Радиоактивный рай

Радиоактивный рай

Истории 20 августа Анна Таволга

20 августа исполняется 75 лет отечественной атомной отрасли. Спустя месяц будет отмечаться другая дата – 63 года с момента самой крупной в России и одной из крупнейших в мире ядерных катастроф – взрыва на производственном объединении «Маяк». Завод до сих пор является системообразующим предприятием закрытого города Озёрска (Челябинская область). Как сегодня живёт город, почему люди не уезжают из него, несмотря на повышенную радиацию и высокую смертность, – в материале «Октагона».

Елене Семёновой (имена героев статьи изменены по их просьбе) 40 лет. Она окончила школу в Озёрске и решила не покидать город, хотя многие её одноклассники уехали.

– Кто-то поступил в вузы Екатеринбурга, другие уехали в Москву. В Озёрске не живут, приезжают иногда к родителям, если те живы, – рассказывает она.

У Елены двое детей, муж работает на «Маяке». О решении связать свою жизнь с атомным ЗАТО Елена не жалеет.

– У нас очень низкий уровень преступности, цены ниже, чем в крупных городах, порой в несколько раз. Например, торт стоит 200 рублей – где ещё вы такие цены увидите? – шутит она.

«У нас очень низкий уровень преступности, цены ниже, чем в крупных городах».«У нас очень низкий уровень преступности, цены ниже, чем в крупных городах».

Сотрудники завода, работающие с радиационными отходами (на профессиональном жаргоне – «с грязью»), имеют впечатляющие по российским меркам зарплаты: в среднем инженер получает 80 тысяч рублей в месяц плюс премии, бесплатное питание и медобслуживание. Трудовую деятельность прекращают досрочно, получают президентскую пенсию.

Город, которого нет

В Озёрске сегодня живёт 80 тысяч человек, 9 ноября город отметит 75-летие со дня своего основания. Тогда на место возведения будущего госхимкомбината (впоследствии – ПО «Маяк») выехала делегация, возглавляемая Дмитрием Семичастным, под руководством которого велось строительство первого в СССР атомного реактора. Необходимость создания в стране атомной промышленности осознали во время Второй мировой войны, когда стало известно, что в этом направлении уже работают другие государства. Использование Штатами атомных бомб во время атаки на Хиросиму и Нагасаки утвердило советское руководство в решимости осуществить эти планы. Атомный проект получил название «Программа номер один». Первый реактор на ПО «Маяк» запустили в 1948 году, к марту 1954 года на его территории работали уже шесть реакторов.

До 1966 года Озёрск имел название Челябинск-40, затем – Челябинск-65. В качестве места рождения всех жителей в документах значился Челябинск. По достижении совершеннолетия они подписывали бумаги о неразглашении информации о существовании города.

В 1957 году на ПО «Маяк» произошла одна из крупнейших за всю историю человечества аварий – из-за нарушения системы охлаждения разрушилась ёмкость с высокорадиоактивными отходами, случился взрыв. В соответствии с современной международной классификацией аварии присвоен шестой уровень из семи возможных. Это третья по масштабу ядерная катастрофа после Чернобыля и Фукусимы.

Значительная часть информации о взрыве на ПО «Маяк» и его последствиях до сих пор засекречена. Восточно-Уральский радиоактивный след, оставленный выбросами, достиг 300 километров в длину и 10 километров в ширину. В зданиях в радиусе до трёх километров были выбиты стёкла. В небе наблюдалось оранжево-красное свечение.

©octagon.media, 2020©octagon.media, 2020

Ликвидировали аварию в течение нескольких лет, считается, что с её последствиями не удалось справиться до сих пор. Например, в рыбе из местных водоёмов всё ещё содержится повышенное количество радионуклидов. Тем не менее люди не спешат уезжать из Озёрска.

Аутопсия без исключений

Большинство жителей Озёрска так или иначе связано с «Маяком», который сегодня входит в состав госкорпорации «Росатом». Завод выполняет гособоронзаказ по производству компонентов ядерного оружия, занимается транспортировкой и переработкой отработанного ядерного топлива (в частности с атомных подлодок), производит и реализует изотопную продукцию.

«Да, тут очень спокойно, стабильно, хороший уровень жизни, но нет никакой возможности для развития, если ты не хочешь связать свою жизнь с атомной промышленностью».«Да, тут очень спокойно, стабильно, хороший уровень жизни, но нет никакой возможности для развития, если ты не хочешь связать свою жизнь с атомной промышленностью».Фото: Илья Яковлев/TACC

В городе 18 школ, несколько больниц: часть из них предназначена только для заводчан, часть – для остальных жителей. Все больницы объединены в федеральное бюджетное предприятие, которое напрямую подчиняется Москве. Как рассказывают местные, долгожителей в городе очень мало – до почтенного возраста доживают единицы. Когда человек умирает, его сразу забирают в морг (он в городе один) и проводят обязательное вскрытие. Исключений не бывает. Ходят слухи, что это делается потому, что медики изучают влияние радиации на физиологию человека. Нередко вместо онкологии в качестве причины смерти указывают другую, сопутствующую болезнь.

В прошлом году в Озёрске родились 617 человек, умерли – 1182, а в июле этого года был поставлен рекорд месячной смертности – 130 человек.

В Озёрске два кладбища – так называемое «старое», расположенное в черте города и уже практически заполненное, и «новое», на территории которого несколько лет назад построили крематорий. Около 10 лет назад в городе появилась большая церковь.

