Ротации в Правительстве: игра только начинается

Ротации в Правительстве: игра только начинается

Политика 16 ноября Вера Зелендинова

Серия ротаций в Правительстве выглядит как попытка Михаила Мишустина освободиться от части неэффективных управленцев и начать формирование работоспособной, замыкающейся на премьере вертикали. Все отправленные в отставку министры занимали свои должности со времён Дмитрия Медведева, некоторые представляли интересы тех или иных промышленных групп. Каждое новое назначение – это отдельный сюжет со своей интригой.

Влиять на принятие важных кадровых решений пытаются многие, а отвечать за провалы своих назначенцев не хочет никто. Конституционная реформа скорректировала старую схему: теперь и назначает, и несёт ответственность премьер.

В новой ситуации на первое место выходят критерии или иные соображения, определившие выбор премьера, а в повестке доминируют конкретные задачи и проблемы, которые придётся решать назначенцам.

Хотя согласования и компромиссы с профильными лоббистами тоже имели место, ни одного из новых министров нельзя назвать ставленником какой-то олигархической группы. Но все они оказались в зоне уязвимости, хорошо простреливаемой старыми игроками административного рынка.

Олигархи не отдают контроль над Минэнерго

В ведении министерства энергетики находятся все вопросы, касающиеся топливно-энергетического комплекса (ТЭК): от добычи углеводородов до политики энергосбережения и многое другое. Контролировать такой объём непросто. Отсюда – периодически возникающие перекосы.

Бывший министр энергетики Александр Новак, сосредоточивший внимание на углеводородном секторе, опирался на поддержку работающих в нём крупных компаний и успешно представлял интересы России в рамках ОПЕК+. Эти факторы определили его новое назначение – вице-премьер по ТЭКу без права курирования промышленного комплекса, то есть представительская должность, ориентированная на внешние контакты.

Во времена Новака Минэнерго фактически игнорировало проблемы гидроэнергетики. Решением этих задач должен заняться новый министр Николай Шульгинов.

Он всю жизнь проработал в системе электроэнергетики, последние пять лет руководит ПАО «РусГидро». Выступая в Госдуме, Шульгинов озвучил план комплексной модернизации тепловой и гидроэнергетики, обосновал необходимость отказа от перекрёстного субсидирования и пообещал проанализировать обоснованность тарифов на газ и электроэнергию для населения.

Казалось бы, прекрасная кандидатура. Но во властных коридорах назначение Шульгинова называют «временным компромиссным решением», которое стало возможным только потому, что никто из тяжеловесов нефтяной и газовой отрасли не смог продавить своих кандидатов.

Министр энергетики: бывший – Александр Новак (слева), новый – Николай Шульгинов (справа).Министр энергетики: бывший – Александр Новак (слева), новый – Николай Шульгинов (справа).Фото: Сергей Бобылев/ТАСС, Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС

Среди претендентов фигурировал руководитель ПАО «Интер РАО» Борис Ковальчук, сын Юрия Ковальчука, одного из учредителей известного кооператива «Озеро». Утверждается, что против Ковальчука-младшего, ссылаясь на шпионский скандал с топ-менеджером «Интер РАО» Кариной Цуркан, возражали силовики и глава «Роснефти» Игорь Сечин, который и предложил Шульгинова в качестве приемлемой для всех кандидатуры.

Судьба транспорта в руках «удобного» министра

Бывший министр транспорта Евгений Дитрих тоже не отличался широтой подхода к проблемам своего ведомства. Он занимался преимущественно РЖД и дорожным строительством, что объяснялось его профессиональным опытом и связями с профильными компаниями.

В результате он так и не смог представить комплексную программу развития транспортной отрасли и добиться результатов по исполнению национальных проектов и поручений президента. Считается, что непрофессионализм Дитриха стал причиной того, что от него отступились даже его главные покровители Ротенберги.

Зато новый министр – бывший директор «Аэрофлота» Виталий Савельев – устроил всех. Мишустина – потому что ранее продемонстрировал способность реализовывать комплексные планы по модернизации крупных компаний. Ротенбергов – потому что они давно знают Савельева и уверены в его договороспособности. «Ростех» – потому что с его уходом из «Аэрофлота» открывается возможность массовой закупки пассажирских самолётов Sukhoi Superjet 100, чему противился Савельев.

