Позиционные бои за радиоактивный могильник

Позиционные бои за радиоактивный могильник

Политика 06 июня Вера Зелендинова

Строительство участка Юго-Восточной хорды (ЮВХ), связывающего Курьяновский бульвар и Кантемировскую улицу, включает возведение моста через Москву-реку. В месте, где планируется бурить землю под сваи моста, с 30-х до 70-х годов прошлого века складировал радиоактивные отходы Московский завод полиметаллов (МЗП). Сегодня могильник покрыт естественным саркофагом из глины и дёрна. Местные жители и экологи боятся повышения уровня радиации из-за стройки, а власти заявляют об отсутствии в месте бурения радиоактивных отходов, но отказывают в проведении экспертизы.

В советское время о «секретном» могильнике на склонах холма знали почти все жители Москворечья. После исследований, проведённых в 2004–2007 годах, это знание стало научным фактом. В 2017 году данные о размерах залежей радиоактивных отходов (60 тысяч тонн) были отражены в Государственном докладе о состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в городе Москве.

Весной 2019 года местные активисты неоднократно фиксировали в районе планируемого расположения одной из опор моста ЮВХ повышение радиационного фона, в разы превышающее норму. Эти данные подтвердили эксперты нескольких специализированных организаций. Затем в период обмеления Москвы-реки там, где по плану должна находиться ещё одна свая, также была обнаружена радиоактивная аномалия, что зафиксировали сотрудники МЧС и ФГУП «Радон», которых вызвали местные жители.

Цифры замеров из Государственного доклада о состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в городе Москве. 2017 год.Цифры замеров из Государственного доклада о состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в городе Москве. 2017 год.

В январе 2020 года о наличии радиоактивного загрязнения публично заявил мэр Москвы Сергей Собянин. Но, признавая существование радиоактивных отходов на склоне, идущем в сторону Москвы-реки, правительство Москвы упорно отрицает их наличие в месте бурения, где, как утверждается, имеет место всего лишь радиационное загрязнение грунта.

Заняться снятием и вывозом загрязнённого грунта поручили тому же «Радону». С началом работ по окрестностям полетела радиоактивная пыль. В пробе, взятой с поверхности асфальта на расстоянии 800 метров (микрорайон Сабурово начинается на расстоянии 150 метров), было обнаружено несколько вредных химических примесей и радий-226 с удельной активностью 1558Бк/кг.

Этой дозой невозможно облучиться, но при вдыхании такой смеси в разы повышается риск онкологических заболеваний.

Когда начнут бурить скважины глубиной 15 метров и поднимать грунт на поверхность, такой пыли станет в сотни раз больше.

У нас все ходы записаны

В интернете можно найти множество видеозаписей с показателями датчиков, фиксирующих превышение радиологического фона, и заключения экспертиз, проведённых МЧС, ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве», ФГУП «Радон», санкт-петербургской компанией «ТехноТерра», работавшей по заказу Гринписа, и Госгидрометом. Все они подтверждают наличие в месте бурения участков с аномально высоким радиологическим загрязнением. Также в актах и протоколах указано, что эти сведения были оперативно переданы правительству Москвы, Роспотребнадзору и другим профильным организациям.

Только ООО «ЭкоПоле», исследование которому заказало ООО «Горкапстрой», не обнаружило в этом месте никаких признаков радиации. Именно это заключение и достаточно невнятное письмо управления Роспотребнадзора по городу Москве, направленное вице-мэру Анастасии Раковой, стали для ГАУ «Московская государственная экспертиза» основанием для вынесения 2 декабря 2019 года положительного заключения по проекту мостового перехода в районе Москворечье – Сабурово.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

В середине декабря 2019 года местные активисты и корреспондент издания «Открытые медиа» обнаружили на месте стройки технику с логотипом Мостотреста. Через несколько дней появились строители, но документов о разрешении на работу у них не было. На тот момент их просто не существовало: информация о тендере появилась на сайте «Госзакупки» только 15 февраля 2020 года, а данные о заключении контракта – 6 апреля.

То есть за четыре месяца до подписания контракта компания «Мостотрест» была готова приступить к работе, но приехавший в разгар конфликта депутат Мосгордумы Павел Тарасов вызвал полицию, и работа была остановлена, чтобы продолжиться на следующий день.

Активисты организовали рядом с местом работ пункт постоянного наблюдения, следили за уровнем радиации. 19 марта площадку на холме заняла полиция, 60 человек было задержано, подходы перегородили забором, а потом началась самоизоляция.

Как «танцуют» девушку?

Уже больше года группа активистов при поддержке нескольких депутатов Мосгордумы борется с монстром московской бюрократии, добиваясь проведения полноценной экспертизы при участии общественников. Они пишут письма во все инстанции – от Роспотребнадзора до президента – и отовсюду получают типовые отписки со ссылками на документы, содержание которых они оспаривают в своих обращениях.

Мешки с радиоактивным грунтом. 19 мая 2020 года.Мешки с радиоактивным грунтом. 19 мая 2020 года.Фото: livejournal.com/interrno

Единственное, чего им удалось добиться, – это признание наличия радиации на месте планируемых работ, но даже это признание носит издевательский характер: это не радиационные отходы, а загрязнённый ими грунт. Ответа на вопрос, каким образом загрязнился грунт, ни мэрия, ни работающий на этом участке «Радон» не дают.

