Учёный без права переписки

Учёный без права переписки

Истории 03 декабря Ростислав Антонов

История, произошедшая в Дании с молодым русским учёным Алексеем Никифоровым из Сергиева Посада, – наглядный пример того, как золочёная карета легко и непринуждённо может превратиться в тыкву. Задержание без суда, полгода в изоляторе без предъявления обвинений заставляют по-новому взглянуть на европейское законодательство о защите прав человека.

Молодой талантливый химик после окончания Московского государственного университета тонких химических технологий по специальности «химия редких и рассеянных элементов» не нашёл возможности заниматься наукой и был вынужден устроиться менеджером. Но Никифоров мечтал реализоваться в своей профессии и разослал резюме по зарубежным институтам. Решил: откуда придёт первое приглашение, туда и поедет. Пришло из Дании, а через неделю – из Англии, но выбор был уже сделан.

Позже в интервью сайту «Моя планета» учёный говорил о своей работе с коллегами из Датского технического университета над преобразованием выбросов углекислого газа в новые виды топлива и проекте по топливным элементам, который крайне важен для тех мест, где наблюдаются перебои с электричеством.

Сам Алексей не раз подчёркивал, что приехал в Данию заниматься наукой и работать только потому, что дома, в России, не было необходимой научно-технической базы.

На протяжении пяти лет он преподавал в университете в Копенгагене, занимался написанием научных статей, защитил докторскую и получил патент на изобретение. Дания высоко оценила талант русского учёного. Через три года жизни на новой родине он купил квартиру, а ещё через несколько лет решением местного парламента ему разрешили получить датское гражданство. Чем не история успеха?

Алексей не рвал связи ни с Россией, ни с русской культурой, рассказывает знакомый Никифорова Юрий Тюрин. Например, он играл в балалаечном оркестре имени Павловского, который был создан в Дании после революции русскими эмигрантами первой волны.

Алексей Никифоров исполняет пеню группы «Чайф» «С войны». Scientist Aleksey Nikiforov/YouTube

– Русских в Дании немного, возможно, несколько тысяч. Как правило, это женщины, вышедшие замуж за датчан, но есть и серьёзные учёные, и русские мастера из Прибалтики, и даже беженцы. Как организованная сила русская община в Дании впервые проявила себя после украинского Майдана, когда после сожжения людей в Одессе в Дании, как и в других странах Европы, активно стали работать спецслужбы Украины. Силами сотен пропагандистов они развернули в стране мощную кампанию против России и русских. Русские при поддержке отдельных датчан ответили политическими демонстрациями и другими действиями в сфере публичной политики, рассчитывая на поддержку со стороны посольства и культурного центра РФ. Которой, впрочем, не дождались. Не получили от слова «вообще», – удивляется Тюрин.

Никифоров в то время был полностью погружён в свои научные работы и в протестах не участвовал. Он вёл группу «Русские в Дании» в соцсети «ВКонтакте», в правилах которой подчёркивалась необходимость уважительного отношения к новой родине и политическая неангажированность: «В группе запрещены дискуссии на политические темы. Любые сообщения о политической ситуации в Дании, политических акциях проживающих там представителей других стран, о действиях Дании по поводу событий в других странах и т. п. могут носить только информационный характер. Любые оценочные суждения будут расцениваться как провокация и удаляться».

В Россию он ездил примерно раз в год, и, как оказалось, не только за гречкой: Никифоров пытался заинтересовать российское научное сообщество своей разработкой. По словам родственников, в Дании он получил патент на свою разработку, а вода два-три назад хотел вернуться в Москву – летом стал ходить по НИИ и искать работу. Но максимум, что ему предложили, – 25 тысяч рублей и отказаться от авторских прав.

Разумеется, учёного подобное «щедрое» предложение не устроило, и он вернулся в Данию, продолжив свою научную работу там.

Что именно произошло потом, никто внятно объяснить не может. Известно только то, что полгода назад Алексея Никифорова задержали по подозрению в шпионаже в пользу России и бросили в следственный изолятор датские силовики. Однако вся эта информация поступала от активистов и из постов в правых пабликах. Ни пресс-релизов МИД, ни сообщений датской или российской прессы.

