Россию вызывают по климатической повестке

Россию вызывают по климатической повестке

Экономика 09 декабря Вера Зелендинова

В последние три месяца обширная повестка целей устойчивого развития (ЦУР) с их тремя направлениями (экономический рост, социальная интеграция и охрана окружающей среды), 17 целями и 169 задачами неожиданно схлопнулась, оставив на поверхности две проблемы – голод и изменение климата.

«Октагон» уже писал, что на фоне нарастающих кризисных явлений ни в какое устойчивое развитие никто уже не верит, а значительная часть рядовых граждан даже не знает об этих планах. Но на уровне ООН, глобальных элит и правительств игра продолжается. Именно тем, кто принимает решения, адресованы как вполне конкретная и реальная угроза голода, так и апокалипсическая страшилка про климатические катастрофы. Ответ на вопрос «зачем?» содержится в формулировках самих угроз: чтобы руководство стран делало то, чего от него ждут сильные мира сего – хозяева денег и технологий.

Помощь голодающим – в карманы глобалистов

Директор Всемирной продовольственной программы ООН Дэвид Бизли уже дважды обращался к лидерам государств с просьбой дать денег на помощь голодающим. В апреле он говорил о надвигающемся на мир «библейском голоде», в начале декабря – о тяжелейшем за последние 75 лет гуманитарном кризисе и двукратном росте числа голодающих, которое уже достигло 270 миллионов человек.

Дэвид Бизли, директор Всемирной продовольственной программы ООН, неоднократно призывал мировые державы дать денег на помощь голодающим.Дэвид Бизли, директор Всемирной продовольственной программы ООН, неоднократно призывал мировые державы дать денег на помощь голодающим.Фото: SALVATORE DI NOLFI/EPA/TASS

Выступая на заседании Генассамблеи ООН, посвящённом борьбе с COVID-19, Бизли сообщил, что на противодействие пандемии потрачено 19 трлн долларов, что средств в бюджете организации практически нет, а для победы над голодом нужны деньги. Вывод: нужно дополнительно скинуться на нужды голодающих.

Заместитель постоянного представителя РФ при ООН Дмитрий Чумаков в ноябре рассказал, что, помимо обязательного взноса, Россия уже выделила ООН дополнительно 58 млн долларов, из них 40 млн – Всемирной продовольственной программе. А через три недели директор Информационного центра ООН в Москве Владимир Кузнецов поддержал призыв Бизли, особо подчеркнув, что просьба дать денег относится и к России.

Тем временем в Центре устойчивого развития Брукингского института разработали новые требования к странам, претендующим на получение помощи, и предложили новые методы борьбы с нищетой. Например, увеличить в бедных районах среднюю продолжительность обучения, то есть потратить деньги не на прямую помощь, а на участие в глобальных образовательных программах центров достижения ЦУР, таких как Всемирный банк, Международный банк реконструкции и развития и прочие.

Прекрасное распределение ролей: ООН выпрашивает деньги, не заплатившие обязательные взносы за 2019 и 2020 годы американцы пишут нормативные документы и придумывают схемы увода средств в бюджеты мировых банков, «плохая» Россия платит взнос и даёт сверх того, а сидящий в Москве представитель ООН и гражданин РФ практически прямо говорит, что мало дали, надо бы ещё.

При этом ни для кого не секрет, что при реализации гуманитарных программ ООН до конечного адресата доходит 40–60 процентов выделенных средств: всё остальное тратится на организационные мероприятия, зарплаты методологов, руководителей и сотрудников гуманитарных миссий и в виде прибыли оседает в бюджетах крупных компаний-поставщиков, как правило, американских или транснациональных.

Ни для кого не секрет, что при реализации гуманитарных программ ООН до конечного адресата доходит 40–60 процентов выделенных средств.Ни для кого не секрет, что при реализации гуманитарных программ ООН до конечного адресата доходит 40–60 процентов выделенных средств.Фото: Michael Duff/AP/TASS

В итоге получается, что, расписывая перед Генассамблеей ООН ужасы тотального голода и взывая о помощи, господин Бизли предлагает человечеству скинуться на нужды глобалистов.

Протоколы давосских мудрецов

В начале этого года выяснилось, что угрозы, связанные с изменением климата, являются наиболее вероятными (первое место в рейтинге) и наиболее страшными по своим последствиям (в первой пятёрке вместе с оружием массового уничтожения). Такой вывод содержится в Докладе о глобальных рисках 2020 года, составленном по результатам опроса 800 членов Давосского форума. Теперь человечество знает, кто его настоящий враг – не развязывающие войны политики, не выкачивающие ресурсы из бывших колоний корпорации, а развивающиеся страны, использующие грязные технологии.

В роли главного борца за сохранение окружающей среды выступает Европейский союз. Он планирует к 2030 году вдвое (по сравнению с показателем 1990 года) сократить выбросы парниковых газов, а к 2050 году довести этот показатель до нуля.

Как в эту повестку впишутся некоторые страны ЕС, например, Польша, где 75 процентов энергии производится за счёт сжигания угля, никто не знает.

Ещё одна новация – создание системы климатического права. Идея была озвучена Еврокомиссией в декабре 2019 года. Кризис и пандемия вытеснили правовую тему из информационного поля, но не исключено, что работа в этом направлении ведётся.

Пример Давоса и Евросоюза вдохновил группу российских интеллектуалов, и в начале декабря этого года на сайте Валдайского клуба появился доклад «Климатическая политика в глобальном обществе риска». Главный месседж документа – пандемию ковида нужно использовать для перехода на зелёную энергетику. В ходе обсуждения доклада получила развитие и тема европейского климатического права. Она трансформировалась в идею создания глобальной климатической юстиции с целью принуждения государств к переходу на зелёные технологии через судебные иски и высокие налоги на продукцию с большим углеродным следом.

