За что татары не простят Чулпан Хаматову

За что татары не простят Чулпан Хаматову

Истории 21 апреля Фарит Гатауллин

Поучаствовать в федеральном кинопроекте – мечта многих провинциалов. Казань, помня про ленинское «важнейшим из искусств является кино», поддерживает многие инициативы заезжих гостей. Это «Сокровища озера Кабан», «Золотая Орда», а теперь и «Зулейха открывает глаза». Татарстанские власти не пожалели ни денег, ни кубометров леса, ни земли, но в итоге на кинопремьеру не без повода ополчились и жители, и мусульманское духовенство.

А почему бы и нет? В сериале «Зулейха» снялись татары из селебрити – уроженки Татарстана Чулпан Хаматова и Роза Хайруллина. Сценарий – по получившему признание в России и мире роману ещё одной уроженки Казани Гузель Яхиной. И к тому же фильм про татар. В Казанском кремле решили: «Берём».

Татарстанские власти на берегу Камского моря для съёмок срубили целую деревню, названную Семрук. Ещё до премьеры кинопроект не обошёлся без скандалов, часть местных татарских актёров неожиданно отказалась от съёмок. Как выразился актёр Нуриахмет Сафин, «участвовать в таких фильмах ему не позволяет совесть». Но старт долгожданного сериала в эфире «России» показал, что главные события впереди.

Традиции российского кинематографа: фильм обрастает скандалами ещё до выхода, в процессе съёмок.Традиции российского кинематографа: фильм обрастает скандалами ещё до выхода, в процессе съёмок.Фото: Егор Алеев/ТАСС

Шумиха сравнима с возникшей ранее вокруг «Матильды». Отчасти за это надо поблагодарить самоизоляцию: для россиян, оставшихся без хлеба, теперь есть только зрелища. Одним словом, «дело было вечером, делать было нечего».

Скажи, кто твой враг…

Чем понравился сериал татарстанцам? Тем, что он про родину. Кому-то приятно видеть улицы Казани и просторы Татарстана, где проходили съёмки, слышать татарские имена и музыку.

Понятно, что не всем зашла песня «Ай, былбылым» («Ах, соловушка») в исполнении Дины Гариповой. Но после этого кто-то поставил ту же песню в исполнении «татарского соловья» Ильгама Шакирова или включил плясовую «Эпипием» или грустную «Каз канаты».

Именно вольное обращение с местным материалом образовал большой круг критиков. Казанцы возмутились тем, как самое чистое и знаменитое место города – улицу Казанского университета – закидали грязью. Удивило также то, что люди в одежде времён Гражданской войны ходят рядом с автомобилями конца 30-х; или как в кадре появляется золотая звезда на Спасской башне Казанского кремля, которая появилась лишь в 60-е годы ХХ века.

Нашли что смогли: одежда – времён Гражданской войны, автомобили – из 30-х.Нашли что смогли: одежда – времён Гражданской войны, автомобили – из 30-х.Фото: Егор Алеев/ТАСС

– Оценивая сериал как историк, я в первой же серии увидел много недостатков изображения исторических событий. Во что одеты люди, деление кулаков на первую и вторую категории, и что в лагеря в Сибирь отправляли не всех. В книге у Зулейхи и Муртазы было небольшое хозяйство, их не могли выслать в Сибирь. Значит, предыстория должна быть немного другой. В этом случае Муртаза должен был иметь батраков, предприятие, финансовый оборот – эту вторую категорию называли полупомещиками. Это те, кто мог создать конкуренцию колхозам, и они были опасны для власти, и именно их высылали в Сибирь, – делится наблюдениями казанский историк Айрат Файзрахманов.

«Получается, что мы имеем унылую развесистую клюкву, в которую из-за несостыковок, нелогичности и ошибок просто не веришь. Какая-то унылая антисоветская и антитатарская фантастика. Для кого это снято? Для женщин? Много политики и чуши. Для мужчин? Вообще ерунда».

Владислав Хабаров | глава отдела научной реконструкции Национального музея Республики Татарстан, консультант сериала Владислав Хабаров
глава отдела научной реконструкции Национального музея Республики Татарстан, консультант сериала

Бог простит

Небрежное обращение с фактами привело к тому, что на фильм ополчилось и мусульманское духовенство. Имамы не могли не отреагировать на эротическую сцену в мечети. Возмутился муфтий Татарстана Камиль Самигуллин, но генпродюсер кинокомпании «Русское» Ирина Смирнова смогла немного смягчить его недовольство словами, что эта сцена показывает «бесчеловечность и аморальность большевизма».

