Дети в гости на всю жизнь

Дети в гости на всю жизнь

Истории 29 августа Алексей Коряков

Гостевая семья как форма устройства детей-сирот широкого применения в масштабах страны пока не получила. Исключение составляет Екатеринбург, где проект «Гостевая семья» общественной организации «Парус» успешно действует уже восемь лет. Уральский опыт, аналогов которому на сегодня в России нет, может быть распространён на другие регионы.

До «Гостевой семьи» Анна Скорина вместе с другими волонтёрами ставила спектакли в детских домах. Посмотрев на сирот, она поняла, что ребёнку из детского дома семья нужна больше, чем праздники. Усыновить готов далеко не каждый, а те, кто искренне хочет, не всегда соответствуют требованиям, которые выдвигает к усыновителям государство (жилищные условия, уровень дохода — отбор очень строгий).

О такой форме устройства ребёнка, как гостевая семья, в 2010 году в Екатеринбурге мало кто знал, в отделах опеки и даже в детских домах поначалу смотрели с удивлением. Чтобы проект получил официальный статус, Анна и её муж зарегистрировали общественную организацию «Парус». Скорины стали не только инициаторами, но и первыми участниками проекта. Они прошли обучение в школе приёмных родителей и пригласили к себе в гости курсанта Суворовского училища Владика – сотрудники учебного заведения первыми обратились к проекту за помощью, сироты из числа их подопечных на выходные остаются в училище, тогда как все остальные разъезжаются по домам.

Когда Анна и Александр готовились стать гостевой семьёй, Анна узнала, что беременна. Но от планов они не отказались, на выходные стали забирать Владика к себе домой.

– Для Владика эта ситуация стала очень интересной, он оказался в роли старшего ребёнка, – вспоминает Анна. – Потом он вместе с нами радовался рождению малыша, помогал, гулял с ним, даже спать укладывал.

В Суворовское Влад попал из приюта, у него нет мамы, отец лишён родительских прав. Когда он встретился с семьёй Скориных, ему было 12 лет. Сегодня он уже взрослый, недавно женился. По военной стезе не пошёл, работает барбером в одном из дорогих екатеринбургских салонов. К Скориным относится как к родителям, приезжает к ним теперь уже с женой Алиной.

Саня, ты сможешь!

Вслед за Скориными в проект вошла семья Тебневых. Истории их похожи, только Тебневы взяли мальчика из детского дома. Саше было 11 лет, когда он познакомился с Татьяной и её мужем Сергеем.

Контакт удалось установить не сразу, Саша оказался ребёнком замкнутым. Позже он поделился с ними своими переживаниями. Рассказал о том, что из памяти не уходит смерть матери, которая скончалась на его глазах, отца Саша не помнит.

Работники детского дома рассказали Татьяне, что именно отец привёл за руку маленького Сашу и отдал им. Нелюдимый, погружённый в свои мысли и чувства, он был равнодушен к занятиям, его вообще мало что интересовало. Из-за проблем с учёбой Сашу хотели даже перевести в школу для умственно отсталых. Но этого не произошло – познакомившись с Тебневыми, он оттаял, у мальчика проснулся интерес к жизни.

– Мы убеждали его, мотивировали, говорили: «Саня, соберись, ты сможешь. Не нужны тебе пятёрки, сдай на тройки, но приложи старание», – вспоминает Татьяна. – И у него получилось. Взялся постепенно за учёбу и, хоть и не с отличием, конечно, но девять классов окончил, средний балл аттестата 3,5.

В семье Тебневых Саша определился с будущей профессией. Мальчик часто вызывался помогать на кухне, было заметно, что он хорошо справляется: ловко нарезает овощи, тонко чувствует запахи, запоминает кулинарные рецепты. После школы он поступил в колледж «Кулинар», сейчас работает поваром.

Проекту «Гостевая семья» восемь лет. 13 детей в семьях, семь находятся на постинтернатном сопровождении (ребята, которые остались со своими гостевыми семьями после «выпуска во взрослую жизнь»).

В таком формате и на таком серьёзном уровне, как в Екатеринбурге, организацией устройства детей в гостевые семьи в России пока никто не занимается, уверен уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков. У проекта появилась своя школа гостевых семей (ШГС), где занятия проводят опытные психологи, и такая общественная инициатива закрывает существующие недостатки законодательства, объясняет омбудсмен, ведь сегодня не создано структуры, которая отвечала бы за обучение и подготовку гостевых семей.

Не надо нам себя воспринимать как благодетелей

В числе «выпускников» школы семья Карамовых. У Светланы и её мужа Вадима трое своих детей. Два года назад они пришли в проект и взяли на воспитание двоих мальчиков – Диму и Ваню, – родители которых лишены родительских прав. Они не братья и не родственники, просто воспитывались вместе, жили в одной комнате, потом их развели по разным детдомам, и Светлана, чтобы забрать ребят на выходные, ездила через весь город – сначала в Малый Исток, потом на Эльмаш.

