Попытка антицветной революции

Попытка антицветной революции

Политика 03 марта Вера Зелендинова

Митинги сторонников и противников премьер-министра Армении Никола Пашиняна подвели черту под первой неделей противостояния и обозначили переход к его следующему этапу. Теперь на кону вопрос о досрочных выборах в парламент, проведением которых собирается заняться правительство Пашиняна. Это категорически не устраивает оппозицию, которая считает, что первым шагом должна стать отставка премьера и уже потом – выборы. Неприемлемым является и требование власти сначала отправить в отставку главу генштаба, а затем начинать разговор о выборах. Такая постановка вопроса замыкает круг и возвращает сюжет к моменту начала очередной волны акций с требованием «Предателя Пашиняна – в отставку!»

Пашинян упорно гнёт свою линию

Присутствие в регионе российских миротворцев практически не мешает работе Пашиняна в проекте, под который его протолкнули на пост премьера в ходе цветной революции 2018 года: оторвать Армению от России, возложив на неё ответственность за потерю Карабаха и все остальные беды армянского народа. Отсюда его странное высказывание про невзорвавшиеся «Искандеры»: он привычно перевёл стрелки на «плохую» Россию, которая виновата в поражении Армении, потому что продала ей «плохое» оружие.

Резкая реакция военных (замначальника генштаба Тиран Хачатрян рассмеялся и сказал, что такое невозможно) дала повод для решения другой задачи – зачистки армии от выпускников российских академий и тех, кто работал в связке с российскими военными. Пашинян давно поставил своих не отличающихся профессионализмом людей в руководство МВД и службы национальной безопасности (СНБ), а армия до сих пор оставалась вне зоны контроля. Теперь появилась возможность решить и эту проблему.

Ещё у Пашиняна есть мощное оргоружие в виде западных кураторов, поставляющих ему методички и советников (очередной аналитик, работающий в связке с ЦРУ, был замечен на минувшей неделе), и административный ресурс: правительство, мэры, главы районов и законодательный орган, в котором доминирует его партия «Мой шаг», дважды срывавшая заседания парламента, чтобы блокировать отмену режима военного положения, без чего невозможно поставить вопрос об отставке премьера.

Нынешние события происходят спустя почти ровно три года после цветной революции в Армении 2018 года, которая привела на премьерский пост Пашиняна.Нынешние события происходят спустя почти ровно три года после цветной революции в Армении 2018 года, которая привела на премьерский пост Пашиняна.Фото: Thanassis Stavrakis/AP/TASS

Гораздо хуже обстоят дела с поддержкой населения: по данным опросов, популярность партии «Наш шаг» снизилась с 70 до 30 процентов. Остальные партии пока набирают от 0,1 до 4,4 процента, так что премьер вполне может победить. А может и не победить, потому что с середины прошлой недели в соцсетях стали появляться свидетельства очевидцев, из которых будущие избиратели могут узнать много нового о «художествах» Пашиняна: «...За три дня до падения Шуши он категорически запретил использовать “Искандеры”, сказав, что мировая общественность нас проклянёт, если мы единовременно убьём несколько тысяч азербайджанских солдат», в 2007 году говорил, что нужно сдать Карабах ради «дорог в Азербайджан, Турцию, Нахичевань и Иран», и тогда «мы достигнем главного – будем жить хорошо».

Сегодня, когда уже началась подготовка к строительству этих транспортных коридоров, руководитель аппарата премьер-министра Арсен Торосян пошёл ещё дальше, предложив «заменить отношения с Россией на отношения с Турцией, потому что Россия сегодня – на спаде, а Турция – на подъёме». Такой поворот может очень не понравиться даже тем, кто всё ещё поддерживает Пашиняна. Люди не против дорог и торговли. Они против доминирования Турции.

У оппозиции нет ничего, кроме любви к Армении и ненависти к Пашиняну

Объединившись ради борьбы за немедленную отставку Пашиняна (против него единым фронтом выступили 17 мелких партий), оппозиция остаётся расколотой по практически всем остальным вопросам – от отношения к основоположнику армянской националистической идеологии Гарегину Нжде, воевавшему во время Второй мировой войны в рядах гитлеровской армии против СССР, до представлений о том, как развивать экономику и выстраивать сотрудничество с Россией, ЕАЭС и ОДКБ.