По словам одного из авторов доклада, программного директора клуба «Валдай» Олега Барабанова, России нужно срочно переходить на зелёные технологии.

«Если ничего не менять, российский экспорт в Европу очень сильно пострадает, российская продукция будет всё менее конкурентоспособной для глобального экспорта».

Олег Барабанов | программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов
программный директор клуба «Валдай»

В целом валдайский сюжет выглядит как попытка не только втиснуть Россию в европейскую климатическую повестку, но и оформить концепцию глобального общества риска с весомой тоталитарной составляющей в противовес старой, отягощённой цинизмом и лицемерием либеральной глобализации.

Россия «позеленеет» с миром

Тренд на развитие зелёной энергетики захлестнул мир. Правительства зарубежных стран наращивают долю альтернативной генерации, давая участникам рынка различные преференции. В этом же направлении движется и российская энергетика, проектам по возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) вплоть до 2035 года обещана поддержка.

Перейти к материалу

Что ж, по крайней мере честно: московские лоббисты (четверо из шести авторов доклада являются сотрудниками МГИМО) продвигают зелёные технологии, опираясь на идеологию климатического тоталитаризма. Интересно, что думают об этом в странах Африки и Латинской Америки, экосистемы которых в течение десятилетий разрушали западные компании.

ЦУР как инструмент манипулирования

Европа продвигает зелёные технологии не только из любви к климату и экологии. Годовой объём производимой в ЕС продукции для возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и других экологически чистых производств равен 800 млрд евро. При таких объёмах внутреннего потребления недостаточно – нужны новые рынки сбыта.

В Европе уже развёрнута настоящая гонка ВИЭ, и никого не волнует ни цена вопроса, ни тот факт, что, например, солнечные батареи являются грязными с экологической точки зрения.В Европе уже развёрнута настоящая гонка ВИЭ, и никого не волнует ни цена вопроса, ни тот факт, что, например, солнечные батареи являются грязными с экологической точки зрения.Фото: Jens Büttner/dpa/picture-alliance/TASS

Ничего личного – только бизнес. Не случайно западные СМИ упорно связывают ЦУР с бизнес-интересами: «концепция устойчивого развития становится крупным бизнесом» (Financial Times), «беспокойство по поводу изменения климата может стать хорошим бизнесом ˂…˃, способствует появлению новых отраслей» (Forbes).

При этом никого не волнует ни цена вопроса, ни тот факт, что сама эта продукция, например, солнечные батареи, является грязной с экологической точки зрения. Для бизнеса это даже хорошо, ведь её утилизация потребует запуска новых предприятий.

Эти чисто утилитарные интересы представляют собой только надводную часть айсберга. Главное – это связь климатической повестки с пандемией ковида, которая, как уже писал «Октагон», выступает в роли трансформационного события «Большой перезагрузки», любимого детища бывшего главы Пентагона Дональда Рамсфельда.

Идея, собственно, состоит в том, чтобы под прикрытием пандемии осуществить скачкообразное изменение в мировой экономике, восстанавливая её на основе зелёных технологий.

Валдайские мечтатели даже расчёты в своём докладе приводят: для этого потребуются дополнительные 15 млрд долларов, но все расходы окупятся к 2050 году.

О том, как столь резкий переход скажется на жизни рядовых граждан, яйцеголовые прожектёры не думают: шоковые реформы 90-х пережили, переживут и шок глобального энергетического перехода, а те, кто не впишется (целые страны), сами виноваты. Впрочем, жизнь часто оказывается богаче, и до реализации этих глобальных планов, особенно на фоне того, что происходит сегодня в мире, дело, скорее всего, не дойдёт. Но полёт мысли впечатляет.

В этом новом контексте забота о климате, борьба с голодом и вся мифология ЦУР превращаются в оружие неконвенциальной войны, инструмент манипулирования странами, правительствами и элитами в целях достижения нового качества тотального доминирования США и Запада в целом в новом технологическом укладе, ценностный ряд которого не имеет никакого отношения к устойчивому развитию всего человечества. Иными словами, речь идёт о проектировании нового прекрасного мира, в котором очень многим просто не найдётся места.

При чём тут Чубайс?

В связи с назначением Анатолия Чубайса спецпредставителем президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития стоит напомнить, что, руководя госкорпорацией «Роснано», он среди прочего занимался и развитием зелёных технологий.

Чубайса назначили спецпредставителем президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития неспроста: во главу угла поставлена его абсолютная психологическая совместимость с элитами, затеявшими «Большую перезагрузку».Чубайса назначили спецпредставителем президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития неспроста: во главу угла поставлена его абсолютная психологическая совместимость с элитами, затеявшими «Большую перезагрузку».Фото: Савостьянов Сергей/ТАСС

В его активе – компания «Хевел», работающая в области солнечной энергетики, Vestas Manufacturing Rus – филиал датской Vestas Wind Systems A/S, занимающейся производством ветрогенераторов, и ещё несколько менее удачных проектов. В этом смысле новое назначение Чубайса выглядит не случайным. Он понимает, о чём идёт речь, и, возможно, сумеет согласовать интересы России с новой повесткой ЦУР и зелёным трендом. Как ни крути, переходить на новые технологии всё равно придётся, и процесс этот уже идёт.

Но главное – это психологическая совместимость Чубайса с затеявшими «Большую перезагрузку» элитами. Та же одержимость идеей быстрых фундаментальных перемен и тот же людоедский оскал в отношении простых граждан. Поэтому, начав работу в качестве представителя президента, он может достаточно быстро превратиться в посланника тех, кто, наплевав на страну и людей, занимается продавливанием идеи быстрого энергетического перехода. Как показала история с Валдайским клубом, такие лица в России есть.