Министры транспорта: бывший – Евгений Дитрих (слева), новый – Виталий Савельев (справа).Министры транспорта: бывший – Евгений Дитрих (слева), новый – Виталий Савельев (справа).Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС, Владимир Гердо/ТАСС

По мнению некоторых наблюдателей, это «устраивающее всех» кадровое решение полностью вписывается в схему назначения на высокий пост с перспективой управления огромными финансовыми потоками (затраты на модернизацию транспортной сферы оцениваются в 5–7 триллионов рублей), квалифицированного, исполнительного и отчасти скомпрометированного, то есть удобного для внешних игроков управленца.

Картину дополняет история с задержанием по подозрению в госизмене руководителя британского офиса «Аэрофлота» Дмитрия Федоткина. Это произошло после голосования в Госдуме, но ходят слухи, что операция была запланирована на несколько дней раньше, и силовиков «уговорили» подождать, чтобы не помешать назначению.

Новые олигархи Минстроя готовят тотальную реновацию

Особых претензий к бывшему министру строительства и ЖКХ Владимиру Якушеву не было. Его «ушли», потому что он не сработался с профильным вице-премьером Маратом Хуснуллиным, который готовится к реализации на федеральном уровне глобального проекта реновации.

Судя по уже прошедшему первое чтение законопроекту «О комплексном развитии территорий», речь идёт о масштабной зачистке пространства: если 50 процентов домов на территории признаны местной властью аварийными, вся она передаётся девелоперу для «комплексного развития». Согласия собственников не требуется, ограничений на высоту новых зданий и гарантий расселения в том же районе нет.

Новый министр строительства Ирек Файзуллинчлен команды Хуснуллина, который и пролоббировал его назначение сначала заместителем Якушева, а потом министром. Выступая в Госдуме, Файзуллин рассказал о новом этапе реформирования строительной сферы – подготовке законопроекта о едином государственном заказчике.

Министры строительства и ЖКХ: бывший – Владимир Якушев (слева), новый – Ирек Файзуллин (справа).Министры строительства и ЖКХ: бывший – Владимир Якушев (слева), новый – Ирек Файзуллин (справа).Фото: Dmitry Tkachuk/URA.RU/TASS, пресс-служба министра строительства/ТАСС

Понятно, что такие планы, если учесть количество ветхого жилья в стране, – это огромный объём работ и огромные деньги. Осваивать их будут строительные компании и новая команда амбициозных управленцев: в Минстрое уже ждут высадки очередного десанта из Татарстана.

На этом фоне падает влияние мэра Москвы Сергея Собянина, который сначала сам перевёз Хуснуллина в Москву, а потом не смог защитить от него своего протеже Якушева. Но гораздо важнее другое: на федеральном уровне формируется новая бюрократическая олигархия.

Мусорная реформа как череда малых дел спокойного министра

Самый большой список претензий накопился к бывшему министру природных ресурсов и экологии Дмитрию Кобылкину. Утверждается, что он не решил ни одной из поставленных президентом задач, не выполнил большую часть поручений премьера, не сумел наладить рабочие отношения с коллегами по Правительству и главами регионов. Картину дополняют череда экологических скандалов, унаследованные с советских времён многочисленные свалки и постоянно появляющиеся новые проблемы.

Если верить слухам, Кобылкина планировали отправить в отставку ещё в январе этого года, но благодаря заступничеству его покровителей из «Новатэка» Мишустин дал ему время для исправления ситуации. Но это не помогло.

Новый министр Александр Козлов, ранее занимавший пост министра по развитию Дальнего Востока и Арктики, не имеет профильного образования и опыта подобной работы. Но у него есть два важных достоинства: он не связан ни с одной из олигархических группировок и умеет выстраивать отношения с коллегами и региональным начальством.

Судя по всему, Мишустин не ждёт, что Козлов решит все проблемы, касающиеся Минприроды. Главная задача нового министра – мусорная реформа. Дело это муторное, требующее контактов на разных уровнях и смягчения конфликтов вокруг экологической тематики в треугольнике власть – бизнес – общество.

