Татьяна Мрдуляш: «Мы надеемся вернуть посетителей в Третьяковку»

Татьяна Мрдуляш: «Мы надеемся вернуть посетителей в Третьяковку»

Истории 08 августа Алексей Коряков

В июле после длительного перерыва для посетителей открылись Третьяковская галерея в Лаврушинском переулке, Новая Третьяковка на Крымском Валу и малые музеи. Пандемия сильно ударила по музейному сообществу – залы стояли пустые, живое общение с экспонатами начали заменять онлайн-технологии. В отрасли тревожились: удастся ли вернуть посетителей в музеи? О том, насколько эти опасения обоснованны, о вызовах пандемии, цифровизации и новых возможностях музеев «Октагон» поговорил с заместителем генерального директора Третьяковской галереи по развитию Татьяной Мрдуляш.

– Татьяна Павловна, до пандемии на слуху были различные онлайн-проекты Третьяковки. Насколько музей оказался готов к более активному переходу в онлайн-формат в связи с пандемией?

– Для нас пандемия стала мощным толчком для развития онлайн-площадок. Мы всегда относились к онлайну не как к отражению или промо наших реальных пространств, а как к самостоятельному направлению работы. И я думаю, что это хорошо видно по тому, какие проекты мы делаем онлайн. Это и фильмы серии «Художник говорит», и онлайн экскурсии, и образовательные проекты к различным выставкам. Они готовятся как самостоятельные онлайн-продукты, интересные именно интернет-аудитории, то есть тем, кто не пришёл в музей общаться напрямую с шедеврами, но хочет узнать что-то интересное.

Уже после завершения карантина и открытия музея для публики 3 июля нам удалось завершить несколько крупных онлайн-проектов. Это фестиваль камерной музыки Vivarte, концерты которого мы провели в пустом зале Михаила Врубеля в историческом здании в Лаврушинском переулке. Фестиваль демонстрирует синтез изобразительного и музыкального искусства. В этом году артисты смогли исполнить произведения не просто на сцене зала Врубеля, а у каждой работы, которой то или иное музыкальное произведение было посвящено. Мне кажется, что получилось очень интересно, что подтверждает хорошая статистика просмотров и хорошие отзывы.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

– Очевидно, нашумевший проект, начатый вами ещё до пандемии, – «Третьяковка с...» – удачно вписался в новую действительность?

– Недавно в партнёрстве со Сбербанком, поддержавшим съёмки первого фильма, мы сняли вторую серию проекта. В этот раз это была «Третьяковка с Хабенским» с продолжением первой серии о Третьяковке в Лаврушинском переулке, которую мы начинали со Шнуром и закончили буквально перед самым началом пандемии.

Затем у нас был релиз двух новых документальных фильмов «Художник говорит» – это уже четвёртый и пятый фильмы этого проекта. Они посвящены Игорю Макаревичу и Виктору Пивоварову. Это самостоятельные произведения, сделанные нашей продюсерской командой при поддержке фонда Потанина, они опубликованы в том числе на портале Arzamas с дополнительными материалами.

Фестиваль камерной музыки. VIVARTE Online YouTube

Попробовали новый для себя онлайн-продукт – саундтреки. Мы выпустили отдельно саундтреки к этим фильмам, их можно найти в SoundCloud, и это интересно для ценителей музыки. Сняли сериал «История одного шедевра» – короткие 8–10-минутные фильмы об одном или нескольких произведениях одного автора из золотого фонда Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке.

У нас есть страничка «Третьяковка онлайн», и на неё мы вытащили некоторые старые проекты, которые любим. Сделали проект «Третьяковка для старшего поколения». И, конечно, это рассчитано на онлайн-аудиторию, видео помогут узнать больше о том, что вы увидите в музее, подготовят зрителя к встрече с шедеврами, хотя это совсем другой жанр.

– Как вы работаете после открытия с учётом всех требований санитарной безопасности? Насколько это усложнило задачу?

– Что касается посещаемости музея, то, конечно же, сейчас цифры ниже. Первая причина – это отсутствие туристов, вторая – боязнь людей посещать публичные места. Мы стараемся работать с этими опасениями, адекватно отвечать на них исходя из имеющихся у нас средств и соответствующих рекомендаций Роспотребнадзора, ВОЗ, Министерства культуры.

Внутри музея сделали целый проект по эпидемиологической безопасности наших пространств. Поставили в нужных местах рециркуляторы воздуха, нанесли специальную разметку и навигацию, которые помогают посетителям соблюдать социальную дистанцию, а потокам людей – не пересекаться. Обеспечили максимальной защитой наших сотрудников. В точках стационарного контакта (стойки информации, касса, контроль билетов) установлены защитные стёкла между сотрудником и посетителем.

