«Транснефть» продолжает игру с закупочными ценами

«Транснефть» продолжает игру с закупочными ценами

Экономика 01 декабря Евлалия Самедова

30 ноября и 1 декабря 2020 года «Транснефть» внесла новые изменения в договоры, касающиеся закупки труб большого диаметра для своих нефтепроводов. На сей раз общая сумма составила почти 191 млрд рублей при лимите в 84,5 млрд. После ноябрьской публикации «Октагона» об этой закупке предприятия «Транснефти» при помощи допсоглашений снизили совокупную сумму сначала до 127,5 млрд, а затем и вовсе до 63,5 млрд рублей, но в последние два дня аппетиты компании снова выросли.

Первоапрельский договор

Закупка (№ 31907510490) была объявлена в феврале 2019 года. В открытом конкурсе на электронной площадке Санкт-Петербургской биржи принимали участие Выксунский металлургический завод, Трубная металлургическая компания и Трубная грузовая компания (ТГК).

«Решением конкурсной комиссии “Транснефти” победителем было признано акционерное общество “ТГК”, сделавшее лучшее ценовое предложение».

Пресс-служба «Транснефти» Пресс-служба «Транснефти»

Как пояснили «Октагону» в пресс-службе нефтепроводной компании, по результатам закупки «Транснефть» заключила 1 апреля 2019 года единый договор от имени своих восемнадцати «дочек» – «на поставку трубной продукции с 30 апреля 2019 года по 31 декабря 2022 года на сумму 65 млрд рублей, в рамках которого осуществляется поставка труб для нужд всех 18 организаций системы “Транснефть” в единичных расценках, то есть с указанием цены каждой единицы товара и соблюдением максимального значения стоимости договора (общего лимита)».

Однако, как видно из документов, размещённых на сайте госзакупок, дочерние компании «Транснефти» заключили 18 самостоятельных договоров, каждый из которых получил свой номер в единой информационной системе (см. таблицу). В своей первоначальной версии общая сумма договоров оставалась в рамках общего лимита, но к середине ноября этого года – при помощи дополнительных соглашений – она превысила его более чем втрое.

С «Севера» на «Запад»

Комментируя публикацию «Октагона», в «Транснефти» заметили, что складывать суммы договоров некорректно, но на уточняющий вопрос о том, исходя из каких соображений менялись суммы дополнительных соглашений к договорам «дочек», не ответили. В то же время в дополнительном соглашении к договору «Транснефть – Север» сумма вдруг поменялась с 84,5 млрд на 1 млрд рублей (такая цифра и фигурировала в изначальной версии документа). А ещё примерно через неделю резко снизилась сумма и по договору другой «дочки» – «Транснефть – Прикамье» – с 65 млрд до 1 млрд рублей. Таким образом, общая сумма всех договоров оказалась в рамках общего лимита.

Информация в таблице актуальна на 11.30 мск 1 декабря.

Однако 30 ноября в дополнительном соглашении к договору уже другой дочерней структуры – «Транснефть – Западная Сибирь» – сумма была изменена с 2,5 млрд на 65 млрд рублей. На следующий день, 1 декабря, появилось новое соглашение и по договору «Транснефть – Порт Козьмино» – сумма выросла со 100 млн сразу до 65 млрд рублей. Общий лимит снова превышен почти втрое, притом что закон позволяет увеличение лишь на 30 процентов. К слову, в самой «Транснефти», отвечая на запрос издания, признали, что «по результатам ежегодно проводимых корректировок программы технического перевооружения и капитального ремонта, потребность заказчиков в трубной продукции увеличилась».

«В связи с этим “Транснефть” заключила дополнительное соглашение на увеличение общего лимита с 65 млрд рублей до 84,5 млрд рублей на весь срок его действия, что не превышает 30 процентов от суммы договора», – говорится в пояснениях компании.

Тем не менее и последняя сумма – 84,5 млрд – на сегодняшний момент серьёзно превышена.

В чём может быть причина

«Транснефть» не комментирует детали изменения конечных цен в допсоглашениях к договорам своих «дочек». Председатель правления общественной организации «СТОПкартель», активист ОНФ Александр Кулаков выдвигает свою версию:

– Будет затруднительно вернуться к суммарной цене по всем договорам на поставку труб большого диаметра, поскольку указанные средства, в том числе большая часть денег, выделенных по увеличивающим цену до 191 млрд допсоглашениям, вероятно, уже потрачена поставщиком – вложена в хозяйственную деятельность, а сами договоры поставки могут находиться в залоге у кредитных организаций, которые могли выделить дополнительные объёмы денежных средств поставщику на покрытие текущих кредитов, перекредитовку или на новые коммерческие проекты.

По мнению Кулакова, хаотичные изменения в допсоглашениях могут быть связаны и с «паникой», возникшей после публикации о нарушении федеральных законов № 223-ФЗ и 135-ФЗ.

– Ведь руководство компании не может не понимать фактора пандемии – в таких условиях все госкомпании должны эффективно и рационально расходовать свои денежные средства. А экономия, как мы знаем, всегда достигается только в конкурентных торгах, – отмечает эксперт.

В чём противоречие с законом

Отметим: в законе № 223-ФЗ говорится, что «изменение договора, заключённого по правилам Федерального закона “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц”, которое повлияет на его условия по сравнению с условиями документации о закупке, имевшими существенное значение для формирования заявок, определения победителя, определения цены договора, не допускается».

Кроме того, когда на основании дополнительного соглашения к договору, заключённому по итогам закупки по закону № 223-ФЗ, многократно увеличивается цена договора, объём работ (услуг), продлеваются сроки работ (услуг) и такие изменения являются произвольными, направленными на нивелирование условий проведённой закупки, то это не соответствует принципам осуществления закупок (эффективности, обеспечения конкуренции, недопущения злоупотреблений, в том числе коррупции).

В ФАС России, куда обратился «Октагон» с просьбой о разъяснении деталей этой закупки, ответили, что могут проверять закупку лишь после поступления жалобы на неё, отказавшись от дальнейших комментариев. По данным издания, такая жалоба уже подана.