Но почему в фильме в реалиях 30-х годов звучат имена главных действующих мусульманских религиозных деятелей России? В перекличке ссыльных можно услышать имя председателя Центрального духовного управления мусульман Талгата Таджуддина, председателя Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина и даже самого известного татарского богослова XIX века Шигабутдина Марджани. А может, это и не случайность? Может, это намёк, что для татар, национальной интеллигенции готовят вагоны? И казанским предстоит повторить судьбу крымских братьев? Такие тревожные мысли родились у некоторых татар.

Это произошло на фоне нерешённого вопроса с сохранением наименования «президент» для главы Татарстана и пощёчины с понижением статуса татарского языка. Последней каплей стали объяснения продюсера: якобы художники по реквизиту для создания этой сцены «искали распространённые татарские имена и фамилии, не закладывая в это никакого тайного смысла». Ищите художника по реквизиту…

Сцена в мечети из фильма «Зулейха открывает глаза».Сцена в мечети из фильма «Зулейха открывает глаза».Фото: Егор Алеев/ТАСС

Масла в огонь добавили слова участника съёмок Рената Шамсутдинова о том, что создатели фильма обещали: имён муфтиев в картине не будет. Теперь председатель Духовного собрания мусульман России Альбир Крганов требует от авторов сериала публичных извинений перед мусульманами.

Не забудем…

Но самую бурную дискуссию фильм вызвал в среде татарской интеллигенции. Начиная с «бабушки татарского национализма» Фаузии Байрамовой и заканчивая людьми самых умеренных взглядов. Какими только эпитетами на наградили автора романа Гузель Яхину – от «Греты Тунберг русскоязычной литературы» до «татарской Салман Рушди».

Сын самого известного татарского художника Хариса Якупова Фарид на своей странице в соцсети написал, что поток нечистот в фильме был вылит не только на мостовую около Казанского университета, но и на историю татар. Что в действительности так задело татар?

Чаще всего звучит критика за образы самодура Муртазы и его матери Упырихи. Правда, сами татары узнают в этих образах своих знакомых, соседей, односельчан. Вспоминают и аналоги в русской литературе – Кабаниху из «Грозы» Островского. Но наиболее метко высказался в СМИ критик Нияз Игламов: «И именно по роману Яхиной люди других народов будут воспринимать татар. И это вина не Яхиной, а большинства наших писателей, вина нашего руководства, не имеющего представления о том, как нужно раскручивать на мировом уровне современную татарскую литературу, отсутствия экспертного сообщества, способного отличить подлинный талант от мастеровитости, ну и в целом наша местечковость».

Упыриху в фильме сыграла актриса Роза Хайруллина.Упыриху в фильме сыграла актриса Роза Хайруллина.Фото: Максим Богодвид/РИА Новости

Во всей этой дискуссии хранит молчание Рустам Минниханов. По словам его пресс-секретаря Лилии Галимовой, она не уточняла у президента Татарстана, следит ли он за развитием сюжета сериала. Наверное, уже следит.

Три разных Зулейхи

Возможно, ответ кроется в самом имени главной героини? Имя Зулейха сегодня нельзя назвать популярным у татар (в 2017 году в сводках татарстанского загса оно промелькнуло как одно из самых редких). Но имя знаковое, с него началась татарская литература.

Полстолетия спустя после «Слова о полку Игореве» у предков татар – волжских булгар – появляется поэт Кул Гали. Он пишет поэму «Кыйссаи Йусуф» о непорочной любви пророка Юсуфа (Йосиф) и Зулейхи. Эта пара стала восточным аналогом Ромео и Джульетты и многократно появлялась в поэзии Востока, став символом чистой любви.

Обратимся к более близкому прошлому: один из ярких представителей критического реализма в татарской литературе Гаяз Исхаки в начале XX века написал пьесу «Зулейха». Книга оказалась не менее скандальной для своего времени, чем произведение Гузели Яхиной. Спектакль по произведению Исхаки удалось поставить лишь в 1917 году. В центре пьесы – события насильственного крещения татар в XVIII–XIX веках, которые показаны через призму жизни и борьбы обычной татарской девушки – Зулейхи. Это произведение легло в основу появившегося в социальных сетях нового мема «Зулейха курильщика и Зулейха здорового человека».

