Так ли прочен белорусский щит для России

Так ли прочен белорусский щит для России

Война 29 апреля Ростислав Журавлёв

У России, как известно, два союзника – армия и флот. Но есть ли третий? На днях президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что в ходе состоявшейся в Москве встречи с президентом России Владимиром Путиным не обсуждались вопросы создания в республике российских военных баз. Возникающие время от времени политические и экономические разногласия между странами создают впечатление, что то же самое происходит и в военной сфере. Усиливается оно на фоне вооружённого конфликта на Украине – в стране с таким же братским для русских народом. Ещё несколько лет назад нельзя было представить открытой вражды, но реалии таковы, что Киев всеми силами рвётся во враждебный нам лагерь НАТО.

«Ни о каких базах мы не говорили. Зачем в Беларуси создавать базу, если она в Смоленске – в трёх минутах полёта до того же Бобруйска? Зачем тратить огромные деньги?» – заявил Лукашенко по итогам переговоров с Путиным.

Отказ от размещения баз многими экспертами был расценен как ослабление союзнических отношений между братскими странами, но это лишь на первый, поверхностный, взгляд. Одним из признаков того, что белорусская армия не действует без отрыва от старшего брата, стали недавние манёвры вдоль украинских границ одновременно с аналогичными действиями российских соединений.

«Наша зона ответственности – запад. Если только против нас агрессия, у нас достаточно сил для того, чтобы сдержать её на первых порах, пока развернётся в тылу Россия. Там есть две–три армии, которые на этом направлении должны поддержать белорусскую армию. Вот наша стратегия. При чём тут эти базы?» – эмоционально заметил Лукашенко.

Больше чем ОДКБ

Говорить о Белоруссии просто как о члене ОДКБ было бы неправильно. По крайней мере, как ранее писал «Октагон», договор нельзя считать аналогом НАТО: в ОДКБ нет ни работающих на постоянной основе разведки и оперативного штаба, ни развитой структуры управления, ни стандартов вооружений – словом, ничего из того, на чём держится мощь НАТО. Однако именно с Белоруссией подобное сравнение с западным альянсом как раз работает, так как у нас действуют отдельные тесные двухсторонние договорённости, которые реализуются на практике.

Российский военный эксперт Виктор Мураховский рассказал «Октагону», что между военными ведомствами стран в рамках союзного государства заключено особое соглашение. Во-первых, Белоруссия получает российское вооружение, военную технику по тем же ценам, по которым она поступает в российскую армию. Соответственно, белорусские предприятия оборонно-промышленного комплекса поставляют комплектующие для России.

Цены на военную технику для белорусской армии те же, что и для российской.Цены на военную технику для белорусской армии те же, что и для российской.Фото: Марина Молдавская/ТАСС

Также организована единая система противовоздушной и противоракетной обороны, в которой задействованы белорусские средства ПВО и наш узел связи на их территории. Осуществляется тесная координация планов обороны и совместная подготовка офицеров как начального звена, так и высшего командного состава, не говоря уже о постоянных общих учениях.

– В целом координация планов обороны и совместной подготовки войск находится на достаточно высоком уровне. Понятно, что планы применения в угрожаемый период в случае войны есть у обоих стран. Но также надо понимать, что это документ абсолютно закрытого характера и здесь нечего даже комментировать, – говорит Мураховский.

Одна война и один танк на двоих…

Сказанное подтверждает независимый белорусский военный эксперт Александр Алесин. В разговоре с «Октагоном» он пояснил, что по плану обороны Белоруссии в случае возникновения угрозы агрессии на её территорию незамедлительно выдвигаются части ЗВО РФ, которые вместе с белорусскими частями составляют единую группировку сухопутных сил под общим командованием белорусских генералов.

«Если начинается агрессия, то мы действуем как единое военное объединение. И, в принципе, уже нет различий – белорусский или российский».

Александр Алесин | независимый белорусский военный эксперт Александр Алесин
независимый белорусский военный эксперт

– Тем более что это сейчас и отрабатывается на учениях ССО РБ и ВДВ РФ – взаимодействие в одном экипаже, – говорит белорусский эксперт.

