От теплохода до ледокола: Роман Троценко взял курс на Арктику

От теплохода до ледокола: Роман Троценко взял курс на Арктику

Экономика 09 декабря Евлалия Самедова

Миллиардер Роман Троценко сообщил, что сохраняет планы по консолидации Арктической горной компании (АГК), принадлежавшей Дмитрию Босову. Актив обременён долгами, совладельцы ведут друг с другом судебные тяжбы, освоение месторождений требует колоссальных ресурсов. Зачем предприниматель ввязывается в, на первый взгляд, неподъёмный арктический проект, выяснял «Октагон».

Что входит в «империю Троценко»

В рейтинге богатейших бизнесменов России 2020 года по версии Forbes Роман Троценко занимает 75-е место c состоянием 1,3 млрд долларов (годом ранее – 59-е место и 1,6 млрд долларов). Ключевые активы предпринимателя консолидированы в группе AEON (основана в 2007 году), которая развивает проекты в четырёх направлениях: аэропортовый бизнес (компания «Новапорт» – 16 региональных аэропортов России), речной транспорт (Южный речной порт, Московское речное пароходство, Московский яхтенный порт), девелоперский бизнес («АЕОН-Девелопмент») и производственная деятельность.

Посёлок Индига в НАО.Посёлок Индига в НАО.Фото: сайт Центра арктического туризма

В последнее направление входят «СДС Азот» (один из крупнейших производителей азотных удобрений в России) и выкупленная Троценко в этом году горнорудная компания GeoProMining, владеющая активами по добыче золота и сурьмы в России, а также золота, серебра, меди и молибдена в Армении. В производственный сегмент включён и проект морского глубоководного порта Индига в Ненецком автономном округе (НАО). Вариант его размещения должен определиться к концу текущего года. Одним из грузов, обработкой которых будет заниматься порт, станет уголь, а общий объём перевалки грузов составит 80 млн тонн.

Как возник интерес к Арктике

Идея строительства порта Индига появилась в СССР ещё в 1940-е годы, однако так и не была реализована. В 2018 году вопросом заинтересовался Роман Троценко и совместно с основателем Национальной контейнерной компании Виталием Южилиным создал организацию для проектирования порта. В конце 2018 года глава AEON сообщил о совместном с РЖД обсуждении строительства порта в НАО и железной дороги к нему, что обеспечило бы крупнотоннажный выход к Северному морскому пути.

К этому моменту, как говорил предприниматель, у его компании уже была «собственная потребность в перевалке 20 млн тонн угля, и мы искали место, где уголь переваливался бы с судов ледового класса на обычные» (цитата публикации в Forbes). В 2019 году определились даты строительства (2021–2025 годы) и общая сумма инвестиций (300 млрд рублей).

Планомерно рос и интерес Троценко непосредственно к угольному бизнесу.

Как стало известно в середине ноября 2020 года, входящая в корпорацию AEON компания «Северная звезда» (владеет лицензией на разработку Сырадасайского месторождения на Таймыре) планирует начать работу на разрезе в 2021 году. Реализация проекта оценивается, по разным данным, в сумму от 35 до 49 млрд рублей. В апреле 2019 года между Сбербанком России и AEON было заключено соглашение о развитии месторождения, включая создание угольного разреза мощностью 10 млн тонн в год.

Наследство Дмитрия Босова

В этом году окончательно оформилась и идея консолидировать в составе AEON Арктическую горную компанию. По словам Романа Троценко, переговоры о приобретении АГК у Дмитрия Босова начались ещё в феврале 2020 года. 6 мая Босов покончил с собой. 18 июня его наследники продали 75 процентов Арктической горной компании Роману Троценко. Сделка была безденежной – Троценко обменял на угольные месторождения свою долю в проекте «Печора СПГ». Оставшиеся 25 процентов акций АГК принадлежат бывшему бизнес-партнёру Босова Александру Исаеву, с которым у Босова в последнее время был конфликт.

По прогнозу Центра социально-экономических исследований Центра стратегических разработок, совокупный спрос на уголь в Европе и Азии вырастет к 2025 году.По прогнозу Центра социально-экономических исследований Центра стратегических разработок, совокупный спрос на уголь в Европе и Азии вырастет к 2025 году.Фото: Александр Мамаев/Octagon.Media

Акционеры подавали друг к другу встречные иски. Дела ещё не закрыты, и, как говорил журналистам в ноябре Роман Троценко, он ждёт, когда «закончится фаза подготовки и отзыва исков друг к другу от акционеров компании» (цитата публикации в ТАСС). После этого AEON сможет завершить консолидацию АГК. Планы по добыче угля на месторождении Арктической горной компании на Таймыре составляют 6 млн тонн в 2027 году и 7 млн тонн в 2028 году. По оценке самого Троценко, инвестиции в проект составят около 33 млрд рублей. Частично он будет финансироваться за счёт кредита ВТБ.