Ещё хуже, что многие партии вообще не задаются такими вопросами и идут на поводу у населения, значительная часть которого находится в плену националистических и реваншистских представлений: более половины опрошенных считают, что нужно возобновить военные действия и отвоевать Шуши и Гадрут. Ещё 27,7 процента готовы смириться с границами, установленными по итогам последней войны, а 3,1 процента – отдать Азербайджану всю территорию Карабаха, чтобы закрыть тему.

Из-за многочисленных разногласий и личных амбиции у объединённой оппозиции нет ни программы действий, ни единого лидера, зато уже начали появляться перебежчики. Единственное, что объединяет участников протестных маршей, – любовь к своей стране, поддержка армии и ненависть к Пашиняну.

Военные противостоят тотальной зачистке армии

После цветной революции 2018 года армянская армия получила серию ударов и унижений в виде судебных процессов, связанных с подавлением беспорядков после выборов 2008 года. Среди их фигурантов были командиры и герои войны за Нагорной Карабах, победой в которой привыкли гордиться армянские военные. Картину дополнило снижение финансирования, а заключительным аккордом стало поражение в войне 2020 года.

Армения – маленькая страна с населением меньше 3 миллионов. Там все друг друга знают, и о плане Пашиняна сменить высшее армейское руководство догадывались очень многие. Отсюда – резкая реакция на увольнение замначальника генштаба: накопившееся раздражение и недовольство Пашиняном вступило в резонанс с осознанием, что их военные карьеры и судьба армии находятся в руках «такого ничтожества».

После цветной революции 2018 года армия Армении, выигравшая войну за Нагорный Карабах, получила серию болезненных унижений в виде судебных процессов, связанных с подавлением беспорядков после выборов 2008 года.После цветной революции 2018 года армия Армении, выигравшая войну за Нагорный Карабах, получила серию болезненных унижений в виде судебных процессов, связанных с подавлением беспорядков после выборов 2008 года.Фото: Рубен Мангасарян/РИА Новости

Пока военные не реагируют на призывы «пойти и арестовать Пашиняна». А вот удастся ли им сохранять политический нейтралитет, когда их начнут арестовывать по обвинению в попытке государственного переворота, это большой вопрос.

«Бывшим» и всему «карабахскому клану» мешает их неоднозначная репутация

«Карабахским кланом» называют в Армении часть её элиты, принадлежащую к выходцам из Нагорного Карабаха или воевавшую там в 90-е годы. Самыми известными представителями этого клана являются бывшие президенты Армении Роберт Кочарян (1998–2008) и Серж Саргсян (2008–2018). В начале 90-х Кочарян был министром обороны, а Саргсян – председателем комитета обороны Нагорного Карабаха.

В годы правления этих президентов страна залечила раны войны, развивалась строительная отрасль, росла экономика (при Кочаряне – на 12 процентов в год), расширялось военно-техническое сотрудничество с Россией, которая поставляла в Армению современные вооружения (пресловутые «Искандеры» были закуплены при Саргсяне), велись переговоры с Азербайджаном по выработке подходов к решению проблемы Карабаха.

В 2015 году Саргсян инициировал проведение референдума, по итогам которого Армения стала парламентской республикой: верховная власть принадлежит премьеру, а президент является гарантом конституции. В апреле 2018 года Саргсян возглавил правительство, но уже через неделю был вынужден подать в отставку на фоне возглавляемой Пашиняном цветной революции.

Вскоре за подавление аналогичных выступлений в 2008 году было заведено уголовное дело против Кочаряна, и в дальнейшем он три раза оказывался в тюрьме (интересно, что за организацию этих беспорядков Пашинян в 2010 году был осуждён на семь лет, но в 2011-м вышел по амнистии в честь 20-летия независимости Армении).

Роберт Кочарян в качестве ответа на развитие и рост экономики страны получил уголовное дело и тюремный срок.Роберт Кочарян в качестве ответа на развитие и рост экономики страны получил уголовное дело и тюремный срок.Фото: AYP/Коммерсантъ

Оба президента являются настоящими политиками и патриотами своей страны. Они пользуются уважением у определённых групп общества: каждое заседание суда по делу Кочаряна сопровождается массовыми акциями в его поддержку. Но за 16 лет их правления в Армении возникла усталость от «карабахского клана» из-за коррупции, бандитизма, процветания близких к власти олигархов, кумовства и других форм злоупотребления. И именно при них страну заполонили тысячи иностранных НКО, сотрудники которых приняли активное участие в сносе власти Саргсяна.

