Кризису указывают на выход

Кризису указывают на выход

Мир 13 апреля Вера Зелендинова

Выйти без потерь из кризиса, катализатором и прикрытием которого стал коронавирус, никому – ни России, ни другим странам – не удастся. И главная задача сейчас – минимизация потерь и постепенное возвращение к относительно нормальной жизни с последующим переходом к полноценному развитию. На поверхности лежат два сценария, и оба могут оказаться нерабочими. 

Первый сценарий – возвращение статус-кво, как всё было до начала эпидемии. Его пытаются запустить западные страны. Рецепт известен – вбрасывание денег в экономику. Но это позволит только замедлить процесс, обусловленный диспропорциями в мировой экономике, и создаст новые финансовые пузыри взамен лопнувших в период пандемии.

Второй подход – надежда на технологическую революцию и цифровизацию. Это не что иное, как попытка быстрого перехода к так называемому «шестому экономическому укладу» путём списывания на коронавирус всех негативных последствий этого перехода в виде массовой безработицы, нищеты и прочего и запуска на этом фоне технологий «электронного концлагеря».

Адепты двух этих проектов есть и в России.

К первой, «партии сохранения статус-кво», можно отнести всех тех, кто выступает за более массированную поддержку населения и бизнеса. Меры якобы позволят быстро вернуться к привычному образу жизни сразу после пандемии, говорят они. 

И при этом совсем не обращают внимания на перспективу последующего экономического краха.

«Партия цифровизации» ничего никому не обещает. Она просто действует. Первые звоночки появились давно, а в феврале этого года на фоне ещё только начинавшейся пандемии часть экспертного сообщества принялась объяснять публике, как это будет здорово, когда объявят карантин и можно будет перевести на удалёнку специалистов по-настоящему востребованных профессий, а устаревшие профессии отомрут, видимо, вместе с их представителями.

Пандемия «вдохновила» сторонников технологической революции и глобальной цифровизацииПандемия «вдохновила» сторонников технологической революции и глобальной цифровизацииФото: Maxim Shipenkov/EPA/TASS

Затем где-то в конце марта в некоторых городах начались попытки внедрения QR-кодов, что, мягко говоря, не вполне соответствует действующему законодательству и плохо обеспечено в технологическом плане.

Порой это выглядит даже смешно. Например, когда новгородская система выписывает «право на выгул собаки» жителю другого региона или когда московская соцзащита не переводит обещанные дотации в 2000 рублей пенсионерам, потому что у неё «нет номеров пенсионных счетов» этих пенсионеров, а получить их в Пенсионном фонде она «никак не может».

При этом нельзя сказать, что сторонники обеих партий хотят чего-то плохого. Многие из них просто не ведают, что творят: одни, и это прежде всего относится к представителям малого и среднего бизнеса, озабочены сохранением своих предприятий и доходов, другие, фанаты цифровизации, разгорячились от открывающихся перспектив: огромные бюджеты, новые проекты и прочее.

«Своевременные меры»: Сбербанк заявил о намерении брать плату за переводы, превышающие 50 тысяч рублей«Своевременные меры»: Сбербанк заявил о намерении брать плату за переводы, превышающие 50 тысяч рублейФото: Валерий Мельников/РИА Новости

Кому-то нравится бежать впереди паровоза, а кто-то – как Сбербанк, заявивший о намерении брать плату за переводы, превышающие 50 тысяч рублей, когда оторванные друг от друга родственники будут пытаться поддержать друг друга хотя бы деньгами, – уже пытается использовать цифровые технологии для получения прибыли.

Победа «партии сохранения статус-кво» повлечёт за собой краткое оживление экономики с последующим крахом, в сравнении с которым 90-е покажутся временем всеобщего благоденствия и процветания. А победа их оппонентов – это те же 90-е, но с ещё большим разрывом между территориями, продвинутая часть которых окажется в «цифровом концлагере», когда уже будет практически невозможно выжить «на подножном корму», а жизнь во всех остальных будет пущена на самотёк.

Если наш президент примкнёт к одной из этих «партий», страну и её граждан ждут очень большие проблемы. 

Впрочем, пока, судя по принимаемым Владимиром Путиным решениям, ни о чём таком речь не идёт. Скорее, наоборот – уроки пандемии будут выучены, и после её окончания наша жизнь должна начать меняться в более нормальную и разумную сторону, что означает отказ от всего лишнего и наносного и сосредоточение на действительно важном и существенном.

Это подразумевает, что на первом этапе руководство страны должно направить усилия на воссоздание нормальной жизни – поддержку систем жизнеобеспечения, реанимацию и запуск новых предприятий, производящих необходимые для жизни, а не избыточные продукцию и услуги.

Государство должно предоставить льготы и налоговые каникулы не всем подряд МСП и ИП, не салонам пирсинга и визажистам, а тем, кто обеспечивает людей едой, одеждой, лекарствами и прочим. 

Эти первостепенные меры позволят успокоить население, обеспечить социальную связность страны, принять поправки к Конституции и заняться тотальной инвентаризацией возможностей российской экономики во всех сферах – от фармацевтики и переработки углеводородов до финансов и самых высоких технологий, а по результатам этой инвентаризации формулировать конкретные задачи и выстраивать среднесрочную стратегию развития.

Эта работа потребует законодательного, а в некоторых случаях и конституционного фиксирования новых подходов и приоритетов, то есть, по сути, будет означать концептуальное и ценностное реформирование, нацеленное на достижение не только политического, но и экономического, а потом и финансового суверенитета.

Работа по выработке мер для выхода из кризиса должна иметь новые подходы и приоритетыРабота по выработке мер для выхода из кризиса должна иметь новые подходы и приоритетыФото: Антон Новодержкин/ТАСС

Сопротивляться подобному развитию событий будут – и это уже хорошо видно – не только лидеры «партии сохранения статус-кво», но и поддерживающие их малые и средние предприниматели, левые объединения и нахлебники всех мастей, а также «партия цифровизации» и попавшие под её влияние представители креативного класса, а также все привыкшие жить красивой жизнью, не задумывающиеся о том, откуда берутся её атрибуты.

Ещё одна серьёзная проблема состоит в том, что курс на реформирование в целях всестороннего развития страны и организации в ней нормальной жизни для всех граждан не встретит понимания у значительной части так называемого правящего класса – коррумпированных чиновников, региональной знати, окружённой привыкшим к распилу государственных средств бизнесом, части депутатского корпуса и крупного бизнеса.

На прямое противостояние с верховной властью пойдут единицы, а вот саботировать реализацию важных решений будут – в меру своих возможностей – многие.

Фоном, как это случается всегда, будет истерика несистемной оппозиции, поддерживаемая и нашими неплохо устроившимися в стране бизнесменами, и уехавшими за границу бывшими олигархами, и частью чиновников, и западными идеологами и спонсорами.

В общем, можно сказать, что фронт борьбы будет широким – но не шире, чем в первой половине прошлого века, когда страна преодолевала тотальную нищету, голод, разгул преступности, неграмотность и разворачивалась к индустриализации. Кстати, и задачи тогда были не менее масштабными. Но их удалось решить, и это внушает определённый оптимизм.