Самое странное в этой истории – это упорство, с которым рабочей группе Мосгордумы и местным активистам отказывают в проведении полноценной экспертизы.

Ведь даже если допустить, что на спорном месте нет радиоактивных захоронений, а фонит действительно грунт, не лучше ли провести глубокий анализ, который позволит раз и навсегда закрыть вопрос, столь важный для жизни и здоровья людей? Или нам ничего не жалко только для борьбы с коронавирусом, а онкология идёт по другой графе бюджетных расходов?

Также непонятно, почему радиоактивная свалка рядом с МЗП не значится в реестре радиоактивных отходов и почему ни один из контролирующих органов не хочет замечать отсутствия инженерно-геологических изысканий при подготовке проекта и содержательных искажений информации в ходе проведения экспертизы. И почему ответом на попытки местных активистов и поддерживающих их депутатов наладить совместную работу с «Радоном» и другими организациями являются высокомерное пренебрежение, необоснованные обвинения или прямой подлог?

Отказано! Регламента нет.Отказано! Регламента нет.

На предложение рабочей группы Мосгордумы организовать допуск своих представителей на место работ по вывозу загрязнённого грунта «Радон» ответил отказом, объяснив своё решение отсутствием соответствующего регламента, но пообещал непременно сообщить, когда регламент будет разработан. Если учесть, что всё это происходило за три дня до окончания работ, обещание разработать и сообщить очень похоже на глумление.

Или ещё история. «Радон» установил на месте бурения датчик и вывел его показания на экран, расположенный около платформы Москворечье, чтобы любой мог убедиться, что ничего страшного не происходит. В какой-то момент показания на экране стали превышать норму в 10, 60 и 100 раз. Приехали представители МЧС, Роспотребнадзора, «Радона». Измерили на месте: фон превышен, но не настолько. Понятно, что где-то произошёл сбой. «Радон» разбирался с этой поломкой неделю и одновременно написал заявление в полицию, обвинив активистов в преднамеренной порче счётчика. Возбудили уголовное дело, проводили обыски.

Лёгким движением руки цифры превращаются… в уменьшенные в 10 раз «подходящие».Лёгким движением руки цифры превращаются… в уменьшенные в 10 раз «подходящие».

И вишенка на торте – подмена страницы акта о радиационном обследовании фрагментов могильника. 30 апреля 2019 года «Радон» и МЧС проверяли данные замеров активистов. По результатам составили акт, на первой странице которого среди прочего был указан результат замера на самом большом очаге загрязнения – 61,4 мкЗв/ч, норма превышена в 200 раз. На второй странице – продолжение акта и подписи. Через год «Радон» разослал экспертам рабочей группы при Мосгордуме пакет документов, в том числе и акт от 30 апреля 2019 года, а в нём на первой странице вместо 61,4 мкЗв/ч указано 6,14 мкЗв/ч, то есть в 10 раз меньше, чем было на самом деле; вторая страница осталась прежней.

Свидетели путаются в показаниях

Признавая наличие радиации на месте строительства моста, мэр Москвы заявил: «Мы столкнулись с уникальной, из ряда вон выходящей проблемой – радиоактивными отходами…» Это «столкнулись» означает «не ожидали». Но разве он ничего не знал про захоронение отходов рядом с МЗП, ведь к этому моменту уже было сделано несколько экспертиз и получено немало писем и обращений? Снова сигналы не проходят? Но в 2006–2007 годах Собянин был председателем совета директоров компании «ТВЭЛ», «дочкой» которой являлся МЗП, и даже его рабочий кабинет, по некоторым данным, находился в офисном здании, расположенном на территории МЗП.

Как при таком раскладе можно «столкнуться», то есть не знать?

Не менее странно выглядят инсинуации заместителя мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марата Хуснуллина (это было до его перехода в Правительство РФ. – τ.), обвинившего активистов в «политических спекуляциях», которых не было и нет: никаких попыток привлечь к решению проблемы кого-то из политиков или оппозиционеров не предпринималось, никаких политических заявлений никто не делал. Все твердят только одно: «Давай проведём независимую экспертизу под наблюдением представителей общественности».

Источник: YouTube

А в ответ слышат высокомерное: «В полосе строительства хорды радиоактивных отходов нет. Строительство в зоне радиоактивного влияния – уголовно наказуемая ответственность. Вы что, считаете, что у нас госзаказчики в тюрьму пойдут, что ли? Не пойдут. За хорду никто сидеть не будет». Начальству, конечно, виднее, но, если во время проведения буровых работ что-то пойдёт не так, отвечать за это кому-то придётся, и после всего, что произошло за последний год, перевести стрелки на рядового исполнителя, как это принято делать при авариях и других эксцессах, будет очень и очень трудно.

И последнее. Некоторые комментаторы считают, что все эти игры с уклонением от проведения полноценной экспертизы и подозрительной спешкой связаны с тем, что исполнителем проекта является компания «Мостотрест», принадлежащая Аркадию Ротенбергу. С этим можно согласиться, но только в том смысле, что кто-то, возможно, полагает, что под прикрытием строителя Крымского моста можно творить что угодно.

Однако самому Ротенбергу, для которого ЮВХ – один из многих проектов, реализуемых его компанией, совершенно не нужен «радиоактивный скандал». Особенно, если учесть, что резонанс такого скандала может намного превзойти последствия катастрофы в компании Владимира Потанина, просто потому, что Москва – не Норильск, а радиация – не мазут.