Президент Саркисян под угрозой импичмента

Бездумно подмахнув постановление Пашиняна об отставке замначальника генштаба Хачатряна, президент Армен Саркисян неожиданно упёрся, когда под тот же «каток» попал глава генштаба Оник Гаспарян. Он думал три дня, не обращая внимания на давление со стороны премьера, затем вернул ему документ без подписи. При повторной попытке получить его подпись Саркисян неожиданно усомнился в законности происходящего и направил в конституционный суд запрос о правомерности правил, которыми он должен руководствоваться.

Оппозиция расценила этот кульбит как попытку добиться автоматического вступления в силу постановления об увольнении начальника генштаба Гаспаряна. Некоторые назвали действия президента «иезуитством» и «подлым предательством», но, учитывая его биографию, можно предположить, что подоплёкой этих манёвров является игра на укрепление своих позиции в ситуации нарастающей турбулентности.

Саркисян в течение нескольких лет был послом Армении в Великобритании, а после выхода в отставку поселился в Лондоне, получил гражданство, от которого потом отказался, участвовал в местных бизнес-проектах, был замечен в связях с королевской семьёй.

Такой бэкграунд позволяет говорить о том, что избранный президентом за полтора месяца до цветной революции 2018 года Саркисян изначально предназначался для партнёрских отношений с поддерживаемым американцами Пашиняном, который в это время уже готовился к перехвату власти.

Нынешний президент Саркисян в течение нескольких лет был послом Армении в Великобритании, а после выхода в отставку поселился в Лондоне и получил гражданство.Нынешний президент Саркисян в течение нескольких лет был послом Армении в Великобритании, а после выхода в отставку поселился в Лондоне и получил гражданство.Фото: пресс-служба МИД РФ/ТАСС

Сегодня, когда Саркисян начал удивлять наблюдателей своими манёврами, а рядом с ним возникла группа поддержки, требующая возвращения к президентской республике и призывающая сплотиться вокруг фигуры действующего президента, который «является гарантом конституции» и «настоящим защитником национальных интересов», создаётся впечатление, что в Ереване развивается принципиально новый сюжет.

Речь идёт об утечках информации о передаче контроля над постсоветским пространством из Вашингтона в Лондон, который вполне мог захотеть заменить провалившего работу Пашиняна на своего старого знакомого Саркисяна. В этом контексте заявление депутата от партии «Мой шаг» Ваагна Овакимяна о необходимости рассмотреть вопрос об импичменте президента из-за «угрозы безопасности и стабильности в стране», связанной с отклонением им постановления премьера, выглядит как откровенное давление со стороны Пашиняна.

Особенности действующих лиц влияют на правила игры

Сегодня в Армении происходит попытка контрпереворота, нацеленная на выдавливание из власти американского ставленника Пашиняна. Все действующие лица этого сюжета, кроме занимающего двусмысленную позицию президента Саркисяна, играют против премьера. Причиной такого единодушия является не только бездарно проигранная война и начавшиеся гонения на военных. Главный консолидирующий фактор – магическое слово «Турция», память о геноциде.

Протурецкая ориентация Пашиняна и его установка на разворот Армении от России в сторону Турции позиционируют его как объективного врага России.

И то, что он является гарантом соблюдения соглашений по Нагорному Карабаху, заключённых в ноябре 2020 года, ничего не меняет. Ситуация, когда страна является союзником России, а её глава работает как минимум на два государства, играющих против России, должна быть взломана и очищена от подобной двусмысленности.

Из сказанного не следует, что противники Пашиняна внутри Армении являются друзьями Москвы. Среди них есть пещерные националисты, есть люди, запятнавшие себя жестокостью и преступлениями, есть погрязшие в нечистоплотных гешефтах, есть карьеристы, но у большинства из них прямо по классической формуле Сэмюэла Джонсона есть «последнее прибежище» в виде преданности своей стране, которое может стать базой для диалога. Не всегда. Не со всеми. Но может.

А с такими, как Пашинян – скользкими, лживыми, имморальными, вечно истерящими, интригующими и выгадывающими, вести диалог бессмысленно. Всё равно обманут. Это было понятно давно. Контакты с ними можно использовать в своих интересах, работая над тем, чтобы свести их к минимуму, а потом и совсем прекратить. Не применяя насилия и, разумеется, не нарушая принципа невмешательства во внутренние дела суверенных государств.