Донбасс: будет ли война?

Донбасс: будет ли война?

Война 19 марта Ростислав Журавлёв

Ещё в начале года эксперты «Октагона» называли Донбасс наиболее вероятной горячей точкой вблизи границ с Россией, которая может вспыхнуть в 2021 году. За последние несколько недель ситуация на линии разграничения ухудшилась: количество обстрелов резко увеличилось, международные наблюдатели зафиксировали активное передвижение войск со стороны Украины.

На фоне обострившихся российско-американских отношений приход в Белый дом Джо Байдена подлил масла в огонь. То, что Украина как государство фактически находится под внешним управлением США, ни для кого не секрет, а потому приказ о наступлении могут отдать не из киевского офиса Владимира Зеленского, а прямо из Овального кабинета в Вашингтоне.

Впрочем, версия о том, что полноценное наступление Украины на Донбасс произойдёт в середине марта, несмотря на информационный шум, в серьёзных экспертных кругах считалась маловероятной. Начало весны в этих краях сопровождается распутицей, да и само межсезонье требует мероприятий по переводу вооружения и военной техники на летний режим эксплуатации. Стремительно наступать по колено в грязи в условиях отсутствия «зелёнки» весьма затруднительно и неоправданно. Для проведения операции логичнее дождаться установления тёплой и сухой погоды.

Тем не менее российская сторона заметила признаки провокации и высказала свои опасения. В частности, 18 марта полпред России в контактной группе по урегулированию ситуации на востоке Украины Борис Грызлов прямо заявил, что украинская армия подтягивает к линии соприкосновения новые силы и средства, нарушая все прежние обязательства по их разведению.

«Также очевиден выход Украины из мер по усилению режима прекращения огня. Киев обстреливает жилые районы, гражданскую инфраструктуру. При этом циничный расчёт при обстрелах строится на том, чтобы вызвать ответный огонь по украинским войскам и создать таким образом предлог для военной авантюры», – сказал Грызлов.

По информации «Октагона», в самих республиках возможное широкомасштабное нападение Украины оценивается по формуле «скорее нет, чем да».

В целом войска Зеленского готовы для броска. Армия Незалежной образца 2021 года – далеко не то же самое, что она представляла собой в 2014 году. За несколько лет украинские вооружённые силы не только накопили боевой опыт, но и серьёзно пополнили свой парк «западными подарками». Помимо американских противотанковых комплексов Javelin, отдельных средств связи и разведки, украинцы с 2018 года активно осваивают турецкие ударные БПЛА Bayraktar TB2.

Дрон, который построил Реджеп

Тактика массированного применения турецких беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) Bayraktar TB2 на полномасштабном театре боевых действий стала, пожалуй, новым словом в военном искусстве и привлекла к себе внимание мировых экспертов. На поле боя локальных войн это настоящая революция. «Октагон» поговорил с экспертами и выяснил, какую ещё скрытую опасность несут в себе ударные БПЛА, есть ли противоядие от дронов и когда ждать «Байрактары» у российских границ.

Перейти к материалу

Точно известно, что в настоящее время у Украины имеются в наличии шесть аппаратов и две станции управления к ним. За два года эксплуатации украинская армия с помощью турецких коллег могла подготовить несколько десятков операторов для управления этими комплексами. Поэтому в любой момент количество беспилотников может быть увеличено, тем более что Анкара допускала такую возможность и даже озвучивала планы частично перенести производство «Байрактаров» на территорию Украины.

По некоторым данным, вдоль линии соприкосновения Украина развернула 16 полнокровных механизированных, десантно-штурмовых и отдельных бригад. Если взять за основу то, что ударные подразделения выстроены по натовскому образцу, то штат каждой бригады достигает 4 тысяч штыков. Таким образом, можно говорить о 64 тысячах «касок», готовых перейти к наступлению, не считая тыловых частей, добровольческих батальонов и других групп.

