Рекомендованные Минпросвещения учебники становятся причиной провала на экзаменах

Рекомендованные Минпросвещения учебники становятся причиной провала на экзаменах

Истории 27 января Алексей Коряков

Школьный учебник представляется источником эталонного знания, которое становится фундаментом последующего развития ребёнка. Однако в списке рекомендованных Минпросвещения учебников обнаруживаются не только учебные материалы, противоречащие друг другу по содержанию (по этой причине появилась, например, инициатива разработки единого учебника истории), но и учебники с ошибками.

«Открытия» из учебника

Юрист и репетитор по обществознанию из Санкт-Петербурга Дмитрий Кокориков нашёл в учебниках А. Ф. Никитина для 10-х и 11-х классов 32 фактические ошибки, что его сильно удивило.

– Сначала я обратил внимание на стиль, в котором учебник написан. Текст удивил обилием разговорных слов и выражений. В нём упоминаются «пламенные суверенизаторы», «прихватизация», «подкармливание научных работников», – рассказывает он «Октагону». – Государство определённые процессы «душит» налогами, а если не сможет собрать необходимых ему налогов – то «задохнётся» – такие формулировки. В тексте присутствуют «аферисты», «политиканы», «управители», «хозяева» (так именуются работодатели) и многое другое.

По мере погружения в материал Дмитрий начал замечать грубые фактические ошибки. В числе запомнившихся – упоминание в учебнике народных судов, которые не существуют в России с 1997 года, и фраза «Министерство юстиции РФ руководит судами». В другом учебнике (под редакцией В. А. Никонова) удивило задание для школьников: в теме «Наука» приведена фотография необычного корабля с подписью: «Научный корабль российской академии наук “Космонавт Юрий Гагарин”». Задание гласит: «Узнайте из дополнительных источников информации, какие научные исследования проводят здесь учёные».

Репетитор по обществознанию из Санкт-Петербурга нашёл в учебниках А. Ф. Никитина для 10-х и 11-х классов 32 фактические ошибки.Репетитор по обществознанию из Санкт-Петербурга нашёл в учебниках А. Ф. Никитина для 10-х и 11-х классов 32 фактические ошибки.Фото: auction.ru

– Выяснилось, что корабль после распада СССР отошёл Украине, и она в 1996 году продала его австрийской фирме на металлолом по цене 170 долларов за тонну. Разобран в Индии. Надо же было такое задание придумать для современных учеников, которые гуглят в телефонах со скоростью света! – негодует Дмитрий Кокориков.

Есть в учебнике Никитина и совсем устаревшие сведения, которые не актуальны уже более 30 лет. Например: «Предпринимательская деятельность, в которой не применяется наёмный труд, может регистрироваться как индивидуальная трудовая деятельность» (пособие для 11-го класса, стр. 33). Понятие «индивидуальная трудовая деятельность» перестало существовать в 1990 году (термин применялся с 1986 по 1990 год на основании закона СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19.11.1986).

Дмитрий написал письмо в Минпросвещения с подробным описанием всех ошибок в этом учебнике. Ему хоть и не сразу, но ответили, что исключили учебник из списка рекомендованных.

Случай Дмитрия не единственный, обращения с жалобами на качество учебных пособий поступают нередко и не только от неравнодушных граждан, их рассматривает научно-методический совет по учебникам Минпросвещения, который регулярно обновляет перечень.

Летом 2019 года Генпрокуратура РФ сообщала, что при формировании нового федерального перечня школьных учебников (его составили в 2018 году) было допущено более 50 фактических и технических ошибок.

Это побудило Минпросвещения провести большую ревизию перечня – из него исключили учебники с фактическими ошибками и устаревшими данными. В результате перечень, экспертизу которого провела Российская академия образования, сократился более чем на 35 процентов – с 1377 до 863 наименований. Но проблема по-прежнему актуальна.

Депутаты не знают ответа

На уровне министерства были пересмотрены подходы к проведению экспертизы учебников, говорит о причинах появления ошибок первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке, академик Российской академии образования Олег Смолин: если до 90-х годов авторы учебных материалов работали с экспертами, которые указывали на ошибки, то теперь ведётся так называемая бинарная экспертиза.

– Эксперт не исправляет ошибки автора, он просто оценивает качество учебников по формуле «да» или «нет», отвечая таким образом на каждый вопрос, – рассказывает Смолин.

Эксперт может увидеть некоторые ошибки в тексте, но рекомендовать исправить их нельзя – только полностью «зарубить» учебник. Делать этого оценщики не хотят и просто закрывают глаза на недостатки, если их масса не является критической.

Кроме того, что в учебниках бывают фактические ошибки, большинство российских учебных пособий (не только по обществознанию), по мнению Смолина, имеют один общий и очень серьёзный недостаток – они написаны слишком сложным языком, пытаются решать нерешаемые задачи. И это не лучшим образом сказывается на качестве преподавания.