Посетителей, конечно, мы просим приходить в масках и перчатках, измеряем на входе температуру. Человеку, у которого есть признаки заболевания, предлагаем посетить музей в другой раз – его билет сохраняется. Мы надеемся, что все эти меры помогут нам вернуть посещаемость на прежний уровень; важно, чтобы люди приходили и наслаждались шедеврами изобразительного искусства вживую.

Никакая макросъёмка и онлайн-осмотр произведений искусства не заменят радости живой встречи с подлинниками в стенах галереи.

В музее всё пространство для этого организовано: дизайн экспозиций, цвет стен, освещение – всё подобрано таким образом, чтобы произведение искусства раскрылось во всей полноте, красоте и значении.

Мы надеемся, что в скором времени люди привыкнут к новым условиям пребывания в галерее.

– Переход сотрудников и части функций в онлайн не приведёт ли к тому, что некоторые из них так там и останутся?

– Мы постепенно возвращаемся в офлайн, но большая часть работы по-прежнему делается удалённо. Пандемия показала, что зачастую некоторые задачи можно решать более эффективно именно в удалённом режиме работы, это быстрее и удобнее. Zoom-конференции, звонки, переписка – всё это упрощает работу. Мы внедрили за время пандемии электронный документооборот. И я надеюсь, что мы сможем сохранить эти наработки и после неё и правильно интегрировать их в нашу повседневную жизнь.

Запись онлайн-экскурсии Сергея Шнурова и Зельфиры Трегуловой в Третьяковской галерее.Запись онлайн-экскурсии Сергея Шнурова и Зельфиры Трегуловой в Третьяковской галерее.Фото: пресс-служба Оkko/ТАСС

Но, конечно, в музее есть большой объём работы, который не может быть выполнен удалённо (работа с коллекциями, работа реставраторов, научных сотрудников, которые занимаются произведениями).

– Заменит ли онлайн-контент или искусственный интеллект экскурсовода?

– Возможно, в какой-то степени. У нас это уже частично внедрено – например, такая услуга, как аудиогид; часть из них доступна бесплатно онлайн на платформе izi.TRAVEL. Кроме того, у нас есть подкасты – например, сделали подкаст к выставке современного искусства «Поколение XXI. Дар Владимира Смирнова и Константина Сорокина». В этих подкастах мы разговариваем с кураторами, художниками о разных актуальных проблемах современного искусства.

Поскольку Роспотребнадзор запретил раздавать печатную продукцию, мы перевели в онлайн все поэтажные планы, буклеты к выставкам и другое. Но совсем отменить живое общение с экскурсоводом, куратором, специалистом в музее нельзя. Это разные жанры. Поэтому эти два направления будут существовать параллельно. Ни один буклет, аудиогид, робот не сможет рассказать столько, сколько знает специалист, который изучал ту или иную тему. Сейчас, кстати, вы можете заказать любую экскурсию на сайте Третьяковской галереи, купить электронный билет и прийти в музей, минимизировав все контакты.

В период пандемии мы решили не делать наш онлайн-контент платным, ведь миссия музея – поддерживать людей, давать им отдушину в этом тревожном мире. Музей – он про разумное, доброе, вечное и прекрасное, он должен помогать уйти от волнений и проблем, сосредоточиться на искусстве, которое имеет и терапевтический эффект.

– Когда упала посещаемость музеев, некоторые задавали вопрос: а нужно ли пытаться вернуть людей в залы? Некоторые музеи действительно перегружены. Может, пандемия оказала услугу: экспонаты сохранятся, будет больше возможностей для научной работы?

– Это классический взгляд музейного работника старой закалки. Да, есть такое мнение, что музей – это прекрасно, только посетители мешают. Я не сторонник такого подхода. Музей – для посетителей, все шедевры живут в соприкосновении с людьми, в живом общении зрителя и произведения искусства. Музей – это не сундук, где хранятся несметные богатства, которые никому не доступны. Музей – это место, где люди встречаются с искусством. Искусство делает их жизнь лучше, кому-то оно помогает отдохнуть, узнать новое, поговорить с детьми, что-то вспомнить. Оно помогает сформировать наш культурный код как русских людей, ведь коллекция Третьяковской галереи – это культурный код русского человека, это то, что от Владивостока до Калининграда, от Таймыра до Сочи. Любой человек узнаёт эти произведения, он узнаёт картинку, это то, что нас всех объединяет. Я очень надеюсь, что музеи в ближайшее время восстановят посещаемость. Конечно, музеи, у которых расчёт на большую долю туристов, нескоро этого добьются.