Ермак из Качалинской

Ермак из Качалинской

Истории 28 марта Елена Каменская

На родство с Ермаком Тимофеевичем претендуют как минимум Пермь, Новочеркасск, целых три деревни в Архангельской области и станица Качалино на юге России, в Волгоградской области.

В изданном 20 лет назад в типографии Первоуральска сборнике доктора филологии УрФУ Валентина Блажеса «Фольклор Урала: народная история о Ермаке» нет ни слова о станице Качалино – возможной родине Ермака Тимофеевича. Однако в другой части России считают, что именно здесь родился казачий атаман. Репортаж с альтернативной родины Ермака, где уверяют, что она настоящая.

Мы едем мимо бесконечных яблоневых садов, сворачиваем к Дону и через пару километров упираемся в элеватор. За ним – станица Качалино Иловлинского района Волгоградской области, жители которой убеждены, что именно здесь, а не на реке Чусовой родился главный герой уральского героического фольклора – первый русский покоритель Сибири, казачий атаман, народный заступник, бунтарь, смутьян и разбойник Ермак Тимофеевич.

Памятник ЕрмакуПамятник ЕрмакуФото: Олег Димитров

Затормозив на обочине дороги и заглушив старенький Иж, местный фермер Григорий Куликов с ходу погрузил нас в станичную атмосферу:

– То, что в Качалино родился Ермак, тут никто не сомневается. Много ли вы ему памятников видели? А у нас есть!

Предки уральцев жили на Дону?

История станицы Качалинской – одна из самых уникальных в России. По местному преданию, атаман Ермак здесь сформировал своё войско из 540 донских и волжских казаков и отправился очищать Сибирь от грабительских нападений хана Кучума. По одной из версий, своим названием станица обязана волжскому разбойнику по кличке Качал. Будто бы вместе со своей шайкой он обитал в этих краях на одном из донских островов.

Местные жители за собственные деньги установили на возвышенности рядом со старой часовней памятный знак «Ермаку Тимофеевичу со товарищи» – мраморную трёхметровую глыбу с кованым крестом. На ней надпись: «Казаки сделали Россию. Россия есть государство русского народа».

В прежние времена местное население бедностью не отличалось. Здесь проходила одна из крупнейших переволок Российской империи – Дубовско-Качалинская частная железная дорога на конно-бычьей тяге. Станица богатела благодаря транспортировке грузов, но в 1855 году дорогу закрыли и продали как металлолом. На смену бычьей тяге пришло волго-донское судоходство.

В конце XIX века в Качалинской насчитывалось 9652 жителя при 1181 дворе. Последняя перепись 2010 года выдала более чем скромную цифру в 442 человека, за век с небольшим население станицы уменьшилось почти в 22 раза. От былой зажиточности в Качалино остался лишь мануфактурный торговый дом из красного кирпича купца первой гильдии Гаврилы Ивановича Бабушкина. В ряду скромных по большей части жилых построек он, обнесённый помятым жестяным забором, смотрится как вычурный изгой, ни единым кирпичом не вписывающийся в сегодняшний облик поселения.

Исторический павильонИсторический павильонФото: Елена Каменская

В полутёмном помещении местного музея с низкими потолками и чисто выбеленными стенами мы пытались найти зацепку, хотя бы косвенно подтверждающую принадлежность Ермака Тимофеевича к качалинской земле. В первую очередь директор музея Владимир Петров подвёл нас к портрету:

– Это чёрно-белая копия из интернета. Вывели на принтере, рамочкой окаймили – вот и экспонат. А чем из всего, что тут собрано, атаман пользовался, понятия не имею. Может, этой ложкой, а может, вот тут его нательный крест, пуговица или лошадиная подкова. Но то, что он тут был, доподлинный исторический факт. А если был, значит, и родился на этой земле.