По его словам, учитывая, что между нашими народами нет языкового барьера, у нас общий менталитет, то люди работают в одном танке, в одном БМП, в одном БТР, отрабатывая действия смешанных тактических групп на ротном и батальонном уровне. То есть взаимодействие отрабатывается на самом высоком уровне.

…И общее небо над головой

Одной из уникальных особенностей Белоруссии в рамках ОДКБ является общая единая региональная система ПВО. По словам Алесина, её следует рассматривать как спящую структуру. Когда наступает угрожаемый период или идёт прямая военная агрессия против Белоруссии или России с западного направления, тогда по совместному решению двух президентов назначается командующий единой командной системой, который немедленно собирает штаб. Штаб берёт управление над частями и подразделениями обеих стран, которые выдвинули его. Вне угроз они находятся в местах своего постоянного базирования.

– Главный командный пункт разворачивается под Москвой – пункт единой региональной системы ПВО, а передовой командный пункт находится в Белоруссии и тоже действует как единый организм, – замечает собеседник.

Задача белорусской армии на первых порах агрессии – выиграть время, сдержать манёвренные части наступающего противника, чтобы российские подразделения выдвинулись с территории России на территорию Белоруссии.

Самодостаточна ли белорусская армия как отдельная единица?

– Я бы не назвал белорусскую армию самодостаточной: несмотря на промышленность и население, она обладает ограниченными возможностями. Страна не способна, например, осуществлять задачи стратегического сдерживания неядерными средствами. Поэтому в вопросах стратегии, стратегического сдерживания она скорее полагается на Российскую Федерацию. Но тактические оперативные задачи вполне способна решать своими силами, – делает вывод Мураховский.

Белорусы не имеют внутри страны межконфессиональных и межнациональных противоречий, и армия достаточно монолитна. Кроме того, в армии Белоруссии существует принцип территориальности: войска в Брестской области комплектуются призывниками из Брестской области. Это позволяет нивелировать такое явление как дедовщина.

Также на территории Белоруссии сосредоточены колоссальные запасы не только Краснознамённого Белорусского военного округа, но и тыловые склады и арсеналы группы советских войск в Германии и частично северной группы войск, которая располагалась в Польше.

– Оно, правда, не самое современное. Но если вести серьёзные длительные боевые действия, как показывает опыт, современное оружие выбывает сразу и приходится довоёвывать уже не столь современным, – добавляет Алесин.

Отвечая на вопрос, в чём же нуждается в настоящее время белорусская армия, эксперт из Минска констатирует, что, несмотря на запросы Лукашенко, Россия так и не поставила в Минск ни «Искандеры», ни новейшие комплексы С-400. Кроме того, Белоруссия нуждается в новых самоходных тяжёлых артиллерийских системах, а также модернизации своих танков Т-72 (порядка 800 штук) хотя бы до уровня Т-72Б3.

22 ноября 2018 года. После капитального ремонта и глубокой модернизации 10 танков Т-72Б3 торжественно переданы механизированной бригаде Вооружённых сил Белоруссии.22 ноября 2018 года. После капитального ремонта и глубокой модернизации 10 танков Т-72Б3 торжественно переданы механизированной бригаде Вооружённых сил Белоруссии.Фото: сайт министерства обороны Белоруссии

По словам экспертов, в настоящее время необходима замена старых С-300, которые достались Минску чуть ли не с Дальнего Востока. Их малая дальность действия не позволяет сдержать американские ПРО и группировки истребителей F-16, которые время от времени в большом количестве перебрасывают в Польшу.

Можно констатировать, что, несмотря на время от времени возникающие непростые отношения между Белоруссией и Россией и политику многовекторности, на деле обе страны имеют мощное единое оборонное пространство, не требующее размещения дополнительных военных баз. Глубокая интеграция войск и обкатка буквально в одном танке, оперативная глубина дают шанс на то, что в случае угрозы обе армии сольются в один монолитный организм.

– Конечно, у наших белорусских бойцов есть мотивация. Тем более тут такая фишка, ведь Лукашенко говорил: «Защищая Москву, мы защищаем себя», – заключил белорусский собеседник.