Чулпан Хаматова далека от татарской культуры и не отрицает этого.Чулпан Хаматова далека от татарской культуры и не отрицает этого.Фото: Егор Алеев/ТАСС

Книгу Гаяза Исхаки в далёком 2005 году экранизировал известный татарстанский режиссёр, ныне депутат Госсовета РТ Рамиль Тухватуллин. «Октагону» удалось побеседовать с режиссёром.

Фильм – показатель стены между Москвой, Петербургом и другими регионами

– Как оцениваете новый сериал «Зулейха открывает глаза»?

Я не оцениваю категориями «хорошо» или «плохо», я являюсь представителем культуры и искусства.

В моём понимании кино – это мысли режиссёра и те произведения, на которых оно основывается. Соответственно, литературное произведение и кино – для меня это две разные структуры. Многие люди реально залпом прочитали книгу, но, на мой взгляд, это литература для массового читателя, хоть и профессиональная, – Яхина справилась с работой великолепно. Она прекрасно описывает детали, полутона, и меня это произведение впечатлило, но идеология этого романа вызвала даже некое отторжение.

Хаматова выбрана не к месту. Если бы Зулейху сыграла обычная татарка, люди хотя бы почувствовали что-то родное. Хаматова далека от татарской культуры и сама не отрицает этого.

Человек взялся за ту тему, в которой плавает. Когда ты берёшься за исторический роман – погружаешься в то время и атмосферу. А для этого нужно прочесть очень много книг и архивных материалов.

Элементарно, чтобы понять татар того времени, нужно было прочесть Карла Фукса, посмотреть фильм, снятый в 1927 году, увидеть типажи, быт, нюансы, атрибутику, среду, костюмы – это и рождает среду фильма. Гузель Яхина плавает в литературном смысле, а фильм и вовсе никуда не годится.

Понятно, что это художественный вымысел. Яхина может утверждать, что ей бабушка рассказала эту историю, но бабушка не могла знать всех деталей. Это вполне понятные литературные технологии.

В итоге-то история про Зулейху не получилась! Фильм – показатель того, что существует огромная стена между Москвой, Петербургом и остальными регионами. В то же время сериал внёс свою положительную лепту – он отвлекает от коронавируса.

– Почему на новый сериал так ополчилась татарская интеллигенция?

У каждого народа, у каждого этноса есть то, что его задевает. Съёмочная группа как пионеры начинает оправдываться: у них помощник по реквизитам открыл чуть ли не телефонную книгу. Но видно, что всё продумано, всё вызывает аллегории. Я считаю, что это сработано грязно и некомпетентно. Режиссёр Анашкин говорит, что 90 процентов людей не прочитали книгу, – а зачем? Массовый зритель перед каждым сериалом должен читать книгу? Это совершенно неправильный подход!

 – Вы как режиссёр и как актёр как оцениваете картину?

Автор взяла за основу Зулейху, Юсуфа – это символы для татарского и тюркского народа.

Зулейха – это символ чести, благородства, достоинства, честности, преданности. 

Хотя по этимологии имени Зулейха – оно ведь арабское – оно может интерпретироваться как «соблазнительница»; может быть, Яхина сделала акцент на это. А вообще имя Зулейха состоит из двух смыслов: тюркская и дагестанская (кумыкская) форма арабского имени Зулайха – «обладающая (Зул) достоинством (Лайка)», «обладательница достоинства». Мы – тюркский, мусульманский, татарский народ и склонны к тому, что Зулейха – это обладательница высоких чувств матери, женщины, мусульманки.

Зулейха как имя, как символ, как образ вшит в генетический код татар. Потому они воспринимают это очень болезненно. Что за нелепость, когда в мусульманской семье убили мужа, а Зулейха спит с ним всю ночь и не проводит никаких погребальных мероприятий?! Такое ощущение, что Зулейха сумасшедшая, но это ведь не так. Образ Зулейхи у татар всегда имел сакральное значение, и этот образ теперь подпорчен.

Казань