Нетихий океан: Финский залив рискует принять эстафету у Камчатки

Нетихий океан: Финский залив рискует принять эстафету у Камчатки

Истории 12 октября Евлалия Самедова

Разлив четырёх тысяч тонн топлива с затонувших в прошлом веке кораблей угрожает экологии Финского залива. Если такой объём горюче-смазочных материалов (ГСМ) окажется в воде, это может привести к разрушению экосистемы залива и исчезновению такого уникального животного, как балтийская нерпа. Трагедию можно предотвратить, но государство не торопится это делать. Подробности выяснял «Октагон».

Шестнадцать субмарин за восемь лет

С 2012 года некоммерческое партнёрство «Разведывательно-водолазный клуб» (НП РВК) в рамках международного подводно-поискового проекта «Поклон кораблям Великой Победы» ведёт поиск затонувших в годы Великой Отечественной войны советских подлодок. За это время были обнаружены места гибели 16 субмарин и увековечена память более 800 членов их экипажей.

Летом 2019 года на месте гибели подводной лодки Щ-308, найденной РВК, совершил погружение президент РФ Владимир Путин. Источник: kremlin.ru

Команда проводит не только подводные, но и архивные исследования, а также создаёт 3D-мемориалы, отражающие текущее положение и состояние погибших подлодок на дне. На сегодняшний день создано уже 11 таких мемориалов. Как рассказал «Октагону» основатель и руководитель НП РВК Константин Богданов, во время подводно-исследовательских работ его команда неоднократно фиксировала в местах гибели подводных лодок выходы топлива на поверхность воды.

– Это объясняется особенностью химического состава воды Финского залива, приводящего к постепенному разрушению металла затонувших кораблей, – объясняет он. – Степень коррозии металла на Балтике чудовищна. По крайней мере, с Чёрным морем её точно не сравнить. С этим связана наша основная тревога – разлив нефтепродуктов может произойти в любой момент.

Оценка потенциального ущерба

По состоянию на 2020 год в территориальных водах Российской Федерации находится от 30 до 40 кораблей, судов, подводных лодок, погибших в 1920–1940-е годы, в том числе танкеры и транспортные суда. Часть из них были локализованы во время проведения экспедиций «Поклон кораблям Великой Победы», однако места нахождения ещё 12–15 объектов до сих пор неизвестны. На июнь – август 2021 года в НП РВК запланировали операцию по поиску судов, затонувших в ходе Таллинского прорыва. Из 64 погибших тогда кораблей 10 огромных транспортных судов до сих пор не найдены в российских территориальных водах.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

– По нашим предварительным оценкам, только на находящихся в территориальных водах России, в районе границы с Эстонией и Финляндией, подводных лодках может находиться более 400 тонн дизельного топлива и десятки тонн машинных масел. Общий же объём дизельного топлива, мазута, других ГСМ на всех объектах может приблизительно составить до 3,5–4 тысяч тонн, – говорит Константин Богданов.

Особую опасность с точки зрения экологии, по его словам, могут представлять суда, затонувшие в районе острова Большой Тютерс: там лежат шесть лодок, четыре из которых до отказа заполнены топливом.

Утечка может угрожать не только рыбе и другой фауне Финского залива, но и такому редкому виду млекопитающих, как балтийская нерпа. Именно в российской части Финского залива обитает её обособленная субпопуляция, численность которой сейчас составляет всего около 200 особей.

Варианты спасения ситуации

Примечательно, что экологическую опасность прекрасно осознают в Эстонии и Финляндии. В странах Балтийского региона на протяжении нескольких лет действует программа «Исследования экологического риска затонувших кораблей» (Hylkyjen saneeraus vesiensuojelun tehostamisohjelmassa). В рамках этой программы проводится постоянный мониторинг угрозы утечки топлива и ГСМ с затонувших кораблей и судов, а в случае необходимости проводится откачка топлива.

В России никакой аналогичной программы нет. В НП РВК полагают, что план её разработки и реализации должен быть основан на взаимодействии государства, заинтересованных организации и НКО. Например, НКО на первом этапе можно поручить создание реестра затонувших в 1930–1950-х годах кораблей с оценочными показателями объёмов топлива, которое может находиться на борту каждого, рассчитать потенциальный ущерб окружающей среде, провести в ходе уточняющих экспедиций осмотр и оценку состояния корпусов, а затем ежегодно проводить мониторинг угроз выхода нефтепродуктов.

Из-за особенностей химического состава воды Финского залива затонувшие суда быстро коррозируют, это чревато тем, что в Балтику попадут сотни тонн дизельного топлива и смазочных материалов.Из-за особенностей химического состава воды Финского залива затонувшие суда быстро коррозируют, это чревато тем, что в Балтику попадут сотни тонн дизельного топлива и смазочных материалов.Фото: разведывательно-водолазная команда/uwex.org

– Затем можно будет изучить опыт стран Балтийского региона по удалению остатков нефтепродуктов и ГСМ из потенциально опасных объектов и локализации этих технологий на территории РФ, – отмечает Богданов.

Чья зона ответственности

По данным «Октагона», в Минприроды знают о предложениях «Разведывательно-водолазного клуба», однако пока их никак не комментируют. Как известно, в России существует федеральная целевая программа по ликвидации накопленного экологического ущерба (на 2014–2025 годы), но мероприятия по очистке акваторий от затопленных водных объектов, по их подъёму и утилизации в документе отсутствуют, а объёмы финансирования не определены. Не предусмотрено финансирование на эти цели и в федеральном бюджете на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов.

