Пасха большого карантина

Пасха большого карантина

Истории 19 апреля Ростислав Журавлёв

Впервые в современной истории православные церкви и храмы в пасхальную ночь были почти безлюдны. Патриарх Кирилл провёл богослужение в храме Христа Спасителя даже без высокопоставленных прихожан и пожелал, чтобы пандемия коронавируса не разрушила человеческое общество. Не везде прислушались к указам местных властей, пожелав встретить Пасху традиционно.

Непривычные для глаз обезлюдевшие церкви можно было наблюдать посредством онлайн-трансляций и эфиров федеральных и региональных телеканалов. В этом году на местах телекоммуникации уделили особое внимание, чтобы компенсировать невозможность присутствия на богослужении.

«Каждый христианин должен знать: победа зла, какой бы обжигающей она для нас ни была, какую бы видимую неприятность она нам ни приносила, – эта победа всегда временная. Победа зла невозможна, потому что Христос воскрес», – заявил глава РПЦ в своей речи, а прихожане слушали её по телевидению.

Церкви пришлось даже отступить от строгих канонов в обрядах и пойти на беспрецедентные, учитывая всю консервативность православия, меры: разрешить верующим освящать пасхальные куличи дома самостоятельно. 

Рабочая группа при Патриархе Московском и всея Руси по координации деятельности церковных учреждений в условиях распространения коронавирусной инфекции разработала инструкцию для верующих.

В субботу Благодатный огонь сошёл и добрался до России. Председатель попечительского совета Фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин во время встречи Благодатного огня во Внуково-3.В субботу Благодатный огонь сошёл и добрался до России. Председатель попечительского совета Фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин во время встречи Благодатного огня во Внуково-3.Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Председатель попечительского совета фонда «Духовность и здоровье», тюменский православный бизнесмен Игорь Ракша в разговоре с «Октагоном» пояснил, что «недругам церкви не удалось лукаво лишить верующих храмов». Сам собеседник, несмотря на свою известную воцерковлённость, встречал Пасху дома перед телевизором.

– Все мы возвращаемся к малой семье, а храм теперь в каждом доме. Случилось как в притче: такого массового моления перед телевизорами и телефонами никогда не было, – замечает собеседник. – Ни один «голубой огонёк», ни одна передача, разлагающая нравственность, не сравнится с той трансляцией схождения Благодатного огня на фоне умирающего в своём движении мира. Иисус дал нам ещё один год исправиться и спастись, это как никогда актуально, сегодня на фоне пандемии все осознали, что суета, пустая трата денег, прожигание жизни, которые были «до» – ничего не стоят, – сказал Ракша.

При этом Ракша заметил то, что причиной раздора верующих с властями на местах послужило закрытие церквей на фоне послабления карантинных мер. Именно это, по его мнению, и стало триггером волнений.

В главный святой праздник верующих на подходах к храмам встречали представители правоохранительных органов.В главный святой праздник верующих на подходах к храмам встречали представители правоохранительных органов.Фото: Донат Сорокин/ТАСС

– Дико видеть, как в отдельных регионах ставили возле храмов дружинников с красными повязками, – это перебор. В это же время в алкомаркетах стоят очереди, а в метро – толпа. Поэтому говорить о том, чтобы закрыть храм, – греховно. При этом все понимали, что огромного скопления прихожан не будет, потому что на самом деле люди соблюдают режим самоизоляции, поэтому перегибы на местах – полный маразм, – подытожил собеседник.

Но ограничения в храмах стали испытанием прежде всего не для верующих, а скорее для светской власти. Всю предшествующую неделю чиновникам пришлось искать консенсус с клириками, иерархами Православной церкви, пытаться убедить верующих остаться дома, несмотря на вековые каноны и традиции. Для многих губернаторов эта задача стала большим испытанием и даже обернулась ссорами с православной общественностью.

Некоторые главы регионов на местах недооценили принципиальность духовенства.

Отдельные епархии не только пошли против гражданской администрации, но и фактически попрали волю патриарха, обнажив шаткость иерархической вертикали РПЦ. 

С наиболее радикальных позиций накануне Светлой Пасхи выступил митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. Его речь стала буквально хитом в более радикально настроенных православных кругах. Он посетовал, что с властями договориться не удалось.

– В области уже есть примеры жёсткого давления на тех, кто приходит в храмы, хорошо памятные старшему поколению христиан, пережившему советские гонения. Каждый такой пример по моему благословению будет фиксироваться, для того чтобы исполнителей этих безумных приказов можно было впоследствии привлечь к ответственности. Я не имею права никого призывать к гражданскому неповиновению, но повторюсь, что храмы мы закрывать не будем. Для всех нас, православных христиан, происходящее должно стать уроком, показав истинное отношение власти к Церкви и своему народу, – заявил митрополит.

