Как нам удешевить Россию?

Как нам удешевить Россию?

Экономика 14 декабря Дмитрий Севрюков

На прошедшей неделе в стране стартовал новый приоритетный нацпроект по снижению цен на продовольствие. После того как сам президент отметил, что взлетевшие ценники никак не соответствуют содержимому отощавших кошельков населения, за дело взялись Правительство и надзорно-следственные органы.

Проблема не новая, но прежде власть пыталась подойти к ней с другого бока, намечая амбициозные задачи по борьбе с бедностью путём улучшения социально-экономической политики и обеспечения роста доходов граждан. Однако этот непростой год внёс существенные коррективы в былые планы и заставил изменить подходы, потому что одолеть бедность прежним путём в сложившейся обстановке уже невозможно, а улучшение ситуации если и ожидается, то не сразу. Может так статься, что ждать хороших времён придётся ещё долго, а кушать людям хочется уже сейчас – тем более что на носу Новый год, а там рукой подать и до выборов в Госдуму, на которых голосовать должен сытый электорат, потому что голодный избиратель вечно всё напутает и поставит в бюллетенях галочки не за тех кандидатов.

Да и вообще, стране и так тяжело, россияне с марта не снимают масок, многие болеют или переболели, значительная часть граждан потеряла работу или стала зарабатывать меньше прежнего, а тут ещё, как назло, быстрыми темпами дорожает еда, не говоря уже об одежде, обуви, услугах ЖКХ и прочих сервисах. Между тем президент в свойственной ему манере потребовал в вопросах ценообразования отделить мух от котлет, указав, что, например, в проблеме роста цен на сахар пандемия совершенно ни при чём, и следует искать иные причины перекосов.

Сказано – сделано, и вот уже правительственные эксперты пообещали рекомендованную цену на сахар в 45 рублей за килограмм, а в иных местностях – и вовсе 36 рублей за килограммовую упаковку сладкого продукта. В одном из гипермаркетов подмосковного Солнечногорска, где я обычно покупаю колотый импортный сахар к чаю по 150 рублей за кило и отечественный сахар-песок к кофе – за 100 рублей, продавцы засуетились буквально через пару дней после памятного выступления главы государства и вообще убрали ценники с некоторых упомянутых президентом продуктов первой необходимости. Вместе с тем словарный запас продавцов неожиданно обогатился президентскими выражениями: будто по команде работники торговли вслед за первым лицом стали говорить, что пандемия здесь точно ни при чём, а отсутствие ценников характеризует переходный период начавшегося транзита в ценовом вопросе, когда ещё до конца не очень понятно, чем всё закончится, но опция движения уже включилась.

Конечно, как пелось в песне, «молчание – начало всех начал», поэтому дипломатию с временным отсутствием ценников следует воспринимать как первый, но важный шаг на пути к намеченным преобразованиям. Смущает лишь то, что, поставив на паузу публичность ценовой политики, торговые сети по-прежнему пробивают на своих кассовых аппаратах старые цены, но и этот факт объясняется эволюционным подходом к государственной задаче: вот же и в Америке уже выбран Байден вместо Трампа, а до 20 января, пока не состоялась инаугурация, всё остаётся, как при том дедушке, а не при новом.

Ситуация в России, конечно, сильно отличается от американской или европейской, где попытка административным путём сбить цены в магазинах точно не сработает. У нас же, в РФ, проникновение государства в экономику достигло серьёзных показателей, хотя ещё и не таких высоких, как до геополитической катастрофы, когда цены беспрекословно слушались решения Правительства, но товары и продукты при этом игнорировали указания присутствовать на полках. Как отмечал ещё Высоцкий, «было время – и цены снижали», однако ближе к закату той эпохи государство всё чаще шло путём их повышения, обставляя процесс «многочисленными просьбами трудящихся».

Сейчас запрос как тружеников всех секторов экономики, так и пенсионеров с детьми совсем другой, направленный если и не на качественное улучшение жизни, то хотя бы на частичную поправку пошатнувшегося положения. Производители с ретейлерами, хоть живут и позажиточнее простого потребителя, но тоже говорят о кризисе и неуверенности в завтрашнем дне. Звёзды эстрады – и те возвысили просительный голос к власти о помощи и содействии в столь сложный период. Худо-бедно, но держатся пока разве что миллиардеры, хотя и у тех жемчуг становится мельче пропорционально жидким щам у обедневшего населения.

В такой обстановке уже видится призрак карточной и талонной системы, которая не раз выручала страну в непростые периоды её развития, хотя такого подхода до сих пор стыдятся и политические администраторы, и пользователи, считая подобную модель показателем упадка и дискредитацией системы. Но основательно удешевить стоимость жизни в России без крайних и даже чрезвычайных мер, в то время как рынок госкапитализма, въехавший в мировой кризис, диктует совсем другие тренды, уже вряд ли получится. Конечно, можно вывести на чистую воду иных торговцев и посредников, что по силам правоохранительному блоку. Не стоит сбрасывать со счетов и авторитет Правительства, которое вполне способно достичь хотя бы временных и локальных договорённостей с ретейлерами на основе налоговых и прочих компромиссов. Но в ситуации, когда народный кошелёк перестал отвечать запросам рынка, куда лучше и перспективнее сосредоточиться на прямой поддержке штанов населения, чем на ломке конструкций, выстраивании новых правил и администрировании ограничений. Тем более что фарш с былой системой монолитных государственных цен уже невозможно провернуть назад: и мясорубка не та, и консистенция другая.