– С Димой мы сразу нашли общий язык, а с Ваней было сложнее, – рассказывает Светлана. – Мне кажется, что он поначалу не верил в серьёзность наших намерений. И ещё он не понимал, что такое семья, ему это было в новинку: другой быт, режим жизни. Он смотрел на всё это как на ограничение свободы. Потребовалось время, чтобы он поверил, что его здесь любят. Нам тоже пришлось над собой поработать. Нельзя себя воспринимать как благодетелей, которые решили осчастливить ребёнка, а такие мысли, честно признаться, у многих возникают. Надо учитывать фактор свободы личности и то, что поначалу мы для него – чужие люди, а доверие и любовь надо заслужить.

Дима уже получает стипендию в техникуме и выплаты от государства, а в семье осваивает навык правильного отношения к этим деньгам. Ведь детдомовцы привыкли к некоему стихийному коллективизму.

В том, что дети из детского дома уже в подростковом возрасте попадают в семью, есть свои сложности и риски, отмечает Екатерина Забегалова, воспитатель Малоистокского детского дома.

– Во-первых, не всем детям удаётся наладить отношения со взрослыми и войти в семьи, что, конечно, создаёт определённое напряжение в работе с ними. Во-вторых, возникают сложности, когда дети возвращаются из семей обратно в учреждение. Здесь они привыкли к одному укладу, в семье всё по-другому. Им снова надо перестраиваться, что нередко их раздражает, нервирует. Они становятся менее управляемыми. Нам как воспитателям приходится с этим работать. Но у меня перед глазами есть достаточно примеров, когда дети благодаря участию в этом проекте обрели семьи, получили профессию, нашли себя в жизни. Один из таких примеров – это Дима, для которого семья Карамовых стала родной.

Чтобы не боялись взрослеть

Все истории гостевых семей – это, как сейчас принято говорить, неформат. Но и среди них встречаются ещё более неформатные. У Ксении Ивановой две дочери от первого брака. Несколько лет назад, в одиночку воспитывая дочерей, она захотела взять ребёнка из детского дома.

– Жизнь у нас тогда наладилась, появился достаток. Мне захотелось нашей радостью и любовью поделиться с тем, кому это особенно необходимо, – вспоминает Ксения. – Я обратилась в отдел опеки, где мне сказали, что для усыновления необходимо иметь собственное жильё, а мы жили на съёмной квартире, и пришлось отказаться от этой идеи. Повторно эта мысль у меня возникла, когда я уже была замужем и узнала про проект «Гостевая семья».

Ксения и её муж Василий взяли на воспитание двоих мальчиков из детского дома – братьев-погодков Славу и Рому. Детский дом, где воспитывались ребята, с музыкальным уклоном, поэтому оба умеют играть на инструментах: Слава – на ксилофоне, фортепиано и барабанах, Рома – на саксофоне и фортепиано. Сейчас они учатся в музыкальном колледже.

Они до сих пор учатся жизни в семье. Начинали мы с нуля, с овладения элементарными навыками – мыть руки, регулярно принимать душ, убирать за собой. Слава и Рома в детдоме привыкли к шуму и грязи, для них это нормально.

– Слава даже протестовал, говорил, что в семье скучно, а в детдоме весело, там движуха. Мы, конечно, устраиваем какие-то развлечения на выходные, но в этом тоже должна быть мера. Психологи говорили нам, что не надо формировать потребительское отношение – мол, если выходные, значит, развлечение. Поэтому живём обычной семейной жизнью, общаемся, учимся. И так незаметно становимся близкими людьми.

Проблема взросления и приобретения навыков самостоятельной жизни, по мнению психолога ШГС Лидии Мельниковой, является важнейшей для воспитанников детских домов.

– Если ребёнок воспитывается в семье, то в подростковом возрасте он демонстрирует родителям стремление к самостоятельности. У ребёнка из детского дома нет родителей, у него есть некая коллективная «семья» в виде этого учреждения, с которой нет близкого контакта, нет привязанности, соответственно, нет и желания демонстрировать этой коллективной «семье» свою независимость. Нет той фигуры, от которой хочется отделиться.

«В Екатеринбурге общественники создают условия для полноценного развития института гостевой семьи. Он нужен, потому что создаёт альтернативу усыновлению. Конвенция о правах ребёнка говорит не только о необходимости обеспечения законных прав детей, но и о наилучшем обеспечении их интересов. А как определить, что «наилучшее»?»

Игорь Мороков | уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области Игорь Мороков
уполномоченный по правам ребёнка в Свердловской области

У сирот, напротив, возникает страх лишиться коллективной «семьи», поэтому они склонны сбиваться в какие-нибудь группы, подвержены влиянию криминальных структур. Опыт отношений в обычной семье, который они получают в подростковом возрасте, помогает им не цепляться за окружение, а взрослеть.

Гостевые семьи нельзя обвинить в корысти. Такая форма воспитания никак не оплачивается государством, участники проекта сами несут все расходы и не имеют никаких прав на жильё детдомовцев. Но количество гостевых семей увеличивается благодаря свойственной некоторым людям потребности помочь ближнему. Сегодня такие мотивы кажутся неубедительными или вызывают подозрение, но ничем другим вы не объясните желание пригласить в свой дом чужого ребёнка, чтобы он остался с вами на всю жизнь.

Екатеринбург