Со стен, увешанных старыми фотографиями, на нас смотрели бравые усатые наездники и целые семьи, населявшие Качалино несколько веков назад. Лица строгие, неулыбчивые. Даже малыши совсем не по-детски сосредоточены. Впрочем, ни один из них к стулу не привязан, как это часто делали фотографы тех лет, чтобы не смазать снимок из-за длительной выдержки. Были ли среди этих людей потомки Ермака, сегодня уже никто не скажет. В сохранившихся источниках упомянуты лишь двое его сыновей, родившиеся на Урале.

Бегло пройдясь по экспозиции, хранитель глянул на часы и предложил «в темпе вальса» прогуляться до конюшни, на лошадях которой катают отдыхающих местного санатория.

– Показать нашу страусиную ферму я уже не успеваю, а вот лошадок донских посмотрите, они у нас совсем ручные.

Прибавляя шаг, Владимир полуутвердительно спросил:

– Вы же знаете, что на Урале Ермак тоже разбоем кормился? Тоже известный исторический факт. Но наши казаки заключили негласное соглашение с уральскими солепромышленниками: они снабжали ермаковцев всем необходимым, а те их не трогали.

И выгода была для обеих сторон: казаки получали деньги, пропитание, вооружение, а солепромышленники – надёжную охрану и заселение необжитого уральского края, а значит, будущих работников.

Вы думаете, почему Урал такой смелый на всякие там митинги и прочие протесты? Да потому что наши самые буйные волго-донские предки, горячие головы, отсюда скопом двинули и там корнями проросли.

Лащёновская битва

Мы останавливаемся рядом с уникальной постройкой – качалинским храмом Донской иконы Божией Матери. Настоятель – улыбчивый и гостеприимный иерей Дионисий Лащёнов – только что закончил воскресный молебен.

– Нас с Ермаком Тимофеевичем очень роднит отношение к вере. На Урале вдоль рек по пути своего следования строил он для первонасельников часовни. Знаю, что на Сылве, где у Ермаковской дружины была вынужденная зимовка, возведены им городище и часовня, которые до сих дней сохранились. Вот и я который год строю и строю…

Отец ДионисийОтец ДионисийФото: Елена Каменская

19 лет назад 24-летнего выпускника Царицынского православного университета пригласили в Волгоградскую епархию и сообщили новость: отправляем тебя в санаторный край. В давние времена там стояла Троицкая церковь – та самая, на которую царь Пётр давал золотые монеты, но пережить войну она не смогла. Вот тебе и карты в руки – собирайся, закрепляйся и строй новую.

В Качалино Дионисий ехал с воодушевлением. Однако молодого батюшку ждал совсем другой «курорт»: как говорится, ни кола ни двора.

– Первые годы у меня буквально слёзы лились: не было ни места служения, ни своего жилья. Батюшку-то из епархии выписали, а где ему жить и служить, никто не подумал. А ещё же и семью кормить! – вспоминает отец Дионисий со своей неизменной располагающей улыбкой. – Так что приходилось работать за похлёбку. Вначале приютили меня на недостроенной даче, а с первыми заморозками поселил нас с семьёй у себя один местный житель. Домик был небольшой – всего три комнаты. Я помогал хозяину, а он нас кормил.

Теперь у отца Дионисия пятеро детей. Дочь Елизавета появилась уже в своём, качалинском, родовом поместье.

Новый храм открыли в станице не так давно – в 2004 году. Построен он силами прихожан и казачьей холдинговой компании «Краснодонское» во главе с президентом – доктором биологических наук профессором Владимиром Водянниковым. Тогда слава об этом предприятии, выпускающем экологически чистую мясную продукцию, гремела на всю страну.

Год назад рядом с храмом появился ещё один сруб – бытовое помещение для всех прихожан. Отапливаемый пол там застелен… татами для занятий смешанными единоборствами, здесь же висит массивная груша для боксёров. Когда дети приходят сюда заниматься, столы для трапез переставляют в угол – и трапезная превращается в спортивный зал. А пока – столы в центре, заботливые бабушки-прихожанки готовят на кухне травяной чай и спешат угостить нас печеньем и шоколадными конфетами. В трапезной пахнет свежими яблоками, абрикосовым вареньем и донским чабрецом.