В Озёрске два театра – драматический и кукольный, а также сохранившийся с советских времён кинотеатр. Сетевых магазинов очень мало: «Магнит», «Пятёрочка» и «Монетка», причём в основном они принадлежат местным жителям, работающим по франшизе. Большой торговый центр всего один, в нём из федеральных магазинов есть «Детский мир» и Kari. Сетевых аптек в городе нет.

«В Озёрске не живут, приезжают иногда к родителям, если те живы».«В Озёрске не живут, приезжают иногда к родителям, если те живы».Фото: Озёрский городской округ

Не всякий бизнес может получить здесь разрешение на работу. Развитию предпринимательства в Озёрске должно было помочь создание в ЗАТО территории опережающего социально-экономического развития. На сегодня в ней зарегистрировано четыре компании с заявленными инвестициями в объёме 371 миллиона рублей.

На военном положении

В России 38 городов в статусе ЗАТО, попасть в них можно только через КПП. Постоянный пропуск в Озёрск есть у тех, кто имеет постоянную прописку и живёт здесь. Остальные могут попасть сюда по заявлению от работодателя или от родственника, проживающего в городе. Для родственников заявку нужно подавать минимум за месяц, при этом заполняется подробная анкета: о въезжающем, о цели визита, о месте, где он остановится. Анкеты рассматривает специальная комиссия; если она посчитает причину визита недостаточно уважительной, в Озёрск могут не пустить или дать пропуск на несколько дней, после чего город необходимо будет покинуть.

«Те из них, кто имеет доступ к гостайне – а таковых большинство, – невыездные. И они вполне довольствуются тем, что смотрят передачи про путешествия в YouTube».«Те из них, кто имеет доступ к гостайне – а таковых большинство, – невыездные. И они вполне довольствуются тем, что смотрят передачи про путешествия в YouTube».Фото: ozersk.ru

Для ближайших родственников (сын, дочь, мать, отец, родные брат и/или сестра) посетить город не составляет особого труда, хотя процедура получения пропуска не лишена бюрократической волокиты. Но даже им можно въезжать в город лишь на то количество дней и столько раз в год, сколько сочтёт нужным комиссия. Причину решения она не объясняет.

Гораздо сложнее въехать в Озёрск в ситуации, когда речь не идёт о прямом родстве. В этом случае достаточно уважительной причиной может послужить разве что юбилей, похороны, тяжёлая болезнь и подобные весомые основания. Иностранные граждане в город не допускаются. Единственным исключением может стать заявка со стороны самого ПО «Маяк».

Почему люди остаются и почему уезжают

– У нас в семье есть катер, машина, гаражи для них, дача на озере. Вокруг Озёрска потрясающе красиво! Неслучайно же так город назвали – он окружён озёрами. Многие приезжают к нам в окрестности отдыхать – и из Челябинской области, и из Свердловской, из Екатеринбурга и других городов, – говорит о жизни в Озёрске Елена Семёнова.

Она признаёт, что некоторые озёра заражены, но её семью это не очень пугает: «Ну а сколько той жизни? Пусть 70 лет, но проживём спокойно и счастливо».

В городе вообще мало кто задумывается о радиации: раньше в центре стоял дозиметр, некоторое время назад его убрали.

Одноклассница Елены Александра Маркова ещё в школе решила, что уедет из Озёрска. Она поступила в институт в Екатеринбурге, потом переехала в Санкт-Петербург.

– Главная причина, по которой уезжает молодёжь, – отсутствие перспектив карьерного роста в городе. Да, тут очень спокойно, стабильно, хороший уровень жизни, но нет никакой возможности для развития, если ты не хочешь связать свою жизнь с атомной промышленностью, – говорит она.

Из-за угрозы здоровью, по её словам, тоже уезжают, но уже в пенсионном возрасте. Александра навещает своих родителей несколько раз в год. Иногда они приезжают к ней в Петербург или же семья выезжает на отдых.

«Те, кто остаётся жить в Озёрске, в некотором смысле продают свою жизнь – за комфорт и безопасность».«Те, кто остаётся жить в Озёрске, в некотором смысле продают свою жизнь – за комфорт и безопасность».Фото: Озёрский городской округ

– Конечно, меня беспокоит, что у родителей могут начаться проблемы со здоровьем из-за радиации, но что тут поделать – это их выбор. К тому же отец (он также работает на заводе) не мыслит своей жизни без работы и не хочет выходить на пенсию, – рассказывает она.

По словам Александры, её порой удивляет менталитет одноклассников, пожелавших остаться в Озёрске.

– Те из них, кто имеет доступ к гостайне – а таковых большинство, – невыездные. И они вполне довольствуются тем, что смотрят передачи про путешествия в YouTube. Им достаточно того, чтобы поехать отдыхать на ближайшее озеро. Удивляет и отношение к здоровью детей. У нас [в Озёрске] многие страдают бесплодием. А если рожают, то их почему-то не смущает тот факт, что в городе из 18 школ три для детей с различными заболеваниями, – говорит она. – Я считаю, то те, кто остаётся жить в Озёрске, в некотором смысле продают свою жизнь – за комфорт и безопасность. Но, с другой стороны, я очень люблю свой город и скучаю по нему, когда долго не приезжаю. Он для меня самый тёплый, самый родной.