По словам лидера общественного экологического движения «Альянс Зелёных», зампредседателя общественного совета при Минприроды РФ Александра Закондырина, ожидать каких-либо активных действий от министерства вовсе не стоит. По крайней мере до тех пор, пока оно не получит чёткой «команды».

– Я советовал бы передать данные с Генеральную прокуратуру. Она проведёт проверку и привлечёт все ведомства в своей части. В этом вопросе необходимо разделить зоны ответственности. Всё, что связано с подводными лодками, – это в первую очередь зона ответственности Минобороны. Минприроды может подключаться тогда, когда будет подтверждён накопленный экологический ущерб, и тогда принимать программы реабилитации. Если же уже есть реальная утечка, то это зона ответственности МЧС РФ, – заявил он «Октагону».

«Потенциально четыре тысячи тонн – это очень опасно для Финского залива и может привести к неминуемой деградации всей экосистемы. Мы что, ждём ещё одной аварии? Нам мало Норильска и Камчатки? У нас это год разрушения водного экобаланса России? Не хотелось бы решать проблему после того, как утечка произойдёт. Разумно в этом плане воспринимать международный опыт».

Александр Закондырин |  глава «Альянса Зелёных», зампредседателя общественного совета при Минприроды РФ Александр Закондырин
глава «Альянса Зелёных», зампредседателя общественного совета при Минприроды РФ

В целом же, по его мнению, отреагировать на сигнал и взять пробы необходимо, не дожидаясь новой катастрофы.

Почему государство не спешит на помощь

В российском подразделении Greenpeace сомневаются в том, что государство в России в принципе способно играть на опережение катастроф.

– Даже в более простых ситуациях, например, с хранилищами на берегу, как в Норильске, достаточного мониторинга в России не проводится. Что уж говорить о затонувших судах? Если у нас не уделяется внимание и не решаются проблемы более очевидные и насущные, то неудивительно, почему не решаются эти, – заявил «Октагону» проектный директор российского отделения Greenpeace Владимир Чупров.

В российском представительстве Greenpeace пессимистично относятся к возможности России работать на опережение экологических катастроф: пока гром не грянет, мужик не перекрестится.В российском представительстве Greenpeace пессимистично относятся к возможности России работать на опережение экологических катастроф: пока гром не грянет, мужик не перекрестится.Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Вопрос, по его мнению, упирается не в проблемы с финансированием. Просто «вопросы охраны окружающей среды и превентивного подхода для недопущения аварий не находятся в топе государственной политики, а нацпроект “Экология” упирается в то, что чиновники и государство не готовы к его реализации». Возможно, какую-то помощь в этой ситуации могли бы оказать крупные энергетические компании, например, «Транснефть», имеющая лаборатории по анализу качества воды и опыт устранения разливов нефти и нефтепродуктов. Трубопроводная монополия, к слову, на протяжении ряда лет поддерживает поисковый проект «Поклон кораблям Великой Победы». Готова ли она помогать в экологической составляющей, пока неясно. О своих планах в этом направлении «Октагону» в «Транснефти» не рассказали.

Нужна другая мотивация

По мнению Владимира Чупрова, проблема состоит ещё и в том, что крупные компании в России не хотят идти на контакт с экологическими организациями, а поручать им сверху напрямую заниматься этим вопросом бессмысленно.

– Если это сделать, будет создана лишь видимость деятельности. Требуется экономическое стимулирование, но ведь госкорпорацию сложно простимулировать. Так что одной директивой тут не обойдёшься, – говорит он.

Представитель Greenpeace считает, что экологическая философия корпораций может измениться, если в их советах директоров будет появляться больше независимых западных директоров, а также если будет налажена коммуникация с экологическими и другими независимыми организациями.

Сегодня в России есть всего один пример мониторинга утечки нефтепродуктов с затонувшего в Финском заливе судна.

Им занимается Центр подводных исследований Русского географического общества (ЦПИ РГО) при финансовой поддержке «Газпрома». Речь идёт об анализе утечки ГСМ с потопленного в 1941 году советского танкера Т-12.

– Мы уже получили определённые данные, привлечённый нами эколог взяла их в аналитику. Надеемся, что до конца октября или ранее будут результаты. Т-12 – это пока единственный объект в нашем перечне, представляющий угрозу разлива нефтепродуктов, – сообщила «Октагону» пресс-секретарь Центра подводных исследований Русского географического общества Марина Давыдова.

Сегодня в РФ мониторинг возможной утечки топлива ведётся только на затонувшем в 1941 году танкере Т-12.Сегодня в РФ мониторинг возможной утечки топлива ведётся только на затонувшем в 1941 году танкере Т-12.Фото: центр подводных исследований РГО

Уточнить объём финансирования, предоставленный газовым холдингом, она отказалась, подчеркнув, что ЦПИ РГО поддерживает многолетние дружественные связи с группой «Газпром». К тому же «Газпрому», по её словам, крайне невыгодно, чтобы что-то произошло в Финском заливе, по дну которого пролегают трубы компании.

Исполнительным директором ЦПИ РГО является сын гендиректора «Газпром трансгаз Санкт-Петербург» Георгия Фокина 31-летний Сергей Фокин. В 2013 году он участвовал в погружении на борту обитаемого подводного аппарата Владимира Путина для обследования фрегата «Олег» в Финском заливе. В августе 2015 года пилотировал подводный аппарат, на котором президент погружался в Балаклавской бухте для осмотра античных амфор, а в июле 2019 года спускался на затонувшую подлодку времён Великой Отечественной войны.