По некоторым данным, вдоль линии соприкосновения Украина развернула 16 военных бригад.По некоторым данным, вдоль линии соприкосновения Украина развернула 16 военных бригад.Фото: SERGEY DOLZHENKO/EPA/TASS

Какими резервами располагают вооружённые силы двух армейских корпусов, которые созданы в ДНР и ЛНР, говорить с уверенностью сложно – информация закрытая, и данные разнятся. Здесь больше любопытна оценка противника. В конце прошлого года пресс-секретарь главного управления разведки ВСУ Вадим Скибицкий, оценивал численность ополчения приблизительно в 35,5 тысячи человек.

По подсчётам российского военкора Дмитрия Стешина, уже несколько лет лично наблюдающего за полем боя в Донбассе, паритет по обе линии фронта составляет примерно по 60 тысяч человек.

– Украина обладает мобилизационным резервом в миллион человек, которых они могут призвать. Непонятно, правда, какого качества будет эта военная сила, практически насильно стянутая, но у Донбасса, в свою очередь, есть Россия, которая, конечно, вмешается. Это даже не обсуждается, что она попробует отсидеться, – пояснил он в разговоре с «Октагоном».

Россия как фактор невозможности большой войны

Оценивать и сравнивать две противоборствующие силы имеет смысл лишь при условии, что в конфликт не вмешается Россия. Фактор «северного ветра» меняет расклад на противоположный.

Как считает собеседник, все демонстративные перемещения танков и другой техники со стороны Украины вдоль линии фронта следует рассматривать как «пугалку» и подготовку почвы для новых соглашений, более выгодных для Зеленского и Европы.

– Никакой оперативной надобности в этом не было, всё спокойно можно перевезти ночью, – уверен эксперт.

«Украина трезво оценивает свои силы и воевать не собирается. Поэтому вся демонстрация – это чисто политический жест. Они активно стремятся переписать Минские соглашения от 2015 года, которые они не могут и не хотят выполнять. Кажущееся обострение на линии фронта должно показать Европе, что ситуация на грани войны и надо решать её политическими методами».

Дмитрий Стешин | военный корреспондент Дмитрий Стешин
военный корреспондент

Если всё же предположить, что Украина попробует забрать Донбасс военной силой, то, по мнению военных экспертов, единственным вариантом и сценарием для Зеленского остаётся блицкриг и повторение успеха хорватско-боснийской операции «Буря». Тогда, в 1995 году, в результате молниеносного удара Республика Сербская Краина была ликвидирована за три дня, а югославская армия не пришла ей на помощь.

Подобный сценарий, на первый взгляд, подходит для Украины, но он чреват катастрофическим провалом, если у Зеленского возникнут иллюзии по поводу невмешательства Москвы.

– Я видел такой «фейл» в Грузии в 2008 году, когда Саакашвили были даны гарантии со стороны мирового сообщества [о том, что Москва не введёт войска], но все партнёры отделались лишь вялыми нотами, – замечает Дмитрий Стешин.

И всё же, а что если…

Если даже на секунду предположить, что Украина решится на военную авантюру (или её принудят западные партнёры), то, несмотря на скепсис отдельных военных экспертов относительно боеспособности армейских корпусов Донбасса, линяя обороны представляет собой серьёзный рубеж для наступающих войск противника.

Несмотря на отсутствие открытых военных действий, ситуация на границе остаётся напряжённой.Несмотря на отсутствие открытых военных действий, ситуация на границе остаётся напряжённой.Фото: SERGEY VAGANOV/EPA/TASS

– Самолёты, думаю, подлетят в течение нескольких минут к линии соприкосновения, а техника подойдёт чуть позже. Так что ничего ужасающего для сил Донбасса не будет. Линия окопана за эти годы так, как, наверное, при Вердене, особенно в Приазовье. Поэтому прорвать её просто так, чуть ли не без атомного оружия, невозможно, – уверен Стешин.

Что касается второй линии обороны, о которой также ходило много слухов в последнее время (считается, что её попросту нет), то, по сути, естественной преградой выступит, как ни странно, городская застройка.

– А уже выше линия фронта идёт по городской застройке, а человечество ничего страшнее не придумало, чем бой в городе – легче снести дома до основания, чем воевать с теми, кто в них засел, – констатирует эксперт. – Семь лет сидения в окопах, конечно, не делает ни одну армию сильнее – ни ВСУ, ни «Народную милицию». Но есть такой момент, что ополченцы защищают свои родные дома и имеют очень прочный тыл в лице России.