– Есть ли в Качалино потомки Ермака Тимофеевича? Судя по норову, вполне возможно. Главная задача настоятеля – держать приход как один кулак. Пока это получается, хотя желающих шашкой помахать хватает. Ну, вы понимаете…

Встречи с качалинцами так и оставили нас в неведении: был ли знаменитый покоритель Сибири земляком станичников?

«Роду безвестного, но душою великой»

«Легенды, конечно, хороши, но правда дороже», – считает потомственный донской казак, известный краевед, доктор исторических наук профессор, автор уникальных книг о донском казачестве Сергей Рябов, к которому мы обратились за комментарием.

Станица в ХVI веке.Станица в ХVI веке.Рисунок из музея.

– В то, что Ермак родился именно в Качалино, лично я не верю. В те времена в здешних краях ещё не было семейной жизни. Первые поколения семейных донских казаков – это уже поколения Степана Разина. А до той поры в донских краях обитали временные поселенцы. Вы только представьте: ещё не были покорены ни Казань, ни Астрахань, русские ещё не взяли Волгу. Только после этого пошла прежде всего воинская колонизация – смещение служивого люда с Волги в вольную степь, к Дону-батюшке. Здесь вам и защита, и расширение государственных территорий, возможность контактов донского войска с запорожским. И не только через Азовское море, но и по суше.

Во всей этой истории главное другое: Ермака Тимофеевича, бесспорно, можно считать одним из основателей донского казачества. И сам он был одним из первых донских казаков, заложивших казачьи основы служения России. И этого обстоятельства более чем достаточно, чтобы ставить ему памятники именно в Качалино.

В эти края, по моему разумению, он прибыл уже зрелым воином после баталий в Казани и Астрахани, и было ему не менее сорока лет. Здесь Ермак формировал и обучал свою дружину не год и не два. Не согласен с тем, что это была обычная шайка разбойников, которая грабила всех подряд. Здесь, на берегу Дона, был разбит полевой лагерь со всеми воинскими традициями того времени.

Допускаю, что городок Качалин стал самым первым на Дону, который и создал сам Ермак на месте бывшего лагеря.

Нынешняя станица Качалинская – как раз то самое место, откуда первые казаки пошли как вверх, так и вниз по Дону, добравшись до самого Урала.

Конечно, мобилизация казачьего войска требовала и времени, и определённых условий. На государственной территории – Волге – никто бы Ермаку не дал заниматься его формированием. Это как если бы бандиты собирались на воровскую сходку, а власти бы глаза закрывали. Вот и нашли ермаковцы подходящую землю, крайне удобную географически. По воде можно было добыть необходимое, поживиться добром у турок или крымских татар.

Между Волгой и Доном проходили оживлённые пути, которые объединяли самые разные народы. Но женщины появились тут гораздо позже. Конечно, если бы Ермак был рождён внебрачно от какой-то турчанки или татарки, которых казаки привозили на Дон для забавы вместе с награбленным добром… Но таких сведений нет. Смею утверждать, что Ермак Тимофеевич – всё-таки русский человек, а не полукровка. Ну а русских женщин в те годы тут быть не могло. В таких лагерях они не жили и не рожали.

В России мы насчитали 17 памятников, установленных в честь казачьего атамана, получившего признание былинного героя, как говорил Карамзин, «роду безвестного, но душою великой». Хотя если слово «казак», по одной из многочисленных трактовок, имеет тюркский корень, то осторожная версия профессора Рябова о матери-татарке видится не такой уж и утопической. Казаками у тюркских народов называли отставших от Орды или ведущих хозяйство обособленно. А позже казаков приравняли к опасным людям – разбойникам и грабителям.

Так, может, уверенное утверждение качалинцев о родине Ермака и есть та истина, которую в России ищут уже пятый век подряд? Попробуйте опровергнуть.