Друзья теряются в догадках. МИД, куда правозащитники из числа соотечественников обращались за разъяснениями, молчит.

«Тут ведь какая штука: от иностранцев, работающих в Дании, часто на работе требуют дать “подписку о неразглашении”. И если, скажем, русский учёный в Дании начал обмениваться с российским коллегой результатами своих экспериментов, чтобы ускорить получение результата, да и просто по принципу “одна голова хорошо, а две лучше”, то его уже можно привлечь к ответственности. Люди, увлечённые наукой, зачастую не понимают серьёзности и широты применения подписанного ими документа».

Юрий Тюрин | знакомый Алексея Никифорова Юрий Тюрин
знакомый Алексея Никифорова

Тюрин не исключает, что дело Алексея действительно политическое:

– Возможно, это такой «подарок» будущей администрации Байдена в США от датчан: мол, видите, боремся вовсю с путинской Россией, всё для вас! Такую версию тоже нельзя сбрасывать со счетов. Или дело стало инструментом каких-то коммерческих переговоров между Данией и РФ, где найден ещё один «аргумент», чтобы заставить Россию пойти на очередные уступки, – говорит он.

Версии странные, но не больше, чем само задержание Алексея. Знакомым Никифорова, разместившим информацию о случившемся в соцсетях, звонят неизвестные люди, представляясь сотрудниками посольства, и требуют удалить записи, ссылаясь на то, что эта информация может ему навредить.

Согласно официальному ответу МИД, Никифорову предоставлен адвокат, но кроме посещения его консульскими службами никакой действенной помощи учёный не получил. Россотрудничество, куда также был направлен запрос, ответа не предоставило.

А между тем Алексей остро нуждается в помощи государства, так как он намерен добиваться полной своей реабилитации.

По мнению правозащитника, члена Общественной палаты (ОП) Российской Федерации Марии Бутиной, которая сама не так давно прошла через длительное заключение в американской тюрьме, проблема неправового задержания граждан России третьими странами стоит очень остро:

– В активной фазе пилотной работы находятся порядка 20 дел по всему миру. Этого, безусловно, недостаточно, в связи с чем в ОП и УПЧ обсуждается потенциал существенного масштабирования нашего участия в защите сограждан в других странах. Потенциал обусловлен прежде всего потребностью, вызванной статистикой МИД о шести тысячах российских заключённых за рубежом.

По её словам, причины, по которым российские граждане попадают в тюрьмы, тоже разные:

– В Юго-Восточной Азии россияне часто становятся заложниками мошеннических схем с аюрведическими препаратами в пределах Средиземноморского побережья – это трудовая эксплуатация при перевозке мигрантов. В Европе и США – правонарушения в сфере IT и финансов.

Но есть, как считает правозащитник, и дела, без сомнения, политические, например, Виктора Бута и Константина Ярошенко. По мнению Бутиной, рано говорить о сходстве её дела и дела Никифорова.

«Алексей Никифоров – молодой учёный, работавший в Дании. Насколько мне известно, он уже полгода сидит там в СИЗО по подозрению в шпионаже в пользу России. Подобное обвинение предполагает строгие условия содержания, да и сам судебный процесс будет непростым».

Мария Бутина | правозащитник Мария Бутина
правозащитник

– Преждевременно говорить о сходстве его дела с моим. Всего несколько дней назад я получила обращение, на данный момент я разбираюсь в деле. Вне зависимости от того, виноват наш гражданин или нет, Россия своих не бросает. Алексею – стойкости, а нам предстоит детально разобраться, что произошло, – говорит Бутина.

Исход его дела имеет важное значение не только для русских в Дании, но и для всей русской общины за рубежом, что подчёркивают знакомые Никифорова.

– Горько сознавать, что молодой и перспективный учёный Алексей Никифоров оказался в положении «военнопленного» новой холодной войны. Но ещё печальнее видеть, что Алексей продолжает находиться в тюрьме, а «высокие договаривающиеся стороны» договариваться о его освобождении явно не торопятся, – делится Юрий Тюрин.