Перспективы угольного бизнеса и арктического угля

По прогнозу Центра социально-экономических исследований Центра стратегических разработок (ЦСЭИ ЦСР), совокупный спрос на уголь в Европе и Азии (ключевых для России рынках) вырастет к 2025 году до 662 млн тонн нефтяного эквивалента (с 651 млн тнэ в 2018 году), а затем снизится до 623 млн тнэ к 2035 году.

«Пик может быть достигнут в районе 2026 года (669 млн тнэ), после чего начнётся устойчивый спад, обусловленный сокращением потребления угля», – отмечается в исследовании ЦСЭИ ЦСР 2020 года. Импорт угля в европейских странах уже начал и продолжит снижаться, однако в азиатских он будет расти. Одновременно авторы исследования подчёркивают «сдвиг по типам импортируемого угля – будет расти востребованность коксующегося угля на фоне индустриализации развивающихся азиатских стран».

В этом смысле перспективы месторождений, на которые делают ставку в AEON, выглядят довольно позитивно. Уголь Сырадасайского месторождения относится к маркам Г, Ж, К и ОС, дающим оптимальную смесь для угольного кокса. В различных сценариях ЦСЭИ ЦСР экспорт коксующегося угля из РФ к 2035 году может составить 34–39 млн тонн (для сравнения: в этом году – 25 млн тонн). АГК в свою очередь занимается освоением залежей антрацита – наиболее ценного сорта угля, спрос на который даже во время пандемии практически не снизился.

«В долгосрочной перспективе спрос на него может даже увеличиться за счёт ужесточения экологических требований к потребляющим его отраслям, в частности к чёрной металлургии».

Леонид Хазанов | промышленный эксперт Леонид Хазанов
промышленный эксперт

По его словам, на фоне востребованности антрацита в будущем станет падать потребление бурого угля и отчасти каменного. Поэтому инвесторы сегодня интересуются прежде всего антрацитом.

– Если Роману Троценко удастся наладить в АГК добычу антрацита в промышленных масштабах и его экспорт в страны Азии, то в будущем именно он может оказаться в выигрыше, например, по сравнению с Михаилом Гуцериевым и принадлежащей ему компанией «Русский Уголь», у которой в структуре добычи значительна доля бурого угля, – продолжил эксперт.

Игра вдолгую

Ключевыми рисками проекта являются его огромная ресурсоемкость и зависимость от дорогостоящей инфраструктуры. Эти факторы делают проект трудноподъёмным и окупаемым далеко не в краткосрочной перспективе, а это значит, что, вероятнее всего, приход Троценко в угольную отрасль – это надолго.

Предпринимателю уже случалось менять свои планы относительно присутствия в тех или иных бизнесах. Например, летом 2019 года он купил 22,4 процента одного из крупнейших золотодобытчиков России – Petropavlovsk PLC. Тогда он говорил о возможном увеличении своей доли в будущем, однако, как стало известно в феврале 2020 года, от этого актива предприниматель избавился, уступив свой пакет группе компаний «Южуралзолото». Также в феврале Троценко поставил точку в разговорах о возможном приобретении ПАО «Высочайший» (GV Gold). «По “Высочайшему” планы не сохраняются, мы закончили переговоры», – заявил тогда Троценко.

Владимир Путин (на фото в центре) неоднократно заявлял о необходимости осваивать и разрабатывать Арктику и северные территории России, поэтому для Троценко (на фото справа) это ещё и способ укрепить свои позиции.Владимир Путин (на фото в центре) неоднократно заявлял о необходимости осваивать и разрабатывать Арктику и северные территории России, поэтому для Троценко (на фото справа) это ещё и способ укрепить свои позиции.Фото: Артём Коротаев/ТАСС

Однако, судя по всему, история с Арктикой – нечто иное. Для бизнесмена это во многом возможность укрепить свои позиции на самом верху, поскольку Арктика имеет стратегическое для РФ значение. Не далее как 5 декабря президент Владимир Путин в очередной раз заявил, что Россия в следующие десятилетия будет «прирастать» Арктикой и северными территориями, в том числе и с точки зрения добычи полезных ископаемых.

Леонид Хазанов не исключает того, что Троценко будет и дальше расширять своё присутствие на угольном рынке:

– Он может попробовать выкупить предприятия у «Сибантрацита», находящегося сейчас в центре судебных разбирательств между Катериной Босовой, вдовой её владельца Дмитрия Босова, и членами его семьи. Также ему могут быть интересны активы «ВостокУгля» – порт Вера и Сугодинско-Огоджинское месторождение, хотя они менее ценны по сравнению с угольными разрезами «Сибантрацита». В любом случае не думаю, что он не будет продолжать держать в поле зрения угольную отрасль – Роман Троценко явно любит играть вдолгую.

В корпорации AEON оставили без комментариев вопрос о перспективах своего угольного «дивизиона».