– Нарушается принцип зоны ближайшего развития, который был сформулирован Львом Семёновичем Выготским и который заключается в том, что если вы детям даёте слишком лёгкие задания, то вы замедляете их развитие, но если вы даёте им слишком трудные задания, непосильные, то они перестают их вообще выполнять и не знают даже того, что могли бы знать. Определить зону ближайшего развития – это задача педагогов, для решения которой большинство современных учебников не годятся, – отмечает Олег Смолин.

Что касается курса обществознания, то он не является исключением. Мало того, на примере этой дисциплины проблемы видны наиболее отчётливо.

Специалисты считают, что современные учебники написаны слишком сложным языком и пытаются решать нерешаемые задачи, что, в свою очередь, соответствующим образом сказывается на качестве преподавания.Специалисты считают, что современные учебники написаны слишком сложным языком и пытаются решать нерешаемые задачи, что, в свою очередь, соответствующим образом сказывается на качестве преподавания.Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

– Если вы откроете концепцию преподавания обществознания, которая была утверждена министерством, то там от ребят в 10-м классе требуется уметь обосновать ценностный смысл правового государства. Я думаю, что большинство депутатов Государственной думы с этой задачей бы не справились, – иронизирует зампред думского комитета по образованию.

Кроме того, специфика обществознания как предмета состоит в том, что на сегодня нет единой общепринятой точки зрения, и даже на уровне экспертов возможны разные мнения по поводу точности тех или иных ответов или формулировок.

– Я периодически наталкиваюсь на ответы в учебниках обществознания, которые с моей точки зрения как доктора философских наук являются неправильными, потому что авторы пытаются провести именно свою концепцию, а не какие-то более-менее устоявшиеся взгляды, – подчёркивает Смолин.

Добавить баллы

Ошибки в учебниках могут стать причиной провала на ЕГЭ, и такие прецеденты были. В этом случае у родителей есть выбор – оспаривать итоги в конфликтной комиссии субъекта РФ, где был сдан экзамен, или обратиться в суд.

Три ученицы Дмитрия Кокорикова прошлым летом через комиссию оспорили итоги госэкзамена, все они добились положительного результата.

С судами дело обстоит сложнее. У юриста есть такой опыт: процесс длился 509 дней, но добиться своего ему не удалось. Он оспаривал результаты ответов по трём заданиям. В одном из них нужно было дать определение экономического роста.

«Я показывал, что в двух учебниках определение экономического роста, данное на экзамене, сходится почти буква к букве. А представитель министерства показывал третий учебник и говорил: “Вот здесь есть слово “долгосрочное”, а в ответе такого слова нет”».

Дмитрий Кокориков | юрист, репетитор по обществознанию Дмитрий Кокориков
юрист, репетитор по обществознанию

Юрист рассказал ещё о нескольких прецедентах с обращением в суд. В первом эпизоде оспаривали результаты экзамена по обществознанию: школьник использовал определение галопирующей инфляции из учебника Высшей школы экономики, и это не зачли за правильный ответ, так как на экзамене следует использовать только школьные учебники. В другом – по истории. Вопрос, по которому у истца были претензии: царский совет министров он назвал словом «правительство», и ему это не засчитали, хотя в учебниках есть и такое наименование.

Ещё больше проблем возникает у школьников, которые в экзаменационных ответах приводят формулировки из учебников, не входящих в список Минпросвещения.

В Новосибирске суд не удовлетворил иск 11-классника о повышении баллов за открытые задания экзамена по обществознанию. Отвечая на спорный вопрос, ученик привёл трактовку одного из понятий, которая отличалась от той, что есть в школьных учебниках, но она используется в учебниках для вузов. Суд указал на то, что при оценке ЕГЭ применяются критерии, разработанные Федеральным институтом педагогических измерений (ФИПИ), согласно которым учащийся должен продемонстрировать знания, данные по учебникам из рекомендованного списка. В целом же родители и школьники пока выбирают оспаривание через комиссии, так как судебные процессы довольно затратны.

Монопольный бизнес

Кроме содержательных, управленческих и методологических сторон, у проблемы есть ещё и экономическая составляющая.

«Школьные учебники – это большой бизнес и монопольный рынок. Когда вы монополист, вам нужно гнать тираж, а это же обеспеченная бюджетом вещь, и вы стараетесь подмять под себя конкурентов, что не даёт развиваться здоровой конкуренции. За включение в федеральный перечень идут нешуточные битвы».

Леонид Клейн | старший преподаватель кафедры гуманитарных дисциплин Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС, шеф-редактор журнала «Часть речи» Леонид Клейн
старший преподаватель кафедры гуманитарных дисциплин Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС, шеф-редактор журнала «Часть речи»

Поэтому вполне объяснимо то, почему специалисты, участвующие в проведении экспертизы, не всегда готовы отклонить тот или иной учебник, если в нём обнаружены некоторые недостатки.

Рынок школьных учебников оценивается более чем в 20 млрд рублей. В 2019 году выручка издательств группы «Просвещение», которая занимает порядка 95 процентов рынка, составила 18,4 млрд рублей.

На фоне озвученных сумм, говорящих о масштабах бизнеса, который делят между собой несколько крупных издательств, фактические ошибки и сниженные баллы за ЕГЭ – это, по-видимому, издержки производства. И некогда приступить к решению накопленных системных проблем.