(Не) наша война?

(Не) наша война?

Политика 09 октября Олег Бондаренко

Заканчивается вторая неделя полномасштабной войны в Нагорном Карабахе. Начавшаяся было в первые дни боевых действий активная информационная кампания – в российских социальных сетях в поддержку Армении и в некоторых российских СМИ в пользу Азербайджана – сошла на нет, но оставила без ответа важнейший вопрос о позиции России в возобновившемся конфликте.

Последнее время всё чаще доводится слышать обвинения в адрес Москвы в отсутствии открытой поддержки Еревана. Некоторые призывают чуть ли не отправлять русских добровольцев на армяно-азербайджанский фронт. При этом забывают проводить параллели с поддержкой Арменией воссоединения с Крымом, самоопределения Донбасса и прочими не случившимися, но вполне логично ожидаемыми союзническими шагами. Особенно смешны в этой связи разговоры про «особый случай» Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха) – будто не было перед этим Приднестровья и Косово, Северного Кипра и Абхазии с Южной Осетией. Регионов с преобладанием другой, нетитульной нации в ставших вдруг мононациональными республиками. Нет, друзья, Арцах ничем от них принципиально не отличается, и урегулирован он должен быть желательно мирно.

В то же время тихие призывы российских официальных лиц о необходимости урегулирования исключительно дипломатическим путём и возвращения за стол переговоров вместе с унылой констатацией невозможности решить конфликт на поле боя чем дальше, тем больше кажутся оторванными от реальности. Этакая позиция кота Леопольда в условиях нарастающих военных действий. Особенно слабо эта позиция Москвы выглядит на фоне демонстративно открытой и агрессивной позиции Анкары, не стесняющейся на официальном уровне говорить о всяческой поддержке Баку и вообще – о двух государствах одного народа.

Бравада Эрдогана продиктована тем, что он прекрасно понимает: Путин вряд ли будет рвать с ним отношения из-за Карабаха.Бравада Эрдогана продиктована тем, что он прекрасно понимает: Путин вряд ли будет рвать с ним отношения из-за Карабаха.Фото: Lefteris Pitarakis/AP/TASS

Один из последних бизнес-союзников РФ Реджеп Тайип Эрдоган, пользуясь своим монопольным и уже чуть ли не исключительным положением в отношениях с Москвой, прекрасно понимает: Владимир Путин вряд ли будет рвать с ним отношения из-за Карабаха. И даже если территорию Нагорно-Карабахской Республики азербайджанские войска полностью зачистят от 150 тысяч проживающих в ней армян, Москва не выйдет из совместных проектов с Турцией. А всё идёт именно к этому. Армяне ожесточённо дерутся за свои дома и землю, но превосходящий по вооружениям и пользующийся благодаря Турции превосходством в воздухе Азербайджан постепенно, деревня за деревней, район за районом, возвращает контроль над формально своей территорией. И нет оснований полагать, что до конца этого года не вернёт себе весь Нагорный Карабах.

Как должна реагировать в этой связи Россия? С одной стороны, Армения – исторический союзник русских, христианский форпост на Южном Кавказе. Однако последнее время Ереван, несмотря на членство во всевозможных российских интеграционных союзах – от Евразийского до ОДКБ, – стремительно отдалялся от Москвы. Народ устал от насквозь коррумпированной элиты многолетнего правления Сержа Саргсяна и сменил власть в результате протестов в 2018 году. Новый премьер-министр Никол Пашинян позвал в свою команду выпускников соросовских грантовых программ и стал активно развивать отношения с Западом.

Пашинян, придя к власти, стал активно развивать отношения с Западом.Пашинян, придя к власти, стал активно развивать отношения с Западом.Фото: Michael Sohn/AP/TASS

С другой стороны, Азербайджан – важнейший партнёр и основа энергетической стабильности Закавказья, что связано прежде всего с огромными запасами нефти. В рамках исторической ретроспективы можно вспомнить, куда собирался идти Гитлер после Сталинграда – к нефтяным вышкам Баку. Потеря Азербайджана для России будет иметь не только внешние, но и внутренние последствия.

Не стоит забывать, что у нас в стране проживает приблизительно соразмерное количество армян и азербайджанцев – более 2 миллионов и тех, и других. Поэтому, как только Москва выступит на одной из сторон, другие 2 миллиона будут в негодовании. И даже если только каждый десятый из них перейдёт к активным выступлениям, этого числа будет с избытком достаточно для дестабилизации внутренней обстановки.

Но важно понимать и другое: неучастие в деятельном урегулировании конфликта повлечёт за собой полное выкидывание России из Закавказья. Мы просто уступим своё место другим – Турции, Ирану и Китаю, которые и так уже там активно действуют.

Думаю, на это и был сделан основной акцент в неожиданном возобновлении ничем не оправданной спешной войны.

Как быть в этом случае? Активно предлагать и навязывать переговорные площадки, инициировать диалог армян с азербайджанцами внутри России, подключать к нему армянский католикос и духовное управление мусульман, принуждать диаспоры двух народов давить на свою власть с требованием прекратить войну. И армянский, и азербайджанский бизнес, работающий в России, имеет большие возможности у себя на малой родине. Их позиция, донесённая чётко и ясно, не может быть проигнорирована. Ну и, конечно, прежде всего активнее работать с Баку как с инициатором решения карабахского вопроса, не отдавая Азербайджан полностью в руки Турции.

Могла бы быть, конечно, и другая альтернатива – объявить Армению для России своим Израилем, что с учётом естественной замены в российской элите евреев на армян могло бы быть даже логично, но для этого надо иметь известную степень безрассудства. А в наше время в России, где национальные интересы диктуются экономической целесообразностью, это выглядит космически неправдоподобным. Так что только активное миротворчество – с участием Российской армии, если это будет востребовано противоборствующими сторонами, – может положить конец братоубийственной войне.

Но, как ни крути, Россия несёт ответственность за мирных жителей Нагорного Карабаха.Но, как ни крути, Россия несёт ответственность за мирных жителей Нагорного Карабаха.Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

В случае же падения Арцаха и возвращения Карабаха Азербайджаном это будет означать в том числе серьёзный удар по позициям России в Закавказье. Нас будут обвинять в том, что армянам не помогли, а Азербайджан добровольно уступили Турции.

Цугцванг, выход из которого не может быть типичным, – а кто в российской внешней политике кроме президента умеет играть ва-банк? Времени на раздумья совсем немного, всё завершится в ближайшие недели.

Автор – директор Фонда прогрессивной политики.