Министры природных ресурсов и экологии: бывший – Дмитрий Кобылкин (слева), новый – Александр Козлов (справа).Министры природных ресурсов и экологии: бывший – Дмитрий Кобылкин (слева), новый – Александр Козлов (справа).Фото: Донат Сорокин/ТАСС, Валерий Шарифулин/ТАСС

Новый министр приступил к работе сразу после назначения, начав с малого: подписал приказ о выявлении причин, по которым до сих пор не выделены деньги на закупку контейнеров для раздельного сбора мусора.

Технократ на просторах Дальнего Востока и Арктики

Хотя прежний министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов оставил преемнику множество проблем, никаких претензий ему не предъявляют. Скорее всего, это связано с объективной сложностью задач и пониманием, что для их решения нужен управленец другого типа.

Во всяком случае вопрос о ротации возник не потому, что Козлов так уж плох, а из-за его перехода на пост министра природных ресурсов. В качестве смены был предложен Алексей Чекунков, который давно работает в разных дальневосточных проектах, а шесть лет назад возглавил Фонд развития Дальнего Востока и даже сумел наладить его работу.

Чекунков – профессиональный финансист, специалист по инвестициям. Его считают технократом-управленцем с очень хорошими конкретными результатами в деле создания нового технологического уклада.

Учитывая сложности, возникающие с инвестированием в дальневосточные проекты, и сомнительную окупаемость вложений в Арктику, не исключено, что именно такой человек нужен для запуска развития этих сложных регионов.

Министры по развитию Дальнего Востока и Арктики: бывший – Александр Козлов (слева), новый – Алексей Чекунков (справа).Министры по развитию Дальнего Востока и Арктики: бывший – Александр Козлов (слева), новый – Алексей Чекунков (справа).Фото: Антон Новодережкин/ТАСС, Максим Стулов/Ведомости/ТАСС

В повестке нового министра много дел: от оптимизации работы фондов и институтов развития всего региона – до защиты интересов России в Арктике и на континентальном шельфе (они оказались под вопросом после того, как Москва согласилась на разрешение споров по Арктическому шельфу в международном арбитраже и направила в 2015 году в Комиссию ООН по границам континентального шельфа соответствующее обращение).

Опасения, что Чекунков как финансист-технократ сосредоточит внимание на абстрактных схемах и будет действовать в отрыве от текущих проблем региона и живущих там людей, были отчасти сняты его выступлением в Госдуме.

Например, указав на то, что действующие на Дальнем Востоке льготные преференциальные режимы дадут результат через 15 лет, он подчеркнул необходимость быстро просчитать и принять системные меры по поддержке достойного уровня жизни местного населения.

Мишустин строит свою команду и сильно рискует

Из сказанного понятно, что ни один из новых министров не является идеальным управленцем и неуязвимым для разного рода атак и давления функционером. Сделав первые относительно самостоятельные назначения, Мишустин перераспределил контроль за отраслями в свою пользу и рассердил этим крупный бизнес, имеющий в своём распоряжении много инструментов влияния на федеральных чиновников.

Важным здесь является то, что успехи и неудачи, а также деловая, личностная или опосредованная уязвимость новых министров автоматически транслируется на назначившего их премьера. В этой связи стоит обратить внимание на появление такого феномена, как шпионские скандалы с участием подчинённых некоторых кандидатов на министерские посты. Для Бориса Ковальчука это обернулось исключением из списка претендентов, для Виталия Савельева – возможным поводом для будущего давления или иных манипуляций.

Развитие этой темы может нанести удар по репутации всего кабинета министров, включая премьера, и активизировать усилия тех, кто добивается смены курса и ротации руководства Правительства.

С другой стороны, даже незначительные успехи новых назначенцев позволят Мишустину легализовать критерии, которые применялись в этой серии отставок (неисполнение поручений президента и премьера, срыв реализации нацпроектов), и использовать их для инициирования следующих ротаций.

Некоторые особо кровожадные комментаторы с нетерпением ждут, когда под раздачу попадут мастера системного саботажа из финансового блока или министр цифрового развития Максут Шадаев с его 70-процентным отставанием в реализации нацпроекта «Цифровая экономика».