При этом ночью верующих всё же пустили в храмы, однако под усиленным надзором полиции.

В некоторых регионах верующих всё-таки пустили в храмы на ночное пасхальное богослужение. Ивановская область.В некоторых регионах верующих всё-таки пустили в храмы на ночное пасхальное богослужение. Ивановская область.Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Сами верующие, оставшиеся в важный для себя праздник дома, поясняют, что слово патриарха для них приоритет.

– Для нас важнее слово пастыря, ведь православная вера строится на смирении, что тождественно послушанию. При этом у нас нет страха перед вирусом, а есть исключительно послушание. Наша область не исключение, но я как мирянин должен слушать всех пастырей, но прежде патриарха, – рассказал «Октагону» представитель одного из региональных приходов Алексей Н. – Святые отцы годами жили в уединении без храмов, но это не мешало им молиться и радоваться праздникам. Конечно, без храма очень тяжело, но, возможно, это даже к лучшему.

Известный уральский общественник, представитель челябинского Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение» РПЦ Евгений Маленкин рассказал, что его приход получил внутренний церковный циркуляр из Москвы накануне объявления о закрытии храмов гражданскими властями, поэтому спекуляции и конфликты с властью возникли на пустом месте. 

В главном храме России патриарх Московский и всея Руси Кирилл провёл праздничную службу почти в одиночестве.В главном храме России патриарх Московский и всея Руси Кирилл провёл праздничную службу почти в одиночестве.Фото: Сергей Пятаков/РИА Новости

– У нас в приходе ещё до указаний властей очень сильно ограничили церковный персонал: певчие, пономари. Мы даже разделили всех на несколько смен. Если полный клирос у нас – восемь человек, то они были поделены на три смены и так, чтобы не пересекались. И это абсолютно нормально в ситуации, в которой мы живём. Ничего такого сверхъестественного не произошло, наоборот, наши молитвы усилились, – добавил собеседник.

В научной среде есть мнение, что конфликт проходит не между властью и Церковью, а наоборот: всё, что мы наблюдали последнюю неделю, – это пример внутреннего противоречия самой Церкви – между фундаменталистской и модернистской религией. 

Последняя вынуждена приспосабливаться к изменяющимся условиям современной жизни, а первая жёстко последовательна в подчинении своим догматам.

Уральский социолог, кандидат философских наук Андрей Коряковцев с академической точки зрения на примере из истории в разговоре с «Октагоном» раскрывает это противоречие. По его словам, это старый классический внутренний конфессиональный конфликт, который берёт своё начало из Нового времени, и раскол до сих пор продолжается:

– Это старая история. Был уже чумной бунт в Москве в конце XVIII века, и в то время жил такой Амвросий Каменский. Это был просвещённый поп, образованный священник, знал микроскопы и понимал, чем чума вызывается, и пытался научно воздействовать на ситуацию и рационализировать перемещения людей и ритуал, отделить больных от здоровых, чтобы не целовали иконы. И чем всё закончилось? Его фанатики прибили, забив насмерть, – рассказывает философ. – Если провести параллели, то хорошо ругать коммунизм, когда рынок на подъёме, когда идёт большая рента, а все получают зарплаты. Как приятно поругивать коммунистическую модель, но когда всё накрывается медным тазом, да ещё в условиях пандемии, человечество вдруг вспоминает, что общие интересы ценнее частных, и они становятся спасительными. И это парадокс: самый несчастный индивидуализм, оказывается, спасает общее. Оказывается, что общее и индивидуальное могут друг другу не противоречить. В тучные годы шло религиозное возрождение, не стояло острых проблем, а сейчас конфликт в сложных условиях вновь раскрылся.

Поэтому можно сделать вывод, что начиная с условного «переворота» 15 января наша власть делает ставку на управление, а не на интересы частных групп, отличных от власти. Упор делается исходя из соображений транзита в очень неблагоприятных условиях кризиса, и власть вынуждена совершать сугубо рациональные поступки из соображений банального выживания.

Пандемия испытывает на прочность не верующих, а политические власти.Пандемия испытывает на прочность не верующих, а политические власти.Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ

Церковь же в эпидемию поставила безопасность во главу угла из принципа добродетели, любви к ближнему.  И выбор этот поддержали большинство верующих – подтверждением этому стали пустые храмы в один из главных церковных праздников и закрытая церемония схождения Благодатного Огня.