в лёгкую добычу пропагандистов и радикалов всех мастей – от либералов-западников до леваков с экстремистским уклоном.

Важным условием удержания молодёжи в рамках позитивной повестки является разрушение пропагандистской машины либералов, прекращение их ежедневных атак на сознание молодых людей и выстраивание системы государственной пропаганды.

При этом людям, которые занимаются молодёжной политикой, пора перестать мнить себя демиургами. Политика – особенно в отношении такого чувствительного контингента, как молодёжь, – не может сводиться к набору технологических манипуляций. Чтобы влиять на молодёжь, нужно добиться её доверия, а это невозможно без обратной связи, которая позволит корректировать стратегию, уточнять целеполагание и принимать верные тактические решения.